Добавлено: 20.11.2016

Мы призваны объединять наш народ

1 ноября в редакции газеты «Русь Державная» состоялся круглый стол, посвященный итогам прошедшего в этот день в Москве ХХ Всемирного Русского Народного Собора. В круглом столе приняли участие: насельник Свято-Троице-Сергиевой Лавры архимандрит Платон (Игумнов), священник Александр Шумский, главный редактор газеты «Русь Державная» Андрей Печерский, писатель Николай Коняев, обозреватель радио «Радонеж» Виктор Саулкин.

Андрей Печерский. Дорогие друзья, я рад приветствовать вас в редакции газеты «Русь Державная», особенно мне приятно видеть редкого гостя архимандрита Платона (Игумнова) из Троице-Сергиевой лавры. Батюшка первый раз в нашей редакции. Хотелось бы, конечно, затронуть сегодня ряд вопросов. Наверное, имеет смысл начать разговор о Пленарном заседании ХХ Всемирного Русского Народного Собора,с которого мы только что пришли. Потому что многое было сказано сегодня, многое, если не все, касается конкретно каждого из нас. Хотелось бы, чтобы Вы поделились своими впечатлениями. В своем заключительном слове Святейший Патриарх Кирилл подчеркнул очень важную мысль: наша духовность и православная вера могут помочь сохранить мир на планете. Именно Собор призван объединить наш народ.

Архимандрит Платон (Игумнов). Событие, которое сегодня произошло, несет в себе отблеск общей экзистенциальной ситуации в современном мире, когда мир все в большей степени становится удаленным от Бога и от Его божественной правды. В лице цивилизованного Запада современный мир не способен воспринимать присутствие Бога в широких областях человеческой жизни. Сегодня Запад забывает о фундаментальных христианских основаниях своей цивилизации и не замечает, что давно изменил тому пламенному религиозно-нравственному энтузиазму, которым ознаменовалось преображение Римской империи в христианское царство.

Когда евангельская проповедь прозвучала в греко-римском мире, в пределах Римской империи, тогда многие бывшие язычники откликнулись на проповедь Христа, приняли святое Крещение, и для них Царство Божие стало главной ценностью. В настоящее время мы видим, что мир все дальше и дальше отходит от Бога. Такие традиционные для христианства ценности, как близость к Богу, достоинство человека, бессмертие души, Воскресение и Царство Божие, уже не являются доминантными ценностями для мировоззренческой и нравственной культуры современного Запада. Господь Бог же сказал: «Ищите же прежде Царства Божия и правды его, и все остальное приложится вам». (Мф. 6, 33) В истории России Благая Весть означала главное направление, которое должно определять нашу миротворческую позицию и сегодня освящать все сферы нашей народной жизни от самых высочайших вершин до самых далеких и скромных, но все-таки ценных периферийных реальностей бытия.

Церковь для того основана Христом и для того включена в поток человеческой истории, чтобы освящать все сферы личной, семейной, государственной, общественной и вселенской жизни, всего строя народного вселенского бытия. Россия со времен князя Владимира, о котором сегодня вспоминали на Всемирном русском народном соборе, шла евангельским путем – путем искания Царства Божия и правды его. Поэтому росло ее население, возрастала ее экономическая мощь, увеличивались ее географические пространства, возрастало ее геополитическое значение, процветала культура, и Россия занимала достойное место в мире. Расцвет России был прерван смутой 1917 года.

На Соборе было много ярких и замечательных выступлений, в которых подчеркивались роль православной веры, значение христианских ценностей, нравственная миссия Церкви. Выступавшие говорили о значении Церкви для России, но каких-то концептуальных заявлений относительно того, почему авторитет Церкви для нас значим, почему есть ценности, которые должны быть доминантными, ведущими ценностями в нашем сознании, в нашем образе жизни, не прозвучало.

