Добавлено:

На пути к спасению

Заметки паломника

Когда-то Москва воевала с Великим Новгородом, стремясь лишить его независимости, подчинив себе обширные новгородские владения. Начатая, пожалуй, еще Андреем Боголюбским эта борьба продолжалась с переменным успехом не одно столетие. Конец вольностям Нового города, начавшего искать поддержку в Литве, положил в XV веке Великий князь Иван III Васильевич. Это было вызвано необходимостью объединения русских земель в единое мощное государство, способное противостоять мощному давлению Запада. Прошло еще пять веков, и сегодня уже не только Новгород, но и сама Москва, а с ними и вся русская земля снова подвергаются опасности духовного< порабощения. Но планам оккупантов не удастся сбыться, пока стоят на русской земле монастыри и храмы, пока наполняются они христианами, пока идет к Богу молитва.
Cвято-Юрьев мужской монастырь является древнейшим на Новгородчине. По преданию, он был основан еще Ярославом (в крещении Георгием) Мудрым в 1030 году. Сам монастырь, как и его главный храм во имя Святого Георгия, был сначала деревянным. В 1119 году по повелению князя Мстислава Великого, правнука Ярослава, началось строительство каменного Георгиевского собора. Однако возводить его пришлось сыну Мстислава, князю Всеволоду-Гавриилу. Тому самому, который прославлен в лике Святых и чьи мощи почивают в построенном им же Псковском кафедральном Троицком соборе.
Величественный Георгиевский храм, уступающий по размерам только Новгородскому собору св.Софии, сохранился без особенных внешних изменений до сегодняшнего дня. Несмотря на свой почтенный возраст и коснувшиеся его годы лихолетий, он выстоял, явив миру чудо несокрушимости и духовной мощи Православия.
Сам монастырь играл заметную роль в духовной жизни Русской земли. Его расцвет пришелся на XIII-XV века. Одно время он даже именовался Юрьевой Лаврой.
Начиная с конца XII века здесь хоронили членов княжеских фамилий. Дошедшие до наших дней старинные книги, например, утверждают, что где-то здесь покоятся честные останки матери Александра Невского княгини Феодосии (в постриге — Евфросинии). По преданию, где-то здесь обрел вечный покой и мятежный Дмитрий Шемяка, узурпировавший великокняжеский престол. Очевидно, новгородцы согласились дать ему последний приют из-за своей любви к красивой, вольной жизни, которую вел незадачливый правитель России в период своего краткого правления.
Стены храма наверняка были свидетелями чуда обретения мощей благоверного Федора Ярославовича – старшего брата Александра Невского. Когда в 1614 году охваченные безудержной жаждой наживы шведские солдаты раскопали в поиске клада его могилу, то обнаружили нетленные останки юноши.
Древние монастырские стены точно знают и то, чьи мощи, скрытые в земле с северной стороны собора, иногда начинают дивным образом благоухать! Некоторые насельники монастыря утверждают, что это Новгородский архиепископ Феоктист, преставившийся в начале XIVвека. При его кончине, как показывает летопись: «…святая его душа взошла на небеса, а лицо его просветилось…».
От самого монастырского погоста мало что сохранилось. Одна из немногих уцелевших могил скрывает останки близкой родственницы известного поэта Александра Блока. А на закрытой для туристов территории имеется еще одно захоронение.
Скромная табличка, помимо даты «23 августа 1941 года», дает лишь имена трех расстрелянных на этом месте фашистами детей и пожилой женщины.
Древний монастырь не один раз приходил в упадок. Страдал он и от пожаров и наводнений. Но больнее всего воспринимать события середины-конца XVIII века, времена царствования Екатерины, названной Великой. Тогда, в «просвещенный, серебряный век», после секуляризации, т.е. превращения их в "собственность светскую" монастырей, Россию постигло величайшее бедствие - оскудение и упадок в народе веры, закончившееся наполеоновским нашествием! Запустение коснулось тогда и Юрьева монастыря. Промыслительно то, что возрождаться монастырь начал на средства дочери екатерининского фаворита графа Алексея Орлова-Чесменского Анны Алексеевны, духовного чада, назначенного тогда настоятелем обители архимандрита Фотия (Спасского). На ее средства были возведены больничный и южный корпуса с храмом Богоматери Неопалимой Купины, келейный и настоятельский корпуса с храмом Спаса Нерукотворного, колокольня, Крестовоздвиженский собор, который является главным действующим храмом обители, где ежедневно проводятся богослужения. Сегодня в монастырских зданиях разместились духовное училище, иконописная, швейная мастерская, богатая библиотека.
