Добавлено:

На пути к великой России

Участники круглого стола: священник Александр Шумский, клирик храма святителя Николая в Хамовниках; священник Николай Булгаков, настоятель Державного храма в г.Жуковский; Печерский Андрей Николаевич, главный редактор газеты «Русь Державная»; Лебедев Валентин Владимирович, председатель Союза православных граждан, главный редактор журнала «Православная беседа»; Саулкин Виктор Александрович, обозреватель радио «Радонеж», главный редактор интернет-газеты «Московские ведомости»; Черный Игорь Григорьевич, представитель Ассоциации крестьянских кооперативов России.

Андрей Печерский:
– Уже это становится традицией, что мы собираемся в «Руси Державной» и обсуждаем важные темы, которые касаются не только православных, но и всех людей, живущих в России. Я буду вам очень признателен, если у нас состоится разговор на тему о том, какое будущее ожидает Россию. Большие испытания претерпевает сегодня наш народ и народ, близкий нам – украинский. То, что происходит в наших сердцах, наших душах, отражается на каждом из нас. Я нахожусь под большим впечатлением от вчерашней встречи со Святейшим Патриархом Кириллом в Зале Церковных Соборов. Он как раз говорил о том, что за каждое наше слово мы должны нести ответственность. Это был разговор с православными журналистами, но не только. Святейший Патриарх Кирилл, если и говорит на какую-то тему, то она касается не только непосредственно аудитории, она практически касается каждого из нас. Мне хотелось бы призвать вас всех сегодня взвешенно и мудро оценить то, что происходит в нашей стране,что мы можем ожидать и чем каждый из нас мог бы помочь, чтобы сохранить мир и в душе, и в нашей стране.

Священник Александр Шумский:
– Поскольку мы говорим о будущем России, то осмелюсь сказать, как я это в целом вижу. Я с оптимизмом говорю о будущем России, считаю, что сейчас, как принято говорить, судьбоносное время, в котором это будущее решается. И думаю, что будущее решится в нашу пользу, потому что мы знаем из истории, что чем больше на Россию давят наши западные «партнеры», как сейчас модно стало говорить, тем мы сильнее становимся. Они нас всю жизнь давили. И наоборот, когда западные «партнеры» начинают вести ласковую игру, то мы всегда несколько разлимониваемся, как сказано в классике, расслабляемся и совершаем часто такие промахи, что только Господь нас спасает от полного поражения. Запад похож на Мону Лизу Джоконду: вроде бы улыбка хорошая, а присмотришься – дьявольская ухмылка.

Поэтому нам следует возрадоваться тому, что Запад сейчас открыто говорит о ненависти к нам. Дело уже дошло до того, что американские политики, конгрессмены предлагают… убить нашего президента. Такого, по-моему, даже не говорил перед войной Гитлер, что надо убить Сталина. Когда война началась, он об этом говорил, естественно. Но до войны такого никто не мог сказать. Сегодня, видимо, мы уже переживаем такое время, которое напоминает нам события перед 1941-м годом, когда на нас обрушился страшный враг. Сегодня это не Германия. Сегодня это прежде всего США. Действительно, американцы уже потеряли разум. Когда первое лицо государства, президент говорит, что главная задача внешней политики – это защита секс-меньшинств, то становится понятно, что это, действительно, лишение разума. Сам Обама, недавно выступая в ООН, сказал, что сегодня в мире есть две угрозы: эпидемия новой страшной болезни, и Россия, которая виновата в том, что происходит на Украине. Конечно, сейчас многие паникуют, особенно либеральные экономисты, говорят, что нам будет плохо. Действительно, наверное, нам будет тяжело и вероятно, наступит момент, когда нам придется затягивать пояса, но русским не привыкать к этому, мы не боимся таких решений. Генетика у нас в этом смысле устойчивая. На самом деле, очень многие в эти годы довольно сыто жили. Мы жили достаточно хорошо, комфортно. Будет немного похуже, больше аскезы. Для православных это вообще замечательно – чем больше мы постимся, тем лучше.