На Соборе выявилось большое разнообразие политических взглядов, отражающих мировоззренческую многоликость нашего общества. Находится немало людей, которые мыслят очень своеобразно. Ко мне подходит, уже после обеда, одна дама и говорит: «Помните, мы встречались на Всемирном Русском Соборе несколько лет назад?» Я, конечно, не помнил. Она сразу перевела разговор в политическую плоскость и заявила: «Большевики собирали Советский Союз, собирали Россию». Я ответил: «Да нет, они, наоборот, провели границы, и в результате империя распалась». Она обиделась и сразу отошла в сторону, не стала со мной говорить. Решила: чего говорить с таким человеком, который ничего не понимает. Но вспомним: Советский Союз состоял из Российской Федерации и республик. Границы между ними провели. Этот факт я и имел в виду. Это же позиции революции. В свое время еще декабристы мечтали о разделении Российской империи и на семь республик. Для чего они хотели это сделать? Они хотели блага народу, или все-таки они были откровенными врагами России? Нельзя быть одновременно друзьями народа и врагами России. То, что не сделали декабристы, сделали большевики. Россия была поделена географическими и административными границами на отдельные союзные республики. Как можно провести границу между Россией и Украиной? Украина – это Россия. Ее юго-западная часть. И народ весь назывался русским: украинцы, белорусы и великороссы – все назывались русским народом. Но когда из большевистского лексикона слово «великоросс» было исключено, то произошла подмена понятий: малороссы и белорусы уже стали «нерусскими». Странно бывает слышать диалог:

– Вы русский?

– Нет, я украинец.

А украинец разве не русский? Он тоже русский человек, живущий на западной окраине России, которую греки назвали Малой Россией. Население юго-западного края России имеет со всем русским народом общий языковый корень, общую веру, общую историю. Как можно проводить какие-то границы? Искусственные границы были проведены после революции. Эта государственно-административная реформа привела, по сути, к распаду бывшей Российской империи, оформившейся в течение целого тысячелетия в единое геополитическое, экономическое и культурное пространство. Если Украина отделяется от России в 1991 году, то весь мир рукоплещет и считает, что это правильно. А если от Украины отделяется Крым и добровольно присоединяется к России как законная территория – в западном мире происходит возмущение, в основе которого лежат несправедливость и зависть. Где здесь логика? Вот они, двойные стандарты! Все делается в ущерб России и ее экономическим, геополитическим и культурным интересам. Поклонники Мазепы и Бендеры этих вещей не понимают. Они считают, что Запад – это друг, тот, кто желает им всевозможных благодеяний, а Москва – это враг номер один. Так Запад сумел воспитать тех, кто является наследником Древней Киевской Руси, наследником престольного града Киева – матери городов русских.

В своей теории социального поведения Гельмут Шёк, вскрывая деструктивный характер природы зависти, отмечает: «...завистникам... редко удавалось подчинить мир современным стандартам, и даже когда это происходило – во время революции или внутри эфемерной секты, то ненадолго». Многие парадоксы являются результатом элементарного непонимания. Основная проблема – это проблема нахождения общего языка. Люди должны учиться друг друга слышать и понимать. А для этого необходимо, чтобы все наши современники и соотечественники, как призывал И.А. Ильин, смогли найти путь правильного самоопределения, чтобы правильно самоопределиться и мировоззренчески, и нравственно, и религиозно, и конфессионально, и политически, и духовно.

Виктор Саулкин. Мне кажется, что в начале своего выступления Святейший Патриарх очень точно обозначил характер отношений России и Запада. Он говорил о том, что нам много лет подряд навязывали модель догоняющего развития, которая не отвечает национальным интересам. Якобы Запад вырвался вперед, Европа – это прогресс. Врожденный антагонизм присущ отношениям между Западом и Россией? Я считаю, присущ с начала разделения Церквей. Врожденный антагонизм с каждым веком набирает все большие обороты. Патриарх говорил, что попытка следовать чуждым западным моделям всегда приводила к трагедиям. В начале и в конце XX века мы дважды наблюдали эту трагедию, когда в начале века внедрялась западная модель — коммунистическая. В конце XX века – либеральная модель, опять же западная. Говорил Святейший о столкновении с западной цивилизацией в 1612, 1812, 1941 году. Слова свобода и любовь вообще исчезли из западного лексикона. Там есть только слова права человека и демократия. Там двойные стандарты, то есть если это выгодно западу, то один вариант, если не выгодно западу, то другой вариант. Полный цинизм. Как бомбить Мосул, убивать мирных жителей – это гуманно, а бомбежки Алеппо, уничтожение террористов – это неправильно с их точки зрения. Сейчас уже не стоит говорить о двойных стандартах. Сейчас уже стоит говорить об откровенном сатанизме, потому что очевидна откровенная ложь, цинизм, лукавство, а отец этого всего – сатана. Мне кажется, противостояние России и Запада началось, когда они предали Христа, откололись от Единой Святой Соборной Апостольской Церкви. Латинская ересь породила протестантизм нынешний и от этого пошла дехристианизация, которую мы наблюдаем сегодня. Ученые говорят даже о постчеловечестве.