… В шесть часов утра с колокольни, позолоченные купола которой в ясный день хорошо видны на многие километры, раздается благовест. Гул многотонных колоколов плывет по водам древнего Ильменя и Волхова все дальше и дальше, разнося призыв к молитве и покаянию новгородцам и всему русскому народу.
Окрестности расположенного в живописном месте монастыря являются излюбленным местом отдыха новгородцев. Ежедневно наезжают в монастырь на комфортабельных автобусах и туристы. Рядом находятся музей-заповедник деревянного зодчества, дом отдыха, центр реабилитации инвалидов. Поэтому недостатка в посетителях монастырь не испытывает. К сожалению, многие заходят, чтобы только поглазеть на местные достопримечательности, попозировать на их фоне перед объективами фотокамер, поставить традиционные свечки. А с наступлением теплых дней все песчаное побережье реки, омывающей монастырь практически с трех сторон, заполняют своими телами «граждане отдыхающие». Отдыхают люди «по старинке», что подразумевает собой бурные возлияния, танцы под орущие на всю громкость магнитофоны и прочие неприглядные проявления свободной воли падшего человечества. С наступлением темноты, когда монастырский колокол возвещает отход ко сну, вокруг обители разгораются десятки костров. Они напоминают огни вражеских становищ, окруживших древнее христианское городище станом, перед решающим штурмом. Или капища обитавших здесь язычников-словен, приносящих жертвы своим кровожадным идолам. Имена идолов, которым приносят жертвы сегодняшние новгородцы, хорошо известны. От века имена их прежние: «похоть плоти, похоть очес и гордость житейская».
Трудно спасаться в монастыре, сохранять молитвенный настрой, когда мир властно вторгается в обитель, хватает за сердце, норовит влезть в душу. Но в духовной брани побеждает всегда более опытный, более терпеливый, более смиренный, а значит, более сильный. Обитель не сдается на милость окруживших его «кочевников-язычников», поспешивших объявить себя победителями «мiра сего». Монахи хорошо знают имя заявившего о своих претензиях на всемирное господство еще много тысяч лет назад князя и помнят, что цена заключения с ним мира – потеря Бога, смерть души. Крепко верят они словам Спасителя: «Мужайтесь, Я победил мiр!». Наступит новый день, рассеется тьма: от ночной осады многочисленной орды останутся лишь головешки, груды мусора да надписи на стенах.
Братия и насельники монастыря учатся смотреть на происходящее духовными очами. Стоит обитель, как и сама Россия, уже почти вторую тысячу лет. Несокрушимая и обновленная. Бог даст, простоит еще столько же. За это время, кого только не побывало на этой древней славянской, русской земле: литва и шведы, жидовствующие гои и интернационалисты-космополиты, немцы и даже испанцы. «Иных уж нет, а те далече». Так, по-моему, принято говорить в таких случаях. Теперь под стены обители снова пришли русские. Наши с вами сограждане и единоверцы. Пусть еще не такие, как нам хотелось бы, пусть еще находящиеся в плену заблуждений и страстей, пусть еще порабощенные грехом, но они наши, и поэтому их нужно спасать. Вновь и вновь раздается в голубой дали гул колоколов и идет к Богу, крепнув с каждым днем, молитва верующих «о граде сем, стране российской, властех и воинстве ее».
А для тех, кто пока еще остается за воротами монастыря, отдых телесный предпочтя спасению души, братией расставлены вокруг обители скромные, но многозначительные таблички-напоминания: «Человек! Убери за собой!». Если вдуматься в смысл фразы, то это и есть призыв к покаянию. То, с чего начинается спасение.

Р.Б. Роман, фото автора.
Новгород Великий – Москва

от 22.09.2020 Раздел: Июль-август 2006 Просмотров: 350
Всего комментариев: 0
avatar