Я думаю, что это вынудит наше государство принимать меры, которые спасли бы нас от этих санкций. Нужда – мать изобретательности, как говорят японцы. Мы будем в нужде, поэтому будем более изобретательны, включится наш русский неординарный ум, творчество русское, и мы в конце концов трудности преодолеем.

Если говорить об опасности, которая у нас есть в будущем, то это так называемая пятая колонна – либералы, которые уже дошли до предела. Они действительно, похожи на простейших паразитов, которые живут в организме России, паразитируют, поедают ее соки, а потом откладывают либеральные экскременты, отравляют наш организм, образно говоря. Поэтому надо их все-таки ставить на место. Они показывают такую жгучую ненависть к России, что с ними невозможно вести диалог. Договориться с Борисом Немцовым, например, или с Евгенией Альбац – невозможно. Или с писателем Виктором Ерофеевым, который такое сказал про Россию… Они гадят на нашу страну, оскорбляют русский народ, русское государство, и им никто ничего не делает. Наверху у нас есть тоже высшее чиновничество, люди из пятой колонны, которым не нравится то, что делает сейчас наш Президент. Это тоже проблема. Майдан сверху, что возможно в России, это тоже большая опасность, об этом мы еще поговорим. Нельзя распускать этих людей, потому что это даже не те либералы, которые были в XIX веке. Герцен прощался с Хомяковым, когда уезжал за границу. Они были людьми, уважающими друг друга. Расставаясь, даже плакали. Сегодня представить вот такое расставание патриота и либерала невозможно.

Нам, православным патриотам, нужно сейчас объединяться, помогать нашей власти. Мы сегодня должны всячески поддерживать нашего Президента и, естественно, нашу Церковь и нашего Святейшего Патриарха Кирилла, потому что мы сегодня видим, что есть единство государства и Церкви. Симфония или не симфония, я не берусь судить, но во всяком случае, единство это есть и на уровне личностей тоже. Сегодня мы видим, как наш православный Президент поддерживает Церковь и нашего Предстоятеля. Этого очень боятся либералы на западе, наши либералы всячески пытаются этот союз разрушить. А мы должны делать все, чтобы этот союз креп. Это основы нашего хорошего будущего.

Андрей Печерский:
– Я вспоминаю многочисленные беседы с представителями власти, в частности, с депутатами Государственной Думы. Мы часто публикуем их выступления на наших круглых столах. Я сейчас вспомнил высказывание Александра Порфирьевича Торшина, первого заместителя председателя Совета Федерации, который в этом кабинете высказал такую мысль: «Кто это придумал, что наша Церковь отделена от государства? Вот мы с вами – Церковь, а нас никто от государства не отделял». Мне кажется, за этими словами стоит очень благодатный процесс воцерковления и отрезвления наших политиков высшего эшелона. Лет 20 назад нельзя было представить, чтобы люди такого уровня высказывали открыто свою поддержку Церкви.

То же самое касается и депутатов Государственной Думы. Ни для кого не секрет, что Межфракционная депутатская группа по защите христианских ценностей существует, они рука об руку работают с нашим священноначалием и всячески поддерживают инициативы Церкви. В конце прошлого года была выдвинута такая идея, которая не получила пока еще развития, – внести православную составляющую в Конституцию России. Я недавно общался с Сергеем Гавриловым, депутатом Государственной Думы, координатором Межфракционной депутатской группы по защите христианских ценностей, который сказал, что да, эта идея будет иметь продолжение.

Валентин Лебедев:
– Я хотел бы продолжить слова нашего батюшки, который заговорил о заграницах. Вопрос был задан о будущем России. Ошибочно мы слышим даже из уст доброжелателей, даже невольно наши соратники говорят о каких-то сражениях между украинскими и русскими войсками. Кто-то представляет, что идет какой-то междоусобный бой между Киевом и Луганском, как когда-то в XII-XIII веке Ростов мог воевать с Тверью. Но мы должны понимать, что это не междоусобная брань между русскими и украинцами. Не дай Бог такое. Мы один народ. Если говорить о России, речь идет совсем о другом. Тут бой не геополитический, а бой за Святую Русь и русский мир, за ту Россию, которая по слову наших великих писателей и старцев может сказать миру последнее слово правды.