Почему был возможен диалог Советского Союза и Европы во времена Холодной войны? Вроде бы атеистический Советский Союз, но все-таки основа жизни была построена в богоборческом Советском Союзе на христианских ценностях. Десять заповедей строителей коммунизма – это попытка без Бога создать прочную нравственность. Как мы понимаем, это невозможно. Нравственности без Бога, прочной основы у государства не может быть. Но все таки все-таки на каких-то традиционных ценностях и в СССР и в Западной Европе строилось общество, и поэтому была почва для диалога двух цивилизаций: атеистического Советского Союза и либерального Запада. В то время еще была одна основа, одно понимание роли человека – христианское. Что сейчас происходит? Христианские ценности полностью отвергнуты, и мы сейчас говорим устами нашего руководителя государства, что защищаем традиционные ценности. Путин еще несколько лет назад на Валдае заявил, что Россия – это Русская цивилизация и мы не позволим уравнять добро и зло. Запад это не принял. На Западе считают, что это агрессия и мало того, они обвинили Путина в том, что он возглавил интернационал националистов, то есть интернационал тех европейцев, американцев и других людей другого исповедания, которые пытаются отстоять свои традиционные ценности. Это России ставится в вину. Мы видим, что интернационал ростовщиков, поклонившихся золотому тельцу, подавил полностью Европу, подавил Америку и на нас обрушился в 90-е годы. Эти разделительные линии проходят не только между Западом и Россией. Они проходят и внутри нашей страны. Мы замечаем тотальное непонимание с западным миром, но мы видим и идейное противостояние с нашими либеральными соотечественниками теми, кто исповедуют либеральные взгляды. Мы говорим, как можно сознательно оскорблять религиозные чувства, а нам отвечают: а как можно посягать на свободу самовыражения? Недавно Константин Райкин говорил: вы кто такие? Вы религиозные люди, а значит агрессивные и невежественные, покушаетесь на мою свободу самовыражения. Мы видим, что эти разделительные линии проходят по отношении к человеку, к Богу. Эти разделения произошли уже в европейских странах и все больше углубляются в нашей стране.

Председатель конституционного суда Валерий Дмитриевич Зорькин в своем выступлении говорил о том, что мы часто слышим о тайне беззакония. И сказал, что не связывает это с конкретным народом, с конкретной конфессией. Тайна беззакония – это метафизическое зло, враждебное всем народам. И мы видим, как это зло пытается уничтожить все традиционные ценности. Зорькин как юрист заметил, что мир впадает в состояние полного беззакония. Во время холодной вой-ны между Советским Союзом и Западом в лице США, НАТО все же было понятие международного права. Оно все-таки так откровенно не попиралось. Сейчас стираются понятия различия между злом и добром. Все-таки у всех народов было понятие того, что добро надо поощрять, а зло наказывать. На этом строилось любое право. Сейчас этого нет.

Хотелось бы вспомнить выражение Зорькина: принцип беспощадной толерантности, которая беспощадна ко всему доброму, ко всем человеческим чувствам. Любой закон и право проистекают из нравственных и традиционных ценностей. А сегодня закон используют, как мы видим это на западе, именно для разрушения нравственности. Такой парадокс: закон должен основываться на нравственности и морали, а сегодня он используется для разрушения нравственности и морали. Конечно, важно отметить и выступление, в котором говорилось об идеологическом рабстве, об информационной колонизации, попытке изменить сознание и идентичность народа. То, что мы наблюдаем сегодня на Украине.

