Добавлено:

На Кресте была явлена правда Божия

23 сентября 2012 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил великое освящение храма Усекновения главы Иоанна Предтечи в Братееве – первого храма, возведенного в Москве в рамках «Программы-200». По окончании чина освящения и Божественной литургии Предстоятель Русской Православной Церкви обратился к собравшимся с Первосвятительским словом, в котором, в частности, сказал:

«Я хотел бы всех вас сердечно поздравить с большим событием в жизни города Москвы и всей России. Начатая три года назад программа строительства 200 храмов, которая осуществляется по милости Божией несмотря на многие обстоятельства – сложные, греховные, суетные, – увенчалась уже на этом этапе освящением первого храма – Усекновения главы Иоанна Предтечи в Братееве. Замечательный величественный храм, который был задуман еще до начала «Программы-200», возведен именно в рамках этой программы.

А сейчас я бы хотел обратить ваше внимание на сегодняшний день, который согласно церковному Уставу называется неделей пред Воздвижением. Неделя в переводе со славянского на русский – воскресенье; значит, речь идет о воскресенье перед праздником Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня. Апостольское и евангельское чтения (Гал. 6, 11-18; Ин. 3, 13-17) сегодня посвящаются Кресту – но не Распятию, как это бывает в Великую пятницу, а смыслу того, что есть Крест для жизни мира, для жизни всего человеческого рода. Так, в Послании к Галатам апостол Павел говорит: «Я не желал бы хвалиться, разве только Крестом Господа нашего Иисуса Христа, которым для меня мир распят, и я для мира».

Мы часто прочитываем поразительные по своему значению слова, содержащиеся в Новом Завете, наполовину, на четверть, а иногда вообще не вникая в смысл, – слова настолько глубокие, что даже люди, живущие вне Церкви, могут, читая их, понять, что есть Крест Христов. Напомню вам, что справа и слева от Спасителя были распяты разбойники – люди, действительно тяжко преступившие закон, судимые по закону и подлежавшие смертной казни. И разбойник, который был справа от Христа Спасителя, совершенно непонятным, необъяснимым по-человечески образом, сказал Ему: «Помяни меня, Господи, когда придешь в Царствие Твое».

За всю историю рода человеческого не было такого исповедания Господа Спасителем и Сыном Божиим и, наверное, не будет. Своя собственная боль – ведь он страдал так же, как Спаситель, – должна была закрыть ему глаза на всякое прозрение, на всякую милость, на всякое доброе слово, что и произошло с его товарищем, что висел слева от Христа. Тот хулил Его. В общем, естественная логика: если Ты всемогущий, если Ты исцелял, если Ты воскрешал, так давай сейчас прояви Свою силу, и мы вместе с Тобой сойдем с креста и спасемся… Господь простил разбойника, что был справа, и сказал: «Ныне будешь со Мной в раю». И ничего не сказал, что тот, кто слева, погибал физически и погибал духовно.

На Кресте была явлена правда, которую неспособен был в тот момент увидеть никто – ни Пилат, ни Ирод, ни даже те, кто стоял около Креста. Даже апостол Иоанн, стоявший у Креста, в то время, наверное, не понимал. На Кресте на Голгофе была явлена правда Божия, и разбойник, что справа, оказался оправдан, хотя был разбойником, а тот, что слева, – осужден. И этот удивительный суд Креста отображен в нашем русском распятии, когда нижняя перекладина справа поднята вверх, а слева опущена: Крест как весы, как мера правосудия, как мера добра и зла, как мера истины.

Что же означают эти дивные слова апостола Павла, которые мы сегодня слышали: «Для меня мир распят Крестом, а я для мира»? Если бы он сказал, что на Кресте распят мир, тогда каждый бы из нас понял, что на Кресте распяты грехи мира. А что означает «мир распят Крестом»? Означает только одно, что через Крест миру дано отличить добро от зла и правду от лжи. И если мир не отличает добро от зла, прилагая этот чудотворный, исполненный страданиями Самого Бога критерий, но живет своим разумом, формулирует свои мерила добра и зла, создает свои идеологии от самых что ни на есть заумных, философских, до самых простых, прозаических, потребительских идеологий похоти, греха, то мир распинается Крестом. Потому что в Кресте – окончательная правда, которая так же непонятна сегодня многим, как непонятна была разбойнику слева, как непонятна была римским воинам, которые стояли у Креста... Сколько всего говорится, чтобы человек отвернул свой взгляд от Креста Господня...

Вот и сегодня очень многие, взирая на Крест Христов, ничего не видят, кроме того, что кто-то о Кресте рассказывает как о некоей сказке, о заблуждении или о том, что Крест ничего не принес миру и что Церковь, которая призвана проповедовать о Кресте миру, не соответствует этой проповеди: и священники плохие, и не на таких машинах ездят, и не то делают…

«А для меня, – говорит апостол, – мир сей имеет на себе печать Креста как великого мерила Божией правды». И как созвучны с этим слова Евангелия от Иоанна, которые тоже сегодня слышали и которые, конечно, относятся к смыслу и значению Голгофской Жертвы: «Не для того Бог послал Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир был спасен через Него». И Крест – это не печать страданий, это не знак суда, а символ спасения, потому что каждый, кто принимает Крест как мерило правды и принимает в сердце свое подвиг Христа Спасителя, тот вместе с разбойником, с тем, что был распят справа, имеет великую надежду услышать от Господа: «Со Мною будеши в раи». И это замечательное воскресенье перед праздником Воздвижения Креста Господня дает нам остроту духовного зрения, чтобы видеть, что происходит с нами, с миром, с родом человеческим, прилагая к этой картине Крест Христов. Если следуешь тому, куда указывает Крест, то идешь по дороге правды, а значит, по пути спасения, а спасение – это и есть победа человека над всякой неправдой и над всяким злом силой благодати Божией».

Пресс-служба Патриарха Московского
и всея Руси


от 25.04.2018 Раздел: Октябрь 2012 Просмотров: 293
Всего комментариев: 0
avatar