Да, почему бой именно за Святую Русь? Просто ли это высокие слова? Нет, мы же видим, куда идет Украина. Путь в ЕС ведет за собой легализацию однополых браков. Сегодня уже на Украине нельзя запретить гей-парад, согласно соглашениям с ЕС. Нельзя запретить гомосексуальные браки и многое другое. Речь идет об изменении вообще жизни в мире, то есть о том, что мы называем словом глобализация; о действиях сил зла по формированию единого наднационального правительства. Говорят, ах, что будет с долларом, ах, куда пойдет евро? Все будет нормально. Соединенные штаты Европы уже созданы. Третий мир этих людей не волнует, увы. Россия остается колоссальной костью в горле. Задача мировой олигархии – расчленить и инкорпорировать Россию, как они говорят мягко, в мировое сообщество. Проще говоря, лишить государство национальной самостоятельности и своего лица, то есть национальных особенностей, что они уже во многом проделали с Европой. Как не дать это сделать? Церковные просветители и церковная общественность должны и могут уже взращивать тех, кого условно мы можем назвать силовиками духа.

Я спросил одного немца, друга России, на встрече нашего Президента в Германии (есть такой диалог Путин – Меркель): «Когда наступит момент какого-то изменения?». Он очень хорошо ответил, я постоянно его цитирую. Он сказал: «Понимаете, как уран, когда его мало, по нему хоть молотком стучи, ничего не будет, а соберется критическая масса, и будет взрыв. Вот в ваших газетах пишут, что к власти пришли силовики. Мы на них тоже смотрим и наблюдаем. Они известны. Вот когда к власти придет определенное их количество, тогда все в России изменится, и тогда никакое НАТО, никакое ЕС не возьмет Россию». Это сказал немец, политолог, друг России.

Вначале упоминалось о том, что санкции могут сделать нас сильнее. Это действительно так. Главное, не только экономически. Очень важно то, о чем говорилось на упомянутой Межфракционной депутатской группе в Думе. Важно избавиться от того гнета различных европейских новых соглашений для того, чтобы Россия вздохнула и зажила нормально и пошла своим путем развития. О чем, к примеру, идет речь. Мы же видим, что происходит с нашим образованием. Мы несколько лет назад подписали так называемые болонские соглашения. Отсюда проистекает то же самое ЕГЭ. Мы знаем, как более десяти лет назад отменили смертную казнь по рекомендации Совета Европы, что, между прочим, послужило развитию криминального террора. Этот ряд может быть продолжен. Тогда давайте ответим. Я обращаюсь сейчас к нашей власти, как и предложили наши православные депутаты: попытаемся ответить адекватно. Давайте начнем выходить из этих кабальных отношений и вздохнем наконец-то полной грудью.

Андрей Печерский:
– В этой сегодняшней ситуации, меня как человека, принадлежащего и к украинскому, и к русскому народу, больше всего, конечно, беспокоят именно отношения между нашими народами. Папа мой – украинец, мама – русская. Помню, перед Пасхой я общался со схиархимандритом Илием, и он сказал такие слова: «Мы единый народ, и нет у нас и не должно быть никакого разделения». И то, что сейчас происходит на Украине, то, как некоторые люди ненавидят своих же братьев, это не может не вызывать у нас озабоченности, и мы должны что-то делать. Позитивные шаги в этом направлении необходимы. Как мне кажется, наша Церковь в этом плане старается сделать максимум возможного. Недавно мы с отцом Николаем были на острове Залит и там он служил панихиду по старцу Николаю Гурьянову, вспоминали добрым словом этого удивительного человека. Отец Николай рассказывал, как батюшка однажды высказался: «Америка? Америки уже нет. А Россия – на Голгофе».