Андрей Печерский. Спасибо. Хотелось бы предоставить слово нашему другу, известному петербургскому писателю Николаю Коняеву. Тем более, что завтра будет очередная годовщина кончины митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна, который на эти темы очень однозначно высказывался: и о тайне беззакония, и о том, что происходит со всеми нами. Я вспоминаю последний разговор с владыкой, который состоялся, как оказалось, за два дня до его смерти. Он сказал, что пока русский народ не преодолеет в себе беса разъединения, ничего позитивного мы не сможем сделать. Как мне кажется, Всемирный собор делает все возможное, чтобы объединять людей. Может быть, нам, конечно, не хватает усилий после проведения подобных мощных мероприятий, чтобы довести решения Собора до максимально широкого круга людей. «Русь Державная» с первого Собора постоянно выполняет эту задачу, но, к сожалению, наш слабый материальный ресурс не позволяет осуществлять это в широком объеме.

На нас смотрит весь мир. На Святой Горе Афон мне неоднократно архимандрит Ефрем говорил, что мир катится в пропасть, а мы надеемся только на Россию, только на веру русских людей.

Николай Коняев. Хорошо, что мы вспоминаем, что завтра будет годовщина митрополита Иоанна. Но мы не вспомнили на Всемирном русском народном соборе, что вчера была годовщина обретения мощей Иосифа Волоцкого, хотя, казалось бы., если говорить о диалоге России с Западом, то Иосиф Волоцкий внес свое слово в этот диалог. В свое время у нас была ересь жидовствующих, которая появилась при Иосифе Волоцком. Святитель Геннадий Новгородский ее изживал и преподобный Иосиф Волоцкий с ней боролся. Сейчас у нас некоторые пытаются объявить, что это было просто явление высокой культуры. Принесли к нам ее. Конечно, мы не поняли этой «высокой культуры». Геннадий Новгородский и Иосиф Волоцкий боролись с этим. Вспомним о книге «Просветитель» Иосифа Волоцкого. Вот невероятно, но основная книга о России – «Просветитель» Иосифа Волоцкого не печаталась 300 лет! Он был уже канонизирован, а книга все равно не печаталась. Она размножалась в тогдашнем самиздате, расходилась. Ее напечатали только незадолго до революции. Если бы ее напечатали раньше, если бы она стала постоянной нашей книгой, то, может быть, революция бы и не произошла.

Безусловно, я восхищен речами, которые звучали на Всемирном русском народном соборе. Все это прекрасно. Я участвую в этих соборах очень много лет, где-то с середины 1990-х лет. К сожалению, я скажу, что то, что я слышал тогда, то я слышу и сегодня.

Представление о Руси как догоняющей Запад появилось еще во времена Петра Алексеевича Романова, Петра I. Тогда он провел мощную модернизацию, «вестернизацию» нашей культуры, нашей истории, нашего всего. Конечно, его вклад бесконечно огромен. Но давайте не будем забывать, при том что была построена армия, государственность, сделали структуру государства, заимствовали полицию, но при этом Петр Алексеевич сделал одну страшную вещь. Он сделал так, что у нас в России быть русским стало не то, чтобы невыгодно, а некультурно. К сожалению, эта мысль не прозвучала и не звучит на Всемирном русском народном соборе. Поэтому когда мы говорим о комплексе «догоняющей России», мы не должны это забывать.

Сегодня звучало на Соборе: нас не понимают на Западе. Нас не хотят понимать и не будут понимать, потому что мы говорим на разных языках. Для меня кажется самым страшным, что мы сами себя не понимаем, мы не понимаем себя внутри страны. Действительно, на том языке, на котором говорит Владимир Владимирович Путин, не говорят его чиновники. Они говорят на совершенно другом языке. Они понимают под теми словами, которые произносит президент нашей страны, оказывается, совершенно другое.

Андрей Печерский. Хотелось бы перевести разговор в плоскость предстоящих столетних юбилеев: в октябре следующего года 100-летие Великой Октябрьской социалистической революции. В феврале – сто лет февральской революции. А вот что должно быть истинным юбилеем для каждого православного человека – это столетие явления Державной иконы Божией Матери, и боюсь, что оно вполне может пройти незамеченным. О нем мало кто говорит, а среди православных людей мало кто знает о явлении Державной иконы Божией Матери и с чем это связано. Как мне кажется, наша задача, в эту плоскость тоже перейти. С одной стороны, рассказать об этом значении явления Державной иконы. Сто лет мы, действительно, живем без государя. Сто лет мы живем без царя. Хотя, как говорил мой друг Вячеслав Клыков, монархию никто юридически не отменял в России. Давайте поговорим на эту тему. Важно затронуть еще один аспект. Ни в коем случае мы не должны вносить раздор и разногласие в наш многострадальный народ, потому что мы живем бок о бок с людьми, которые если и не являются большевиками, то выросли, как и многие из нас, при советской власти. Конечно, доброхотов, которые хотят очернить наше прошлое, сейчас появилось немало. Чашу весов, думается, здесь нужно уравновешивать.

