Добавлено:

Летний Кремль

Знаете ли вы, где в Москве находится летний Кремль? Первый раз слышите? В своем неведении вы не одиноки. А ведь в допетровской Руси, до переноса столицы в Санкт-Петербург, в Москве было два Кремля. Да. В том, что на Красной площади, царь жил зимой. А летом со всем двором и домочадцами переезжал туда, где река, свежий воздух, сады яблоневые да луга заливные. В Коломенское. Ныне одноименная станция метро. Лето же на Руси длилось не три месяца, как сейчас, а с праздника Пасхи до праздника Покрова. Вот и считайте сами – аккурат полгода выходило. И так приглянулось нашим царям село Коломенское, что в XVII веке, при втором из династии Романовых – Алексее Михайловиче Тишайшем, из просто летней царской дачи становится Коломенское официальной царской резиденцией – летним Кремлем.

Уж и незачем больше для официальных церемоний ехать по самому солнцепеку в Кремль, что на Красной площади. На Государевом дворе в Коломенском царь Алексей Михайлович и послов иноземных принимает, и Русью правит, и указы издает.
Так было. А теперь о том, как стало.

Когда во время экскурсии по Государеву двору подводишь иностранных туристов к церкви Вознесения Господня, построенной в честь рождения первого русского царя (еще из рода Рюриковичей) – Ивана Грозного, они очень удивляются не только ее уникальной архитектуре, но и самому факту ее существования. Почему же в советское время ее не разрушили? Ведь это прямой след начала самодержавия на Руси! Люблю, когда иностранцы задают этот вопрос. И удивляюсь, почему наши никогда не спрашивают. Запомните это имя – Петр Дмитриевич Барановский. Именно по его инициативе в 1923 году в Коломенском был создан один из первых советских музеев. Мало ли в Москве красивых заповедных мест? Но, видимо, Барановский понимал, что если музей будет здесь, то не тронут. Ни церковь Вознесения Господня (1532), ни до сих пор действующую Казанскую (1651), ни Георгиевскую колокольню (1530-е гг.), ни Спасские ворота, ни Передние, ни сады яблоневые. Так летний Кремль стал советским музеем. Во спасение. А экскурсоводы уже в наши дни встречают туристов на Государевом дворе в костюмах боярынь XVII века.

– Кто такой Иван Грозный? – спрашиваю у школьников, приехавших в Коломенское на масленицу.

– Поэт! – отвечают дети весело и дружно. А родители и учителя смущенно улыбаются. Неловко им за деток. Не за чужих. За своих.
– А почему на церкви Вознесения под крестом полумесяц? Это что, означает победу христианства над исламом? – частенько интересуются особенно неравнодушные.

Как люблю я этот вопрос, чтобы перевернутое с ног на голову поставить на место. И в 125-й раз терпеливо объясняю, что это вульгарная трактовка. Крестовые походы были в католичестве, а Православие никогда ни с кем не воевало, только оборонялось. Что Православие пришло на Русь из Византии, а все византийские императоры носили на груди украшение в виде полукруга (ну, или в виде перевернутого полумесяца) – цату. И если вы видите под крестом такую вот цату, то это означает, что эта церковь построена на царской земле и на царские деньги. А наше Коломенское – это летний Кремль.

Слушают. Думают. Молчат.
И никого не оставляет равнодушным тот факт, что у царя Алексея Михайловича было 16 детей.

Люблю рассказывать про Державную. Но не всем, а кому это интересно. Музей-то светский, все должно быть политкорректно и ненавязчиво.

В подклете церкви Вознесения, построенной в честь рождения первого русского царя Ивана Грозного, в день отречения от престола последнего русского императора Николая II в 1917 году была найдена Державная икона Божией Матери. С Христом-Младенцем на коленях Богородица восседает на царском троне, на голове у Нее царская корона, а в руках символы царской власти: скипетр и держава. Нет больше людей, достойных царского трона, отныне Она Сама будет править Русью и будет ее защищать. Церковь Русская тогда раскололась. Кто-то уехал, кто-то остался. Долгих 70 лет непонимания, упреков, обид. А несколько лет назад все обиды канули в Лету. РПЦ и РПЦЗ объединились. И отправилась наша Державная в долгое путешествие по Европе, Северной и Южной Америке, Австралии. Приложились к ней с любовью и упованием все верующие русские люди в рассеянии по всему земному шару, кто в 1917 году был вынужден уехать из России, дети этих людей, их внуки и правнуки. И, одарив своим материнским благословением каждого из них, вернулась в свое родное Коломенское на Государев двор, в летний Кремль. В то время, когда весь мир ссорится, воюет, страны что-то делят между собой, Бог русских людей на духовном уровне таким невидимым образом объединяет.