Священник Николай Булгаков:
– Да, действительно, события сейчас происходят очень страшные, люди гибнут, чудовищная жестокость на нашей общей русской земле превосходит уже все зверства немецко-фашистских захватчиков. Но самое, пожалуй, трагическое – даже не эти страдания нашего народа, который там живет, а то обращение умов, душ людей, которые живут в Малороссии, на Украине, искривление мировоззрения, то, что они верят лжи, принимают ложь за правду, что они видят врага в общей части нашего народа, что они не понимают, что надо, наоборот, объединяться, что мы сильны только вместе. Они забыли, что только вместе во время Великой Отечественной войны мы победили страшного врага – немецко-фашистских захватчиков. Вот это очень печальное явление, на которое бы хотелось обратить внимание, потому что я думаю, что это важнейшая задача просвещения наших украинских братьев. Конечно, это делалось и раньше. Везли газету «Русь Державная» на Украину, везли книги, помогали батюшкам.

В этом году был совершенно удивительный случай у нас перед праздником Державной иконы Божией Матери, очень трогательный и очень оптимистический – в наш храм Державной иконы Божией Матери доставили из Киева, преодолевая трудности, сделанную больными монахинями удивительно красивую икону Державной Божией Матери. Вот это такой факт, мне кажется, очень символичный, очень важный. Именно надежда на то, что преодолеем это абсолютно искусственное разделение наших республик РСФСР и УССР на два каких-то независимых, якобы, государства. Со своими посольствами. Надо же до такого додуматься: посольство Украины в Москве! Я думаю, что наш народ, единый, и здесь живущий, и на Украине, он с самого начала как-то даже и не верил в это, не воспринимал это серьезно. Конечно, то, что нам сейчас показывают, и весь мир видит эту гитлеровскую молодежь, это все, конечно, очень страшно, это воспитание, которое они получили. Но, я думаю, что все-таки народ украинский не поддался в глубине своей этой чудовищной пропаганде и он все больше и больше будет ужасаться . Особенно, когда откроется ему эта правда, то, что происходит: что не русские бомбят мирное население в Донецкой и Луганской республиках, что это не нападение России, как им внушают, а что все наоборот. Что это все пришло из Киева, с Запада и Западом подогревается, что Запад обманывает этот наш народ. Да и беженцы никогда не бегут в страну агрессора. Во-вторых, на чьей территории это происходит? И народ воспринимает украинские войска как оккупантов.

Слава Богу, что украинский народ молится, слава Богу, что митрополит Онуфрий был избран Предстоятелем Украинской Православной Церкви Московского Патриархата. Конечно же, там люди – молящиеся о нашем единстве, понимающие. Этот момент, который они переживают, конечно же, не случайный, а промыслительный. Мне представляется, что при всем этом трагизме, здесь есть и положительное. Так же, как когда была Великая Отечественная война. Неслучайно подвижный круг церковный этого года совпал с кругом 1941 года. Когда была Великая Отечественная война, это был безграничное море скорбей, страданий, слез, была принесена колоссальная жертва, кстати говоря, нашим общим народом: и русским, и украинским, и белорусским, но при этом духовно наш народ во многом исцелился. Очень много явилось святых людей, как и сейчас. Новороссию защищали святые люди, герои, которые оставляют здесь у нас малых детей и идут защищать страдающих жителей Новороссии. Говорят: я не могу по-другому, не могу остаться здесь, когда там фашисты терзают наш народ и происходит это беззаконие.