Священник Александр Шумский. Спаси Господи! Сейчас наш уважаемый брат из Петербурга, Николай Коняев, высказал несколько мыслей, с которыми я не могу согласиться. Все-таки чувствуется в его словах некий дух пессимизма: все погибло, духовный антихрист и т.д. Николай сказал, что все забыли об преп. Иосифе Волоцком. Можно на этом сделать акцент, а можно сделать акцент на другом: на очень важных словах Патриарха Кирилла. Заметить, что все наши чиновники, которые выступали – православные люди, даже Жириновский у нас крещеный еврей. Зюганов говорил, не как коммунист, а скорее как православный человек. Поэтому я не могу согласиться с тем, что одни и те же речи слышим с 90-х годов и ничего не меняется. Очень многое изменилось. Вспомните, что мы чувствовали в 90-е годы при Ельцине и чувствуем сегодня. Это огромная разница. Самоощущение другое абсолютно. Оно откуда берется? На пустом месте? Конечно, нет. В 90-е годы, нам было стыдно, было горько. Слово «патриотизм» и слово «русский» нельзя было произнести. Я помню хорошо, как в одном публичном месте стал говорить о патриотизме и о русскости. Меня буквально хотели избить тогда либералы. Сегодня, как мы говорим, слово патриотизм и русскость – это основное направление общественной мысли. Сегодня об этом говорит и патриарх и президент.

Я обратил внимание на то, что Патриарх говорил о глобализме как страшной болезни человечества, о том, что глобализм противостоит традиционализму, что эта борьба – это действительно борьба не на жизнь, а на смерть. Об этом же говорил и президент на Валдае. Пусть президент не царь, но он вождь. И многие психологически воспринимают его как царя. Владимир Путин говорит о глобализме как страшной болезни: «Я разочарован в глобализме». Эти слова дорогого стоят. Это же прямой вызов западу. Это только слова? Нет. Это уже позиция, очень сильная позиция государства и Церкви. Позиция двух лидеров, спаянная позиция: церковного и государственного лидера. Это уже позиция народа, выраженная патриархом и главой государства. Если бы мы проиграли в Сирии, то возможен был московский Майдан. Но мы побеждаем в Сирии и народ поддерживает политику главы государства. Россия – снова оживила в себе свой древний имперский архетип. Это очень важно.

По поводу Петра I. Конечно, у Петра I можно найти много ошибок и преступлений, но несомненно то, что он Петр Великий – это по праву великий царь, великий император. Когда я выхожу на Троицкий мост, передо мной открывается потрясающая панорама: гигантская излучина Невы, Петро-Павловская крепость. Это потрясающая панорама. Это имперская панорама. Я бы водил на Троицкий мост всю нашу политическую элиту, чтобы они смотрели, какая страна им досталась. Вот кто такой Петр I. Как Пушкин написал «Медный всадник»? Он написал и о правде Медного всадника, и о правде бедного Евгения. Вот что такое антиномия, гениально понятая гениальным человеком. В этом правильное антиномичное понимание любого явления.
Николай считает, что мы не понимаем самих себя. Почему мы не понимаем самих себя? Мы понимаем, мы спорим, полемизируем. Допустим, на языке Путина никто из чиновников не говорит. Это неправда. Лавров неоднократно цитировал Леонтьева, Данилевского, Бердяева, Достоевского. Рогозин представлял Достоевского на проекте «Имя России». Шойгу крестится, прежде чем выехать на Красную площадь на параде Победы. Это что, ничего не значит? Это только слова? А Васильева, а новый омбудсмен – православная женщина? Это тоже чиновники, окружающие Путина. Их становится все больше. Поэтому так ставить вопрос сегодня я считаю неправильным.

Сегодня очень хорошо сказал наш Патриарх о Данилевском, что мы должны опираться именно на эту идеологему. Он сказал, что мы параллельно развиваемся с Западом, не отстаем и не конфронтируем с ним. У нас есть свой путь развития, свой цивилизационный путь и мы должны параллельно развиваться. Это очень правильная мысль.