Видели бы вы их глаза – глаза тех, кому я говорю все это и кто меня слушает. Ради этих глаз стоит жить.

На гульбище церкви Вознесения показываю Царское место – трон, предназначенный не для царя земного, а для Царя Небесного – Иисуса Христа. Уже тогда, в XVI веке, наши предки ожидали Его второе пришествие, готовились к нему. И ожидали это второе пришествие не в Палестине, а на Руси, в Коломенском, и даже трон для Него приготовили, на который Он воссядет и будет вершить Свой праведный суд.

– «Москва – Третий Рим, четвертому не бывать?» – с еле уловимым акцентом самостоятельно делает вывод учитель русского языка из американского Балтимора.

И в умилительном восторге я забываю про вечно гудящие ноги и ломающиеся связки (ноги и голосовые связки – профессиональные заболевания экскурсоводов). Все не зря! Все для чего-то! И веду своих туристов дальше, к 600-летнему дубу, который помнит не только всех русских царей, но и великих князей Московских, и у которого можно загадать желание. А потом в Домик Петра I (1702), который Барановский перевез из-под Архангельска еще в 1930-е годы. И рассказываю, как добраться до «восьмого чуда света» – восстановленного дворца царя Алексея Михайловича Романова, в котором 26 теремов, 270 комнат и 3000 окон.

Но и это еще не все. Совсем недавно в Коломенском появилась еще одна церковь. Казалось бы, откуда? Снова из-под Архангельска.
Выписка из списка памятников архитектуры местного значения. Под № 300 значится: «Георгиевская церковь, 1685 год, деревянная, бесхозная, неиспользуемая. Общее состояние – неудовлетворительное». Это значит, что перекрытия частично обрушились, кровля протекает, железо проржавело, общая осадка и гниль. В 2003 году ее случайно обнаружили прямо среди леса. Стояла она там одна-одинешенька, а вокруг на 40 км – ни души. Несколько лет изучали, что можно сделать, чтобы ее спасти. Ведь одно бревно тронешь – вся стена рухнет. Это же не то что строить на пустом месте из новых материалов. Реставрация – это наука и искусство. В итоге все получилось. Разобрали, перевезли, установили. Иконостас не сохранился, поэтому алтарная часть без перекрытия. Когда я зашла и увидела деревянный алтарь, стены, которые помнят молитвы XVII века (а дерево – это материал, который имеет память), меня не покидало ощущение тайны. Тайны перед соделанным реставраторами и соделанным Промыслом Божиим. Все не просто так. Все для чего-то.
Еще в 2005 году музей направлял письмо на имя Святейшего Патриарха Алексия II с просьбой о благословении на перенос разрушающейся церкви из архангельского леса в музей «Коломенское», понимая, что не просто деревяшки будут перевозить, а дом Божий, хоть и «бесхозный». На фотовыставке, устроенной в ее подклете, есть копия резолюции Его Святейшества:

«11.04.2005 г. – Перенос на территорию ГМЗ «Коломенское» памятника храмового зодчества – Георгиевской церкви из Архангельской области – в целях сохранения с последующим использованием в научно-просветительских и экспозиционно-выставочных целях – благословляется».

И снова ощущение тайны. Все не просто так. Все для чего-то. Особенно в свете развернутой кампании по возвращению музейных ценностей Церкви. Оказывается, все можно делать просто и понятно, по любви и согласию.

И если, прочитав все это, вам непременно захочется самим прикоснуться к тайнам Коломенского, то приезжайте туда в будни. По выходным наш летний Кремль напоминает тот, что на Красной площади. Толпы народа, все что-то жуют, пиво пьют, милых домашних собачек выгуливают, еще и загорают в одних трусах прямо на площади перед церковью Вознесения. И никто замечания им не сделает: музей-то светский. А у самих понимания, где они находятся, не хватает.
Как много в Москве парков культуры и отдыха, больших и разных. Но по-прежнему тянет малые народы (и, как выяснилось, не только их) в Коломенское. Как в былые времена шатры вокруг Государева двора разобьют, танцы свои танцуют, песни свои поют. Иногда так громко, что и колокольный звон воскресной литургии в Казанской перекрывают.

Кому интересен праздник в каком-нибудь ЦПКиО имени «кой-кого»? Государев двор в Коломенском – совсем другое дело. Можно будет потом с гордостью сказать: мол, не где-нибудь, а в летнем Кремле гуляли! Все-то к русским царям поближе.
Все не просто так. Все для чего-то.

Марина Сыревич
Православие.ру

от 14.11.2018 Раздел: Август 2011 Просмотров: 316
Всего комментариев: 0
avatar