Положительный момент чувствуется и в том, что у нас люди воспряли духом, как-то стало легче дышать, больше правды стало в жизни. Вот мы жили в период либеральной власти, нам попустил Господь. Какие-то думы созывались, властью какие-то законы принимались, какие-то договоры… Все это было неправдой. Народ терпел, но понимал, что все это не то. Какой такой монополярный мир, какой общеевропейский дом, какие общечеловеческие ценности? Слушайте радио «Радонеж», а все остальное, если пройти по диапазону – это сплошная американская культура, как она внушалась, так и внушается. Тем не менее, народ уже почувствовал, что в жизни стало больше правды. Президент уже действует в русле Промысла Божия. Это Господь дал, показал нашему народу, что была неправда, а сейчас проявилась русская наша правда, что мы не можем согласиться с Западом, с его ценностями, идеологией, никакого монополярного мира быть не может, это все искусственно. Как один американский экономист сказал еще в самом начале: «Мы положили больного, – имеется ввиду наша русская экономика, – на операционный стол, вскрыли ему грудную клетку, но у него оказалась другая анатомия». Мы другие люди, у нас общая русская православная душа. Так что это чувство, конечно, очень отрадное, что народ как-то воспрял духом. Мы – Россия, мы не Америка. Кричали в Киеве «Украина – цэ Европа», но до этого-то у нас кричали: Россия пусть будет, как Америка, с Америки надо брать пример, пускай будет все по-американски. В иную форму стали нашу армию переодевать, сапоги, оказывается, нам не нужны, нам все американское нужно. Вот это вся неправда, ложь спадает, слава Богу, как шелуха. Что касается нашей власти, то надо, конечно, ее поддержать в том, чтобы она на этом пути, который указывает ей наш Президент, – дай ему Бог здоровья, помощи Божией, наш долг, всех православных людей молиться о нем горячо, – чтобы эта власть имела решимость не смущаться. Что все эти санкции? Очень хорошо, когда к этому всему относятся с юмором, народ стал так веселее чувствовать себя. Народ замечательно отвечает на все эти вещи.

Если Господь с нами, если Матерь Божия с нами, то никто с нами ничего не сделает!

Виктор Саулкин:
– Именно с запада шли все нашествия на Русь в последние годы, в последние столетия. Действительно, малороссы попадали первыми под удар. Почему заискрило на Украине? Потому что там есть уния и потому что там произошел церковный раскол, устроенный Филаретом Денисенко. Ведь посмотрите, и на Украине, в Малороссии, и в Великороссии после 1991 года сразу же появилось множество сект, но такого количества сект, как на Украине, мы с вами не видели. Причем, там секты пустили корни глубокие. Мы пострадали от безбожия все: и в Великороссии храмы разрушали, и на Украине. В советское время, что меня больше всего удивляло, на Украине и обычаи сохранялись. Казалось бы, народ был более воцерковлен, чем в России. А когда приходилось расписывать храмы в советские годы на Украине, то можно было видеть, что там народ все-таки больше погружен в материальное, и все священники с этим сталкивались. Мы же понимаем, из-за чего весь этот Майдан, почему льется кровь. Если выделить основную мысль, которая вела Майдан к этому кровопролитию, то она была такая: хотим жить так же, как в Европе живут. Из-за чего они отказались от нашего векового братства? Я просто очень хорошо помню, приходилось тогда бывать и в Одессе, и в Николаеве, в других городах. Есть один народ, и мы понимаем, что эта часть народа, которая сейчас одурманена, это наши братья. Вот мы видим, что сейчас происходит. Да сейчас продали первородство свое, русскую идею, русский мир, братство? Продали за обещание хорошо жить, так, как живут в Европе. Но мы же знаем, что дьявол платит битыми черепками. Украина разваливается, ее заливают кровью фашисты. Это противостояние проявилось еще в Мюнхене, когда Президент Путин своей речью огорошил Запад, а потом на Валдае он всему миру сказал, что есть традиционные ценности, есть русская цивилизация, и что есть ваши ценности глобальные, то есть безбожные, ценности постхристианской Европы. Они нам не подходят, мы будем жить по своим традиционным ценностям. Как пели в песне «Вставай, страна огромная»: за свет и мир мы боремся, они – за царство тьмы. Эти залпы, которые раздавались сначала в Славянске, затем под Донецком, Луганском, первые жертвы в Одессе – это были первые залпы той священной войны, которая начинается, той войны, которая нам объявлена, то есть вновь нашествие, на нас напали и нам приходится в который раз защищаться.