По поводу столетних юбилеев. Я понимаю отца Платона, когда он сказал, что большевики разрушили Россию, но это не совсем правильная последовательность. Мы знаем, что Россию опрокинули февралисты, а не большевики. Надо это помнить. Если бы февралисты остались у власти, от России вообще бы ничего не осталось. Это факт несомненный, никто из историков не отрицает. Они готовы были Россию просто отдать.
Большевики были кровавые страшные люди, но промыслительно в этой конкретной ситуации исторической они стали орудием Божиим. Они единую Россию сохранили, конечно, страшным путем, но сохранили после февраля. Потом был советский период, когда стали собирать камни, разбросанные февралистами и большевиками, была одержана Великая Победа в войне. Как сегодня сказал Патриарх, в советский период в СССР несмотря на богоборческую идеологию, все же нравственные ценности сохранялись, а на либеральном западе, где, вроде бы, не было этой идеологии, они разлагались. Мы сейчас это видим хорошо, что Россия из Советского Союза вышла верующей страной, а запад из своего либерализма вышел страной содомской. Вот что мы видим. Они пришли к Содому, а мы пришли ко Христу. Это факт.

В заключение скажу, что Тютчев замечательно определил, что между ними и нами пропасть, которую невозможно преодолеть, поэтому диалог с Западом проходит очень сложно. Что значит диалог? Диалог – это разговор равных людей. Мы предлагаем им разговаривать на равных. Мы говорим: давайте вместе строить нормальную жизнь, не будем воевать, друг друга уничтожать. Будем честно работать совместно, честно общаться. Мы-то к диалогу готовы, а они не готовы. Хочу закончить словами Тютчева:

«Единство, — возвестил оракул наших дней, —
Быть может спаяно железом лишь и кровью…»
Но мы попробуем спаять его любовью —
А там увидим, что прочней…


Их проект единства – глобализма – спаянный железом лишь и кровью, а наш проект традиционалистский, Христов проект – мир соединить любовью. Диалога, видимо, быть не может между этими проектами. Но у нас есть тезис: мы хотим любовью мир соединить, а они хотят железа и крови. Посмотрим, что получится.

Андрей Печерский. Как мне кажется, в словах каждого из вас, дорогие друзья, присутствует правда. Действительно, не все у нас ладно, но мы люди православные и все мы оптимисты. Давайте все-таки перейдем к юбилеям.

Виктор Саулкин. Батюшка очень точно сказал: «Сто лет без царя, но с Царицей Небесной. Я тоже с 90-х принимал участие на всех Соборах, мы всегда переживали: на Соборах говорят правильные вещи, но жизнь идет, а Васька слушает, да ест. Так было. Но, вспомним, как Патриарх сказал, что слово «русский» было под запретом вообще в 90-е годы у наших чиновников. Мы все монархисты и мы все за историческую царскую Россию, за свято-русское царство, но видим, что с 90-х годов антисоветизм стал прибежищем всех русофобов.
Почему большевики собрали Россию? Потому что промысел Божий действовал. Царица Небесная сказала Евдокии, когда она на ризу стала собирать деньги: «Не время собирать деньги на ризу, потому что ризы с икон будут снимать. Будет много скорбей, но те, кто будет молиться Матери Божией, будут спасены». Мы понимаем, что спаслись не только сотни тысяч новомучеников ведомых и неведомых, но спасся весь народ. Советский период истории страны, атеистический богоборческий режим. Но в советскую эпоху было несколько разных периодов. Был период троцкистов: разрушали храмы, убивали священников. Практически это был время полной победы ереси жидовствующих. Первые большевики троцкистского пошиба делали то, что жидовствующие задумали сделать в XV веке и начале XVI, потому что жидовствующие – это, как правильно Николай говорил, это не такие, «гуманисты», как их часто представляют мыслителями, интеллектуалами, вольнодумцами. Это не ересь. Ересь – это заблуждение христианства. Это откровенные сатанинсты. С этой сатанинской сектой боролись святые Геннадий Новгородский и Иосиф Волоцкий. Они тогда победили. Весь XIX век от масона Карамзина, Костомарова, Ключевского, когда историки говорили о XVI веке, о царствовании Ивана Грозного, духовную составляющую вообще выносили за скобки. Для них вообще не существовало религиозного смысла того, что происходило. Что государь может бороться за души подданных своих, что он мог строить святорусское царство, чтобы хранить веру православную. Лютеров и латинян он воспринимал как врагов веры православной. Смысл построения святорусского царства для либеральных историков XIX века был совершенно закрыт, так же как он был закрыт в советское время.