Хотелось бы еще вот о чем сказать. Андрей Николаевич тоже бывал у схиархимандрита Ионы, старца Одесского Успенского монастыря, и мы хорошо помним его слова. Они были сказаны еще в начале всех этих разделений, когда, действительно, всерьез никто не воспринимал, что русские и украинцы – это якобы отдельные народы, мы чувствовали себя единым народом. Старец Ион как-то сказал: «Я сам малорос, но нет никакой отдельно Украины от России, есть единая Святая Русь, а все это придумали враги православия, чтобы уничтожить православную веру на Украине, но им это не удастся». После самоотверженного подвига героев Новороссии, я думаю, Россия изменилась. Повернуть нашу страну назад, к этому либеральному болоту, уже никому не удастся, потому что после возвращения Крыма, мы вдохнули свежий воздух русского мира, русской победы. Это была маленькая победа, причем мы же все помним: 15 марта празднуется Державная икона Божией Матери, а на следующий день проходит референдум, Царица Небесная простирает над Крымом свой омофор, более ясно быть не может.

Вспомним, что плакала икона святителя Луки Войно-Ясенецкого в день его памяти. Неслучайно батюшка говорил: 22 июня снова день всех святых, в земле российской просиявших, и снова на нас наступают нацисты.

Кто-нибудь из здесь присутствующих может представить, чтобы где-нибудь в Москве или Санкт-Петербурге собралась наша молодежь и кричала: «Кто не скачет, тот хохол». У нас до сих пор народ проявляет удивительное благодушие и терпение ко всем. У нас могут посмеяться. Но у нас и ненависть уже появляется к тем карателям, которые убивают мирных людей, к тем карателям, которые уничтожают мирные города. Я думаю, им пощады не будет, они вообще исчезнут с лица земли. Мне хотелось бы сказать еще вот о чем. Слава Господи, мы должны благодарить Бога за то, что этот нарыв на Украине именно сейчас лопнул. Почему? Представьте себе, Янукович берет 15 миллиардов у Путина, мы даем заказы на военные заводы Николаевский и Херсонский, и в Днепропетровск, еще примерно 10 лет все пребывает в прежнем состоянии и молодежи продолжают промывать мозги. Мы сейчас удивлены тем, какое поколение выросло на русофобии, а еще 10 лет и может быть, это уже не удалось бы повернуть вспять. Милость Божия, что Господь этот нарыв вскрыл сейчас.

И я скажу вещи очень нетолерантные: заканчивается проект «Украина» и такого проекта «Украина отдельно от России» больше не будет. Я в этом уверен, потому что посмотрите, кого избрало украинское государство себе в национальные герои. Кто такой Мазепа? Это единственный в мире кавалер ордена Иуды. Государь Петр Алексеевич не случайно отлил орден Иуды. Это по весу тридцати серебреников. На этом ордене изображен Иуда, сын погибели, который повесился на древе и рядом 30 серебреников.
Почему Мазепа был награжден? Потому что, уверяю Вас, больше в истории Европы, да и всего мира вы не найдете человека, который был бы так достоин этого ордена, как Мазепа. Когда такой человек становится национальным героем Украины, то понятно, какая судьба ее ожидает. Государство, которое построено на идее предательства, на грехе Иуды, существовать не может. Второй герой национальный у них – Степан Бандера.

Слава Тебе, Господи, что этот украинский проект, сначала продуманный поляками, потом в академии генштаба австро-венгерского, на наших глазах заканчивается. Останутся любимая наша Малороссия, с прекрасными песнями, с выразительной, очень красивой мовой, с удивительной природой, добрым простодушным народом. Но изменники, наследники Бандеры и Мазепы исчезнут с лица земли. Ну, а как отец Николай говорил, залогом этого является общее почитание во всей русской земле – и в Малороссии, и Великой России, от Камчатки и до Черного моря и до Карпат – общее почитание Державной Царицы Небесной и святых царственных мучеников.

Валентин Лебедев:
– Когда мы говорим, что наследники Бандеры и Мазепы, так сказать, исчезнут с шумом, мы в это, конечно, верим, но эти условия надо подготавливать и это чудо спасения России, оно, конечно, свершается по Божией воле. Это именно чудо. Предпосылок сейчас, на самом деле, немного. Обстановка сейчас не так радужна, как нам кажется. Все, что происходит там – это удар по России, то есть по Российской Федерации. Враг начал в 2012 году с наступления тех, кого мы называем болотными или либералами. Удар по Российской Федерации, раскачка нашей жизни, которая происходила в 2012-2013 году не состоялась благодаря твердости нашего Президента и его соратников, нашей общественности, еще по каким-то, может быть, нам неведомым причинам. Через полгода удар был нанесен по Киеву.