Сегодня мы тоже видим, что идет разделение. гуманисты, которые нас называют мракобесами – это фактически все последователи ереси жидовствующих, но это разделение проходит не по отношению к правам человека, а по отношению ко Христу. Почему сегодня либералы так восстали на Церковь? Они претендуют на право «воспитывать» народ. Отсюда их ненависть к Церкви. Был период , когда большевики-троцкисты семью разрушали, то же происходило и при либералах в 90-е годы. Сталин в возвращает понятие традиционной крепкой семьи, был запрет на убийство младенцев во чреве – аборты были запрещены. Посмотрите, что делали первые коммунисты-троцкисты – то же, что сейчас делают ювенальщики на западе. Мы думали, Вавилонская башня – это красная вавилонская башня – большевиков-богоборцев. Но, как сказал о. Александр Шумский в одной из статей это оказалась «голубая» башня содомитов.

Матерь Божия наш народ провела удивительным образом через советский период, сохранив христианскую нравственность. За 70 лет мы изжили химеру Маркса и Энгельса, а 25 лет, чтобы изжить химеру либеральную – совсем немного. Наш народ ее изжил и сегодня от либерализма и толерантности большинство нашего народа уже тошнит, народ в большинстве своем вернулся к традиционным нравственным ценностям.
Я считаю, что по молитвам всех русских святых, Святых Царственных мучеников мы сегодня возвращаемся на путь определенный России Богом. Если говорить о Соборе, то мы нередко думали: кому говорим?
Чиновники приходят, слушают, но, похоже, Васька слушает, да ест. Оказывается, все же ситуация в стране постепенно изменилась. Мы видим, как вышел Бессмертный полк. Это же великая духовная победа. Храмы восстановленные из руин стоят. Это великая духовная победа.

Андрей Печерский. Как-то в разговоре с Патриархом Алексием он сказал мне такие слова: «Веру в России спасли белые платочки». Несмотря ни на какие запреты люди все равно продолжали жить в советское время по православным традициям. Она из семей никуда она не уходила и не уходит. Единственное опасение за нашу молодежь, которая подвержена западным влияниям, потому что все эти интернетовские штучки и все эти электронные побрякушки, с которыми люди сидят в метро, делают свое дело, причем незаметно, но очень эффективно. Я помню, когда в прошлом году на Афоне отмечали столетие старца Иеремии, я спросил его: «Как вы считает, что надо для молодежи?» Он сказал: «Чтобы игрушки свои электронные отложили». Мы с вами не можем никому запретить отложить электронные игрушки, но как-то мы должны влиять на общественное мнение, иначе может незаметно получиться, что наша молодежь, подверженная электронным средствам массовой информации, незаметно уйдет от нас.

Использовать столетие явления иконы Державной Божией Матери мы обязаны все, потому что нужно показать всему миру, а прежде всего православному миру, с чего все начинается и за кого мы должны держаться. Уже упомянутый мной афонский старец архимандрит Ефрем поделился воспоминаниями, что когда он в гостях у Путина рассказал ему, сколько миллионов людей приложились к поясу Пресвятой Богородицы, Владимир Владимирович был просто изумлен: «Он так по-детски и непосредственно выразил свой восторг, что я просто за него порадовался». Мне кажется, такие слова дорогого стоят.

Отец Александр Шумский. Я хочу всех поздравить с состоявшимся ХХ Всемирным Русским Народным Собором. У нас много очень больших проблем в стране: хозяйственных, экономических и так далее. Но мировоззренческий консенсус действительно у нас появился. Вот результат всех слов, которые были сказаны за прошедшие два десятилетия. Мы обретаем единство, народ наш не хочет жить по западным лекалам, по западным образцам, не хочет глобализации, не хочет погибать, хочет жить по своим нравственным правилам и законам. Это мне стало сегодня ясно, и я очень рад.
от 19.11.2017 Раздел: Ноябрь 2016 Просмотров: 383
Всего комментариев: 0
avatar