21-го сентября, в день, когда на Куликово поле прибыли наш премьер-министр и Патриарх, этот день был отмечен праздником воинской славы, другими мероприятиями церковными и патриотическими, в этот день прошли по центру Москвы те, кого мы называем либералами, с белыми ленточками, и не мало их вышло. Да, не 60, не 100 тысяч, мы знаем, что это реклама, но тысячи были и шли они по столице, не где-то. Мы понимаем, что это кадрированная часть, которая может развернуться. Почему я об этом говорю? Час тревожен, на самом деле. Сила, идущая на Россию, велика. Сейчас стоит перед Россией то же Куликово поле, оно ждет нас. Того же благословения и тех же сил ждет наш Президент, потому что без преодоления междоусобицы (под междоусобицей можно понимать разные настроения, партийность, иногда неучастие в общественной и государственной жизни) победить мы не сможем. Будем трезвы, как учит нас Церковь. В этот час очень важен не только правительственно-государственный ответ, но и народный. Гражданское действие крайне необходимо сейчас. В эти дни складывается так называемый антифашистский, в смысле, антимайданный совет, коалиция различных патриотических, в том числе и православно-патриотических сил: казаки, ветераны Афганистана, ветераны правоохранительных органов, спортсмены, члены даже просветительских православных организаций. Они сейчас собираются, как некогда собирались в Нижнем Новгороде наши великие предки, которые потом, как мы хорошо знаем, двинулись на Москву, освободили Кремль от поляков и бояр-изменников. Наступил час гражданского осознанного ответа. Нам надо участвовать в создании широкого народного движения, незаадминистрированного, честного, сильного, на которое в тяжелый час могло бы опереться наше государство. Вместе мы победим. Конечно же, как и прежде под водительством Русской Православной Церкви, которая некогда благословила святого князя Дмитрия Донского на бой с Мамаем.

Священник Николай Булгаков:
– В 1992 году приснопамятный отец Моисей Боголюбов, Царствие ему Небесное, лаврский старец, дал такое определение состоянию нашего общества, нашей страны: «на острие меча». Я согласен с ним. Мы сейчас, действительно, продолжаем оставаться на острие меча. Мы тогда еще чувствовали, что война может быть хоть завтра, но и сейчас может начаться. Тогда же он призвал нас писать статью «На острие меча» о соединении Церкви и армии. И в 1993 году, я помню, по благословению владыки Иоанна Снычева мы поехали к Любушке блаженной в Петербург. Я тогда спросил: «Любушка, кто же поможет нашей России-матушке?» Она сказала: «Никто не поможет. Надо, чтобы священники молились». Действительно, и тогда молились, когда была освобождена Москва, Кремль от поляков, но ведь это была помощь Матери Божией, благословение преподобного Сергия, тогда люди постились и молились усиленно. Я думаю, что Господь сейчас этого от нас ждет. Люди молятся ведь. Как молятся люди в Новороссии.

Сейчас, безусловно нужна духовная, церковная мобилизация на молитву. Я помню, как у нас молились в те дни, когда стреляли по Белому Дому, когда все это было на острие меча, когда Патриарх Алексий II на коленях молился перед Владимирской иконой Божией Матери. Тогда было благословение на молитву Патриарха Тихона (молитва1917 года, когда было тоже катастрофическое положение страны). И, например, отец Валериан Кречетов все эти годы на каждой литургии после Евангелия читает эту молитву Патриарха Тихона. Она слово в слово соответствует сегодняшнему дню. Там и о покаянии народа, и о призывании наших святых: преподобного Сергия, преподобного Серафима и, конечно же, Матери Божией, прежде всего, которая всегда была покровительницей нашего Отечества.

Сейчас, безусловно, от людей православных, от православных газет, радио, от нашей молитвы зависит судьба Отечества. Патриарх, конечно же, нас к этому призывает. Президент молится, причащается, явно показывает пример. Это очень важно, когда первое лицо государства показывает пример всей власти. Слава Богу. Это промысел Божий, это Господь, Матерь Божия ведет нас. Так и говорил отец Моисей, когда 20 августа 1991 года, когда был так называемый путч ГКЧП, там один бывший офицер сказал: «Все решает десант», отец Моисей сказал: «Все решает Пречистая в России». Вот это очень важно.

Что касается героев, которые сейчас поднимаются на Украине, то дай Бог, чтобы мы не забыли, что главный герой украинский, которого рождала украинская земля, – это Николай Васильевич Гоголь. Как он нас всех объединяет, и как он мудро об этом говорил всегда. Он же жил долгое время в Риме, там написал «Мертвые души», а потом, после паломнической поездки в Иерусалим, чрезвычайно трудной, опасной (рисковал жизнью), вернулся в Москву, в Третий Рим и там уже упокоился, завершил свой земной путь. Это очень важно. Гоголь – это величайший символ, который надо поднимать, смотреть и вдумываться в его судьбу. Уже от того, что Гоголя родила украинская земля, уже народ этот великий. Никто пером не водил лучше по бумаге, чем Николай Васильевич Гоголь. Но он же проявился как великий писатель в Петербурге. Он говорил: «Скажу вам, что я сам не знаю, какая у меня душа: хохлацкая или русская. Знаю только то, что никогда не дал бы преимущества малороссиянину перед русским, ни русскому перед малороссиянином. Обе природы щедро одарены Богом и, как нарочно, каждая из них порознь заключает в себе то, чего нет в другой». Поэтому очень хотелось бы, чтобы мы не поддались никакой украинофобии, чтобы не было никакой ненависти к этому народу. Он в беде, может быть он стал нам даже ближе, потому что у нас проявляется чувство общей судьбы очень остро. Чтобы мы молились за них, они за нас, чтобы мы вымолили это обращение, единение через покаяние чтобы они пришли к тому, что нам не жить друг без друга. Мы никогда не жили, даже не представляем жизни отдельно. Я думаю, к тому ведет Господь, что у нас опять будет единение. Но уже через страдание мы придем к тому, что мы единый православный славянский народ.

Священник Александр Шумский:
– Раз отец Николай вспомнил нашего великого писателя Николая Васильевича Гоголя, то я хочу вспомнить своего самого любимого писателя, хотя Гоголя я тоже люблю. У Достоевского в его дневниках есть такие историософские рассуждения по поводу Константинополя. Он говорил, что Царьград (Константинополь) должен быть наш и он говорил, что эта задача будет всегда стоять перед Россией, чтобы в какой-то момент мы освободили Константинополь от турецкого господства. Мне кажется, что сейчас созданы все предпосылки для этого, возможно, не самого близкого события, но все-таки событие это как-то приближается, вероятно, потому что все провиденциально происходит в нашей жизни и то, что нам кажется невозможным, вдруг сбывается.

Мы много чудес видели в последние годы. Мы представить себе не могли, что Крым будет наш, он стал нашим. Конечно, воссоединение Крыма с Россией и события в Новороссии на самом деле приближают Россию к решению каких-то великих задач, о которых Федор Михайлович говорил. На нашем веку это будет, или не на нашем, мы не знаем. Во всяком случае, есть афонские пророчества. Об этом сегодня уместно будет сказать. Я не буду подробно цитировать, скажу по сути. В частности, там говорится о том, что там будет великая битва между Россией и Западом. Сказано, что Россия одержит победу и Черное море снова станет русским. Что это значит? Это значит, что проливы Босфор и Дарданеллы могут попасть под наш контроль, а дальше уже может произойти то, о чем писал Федор Михайлович Достоевский. Возможно, что все эти события, которые мы сейчас с вами наблюдаем, приближают нас к этому великому переходу мира к другому состоянию, когда будет тот славянский мир, огромная славянская цивилизация во главе с Третьим Римом и уже со Вторым Римом тоже, присоединенном к славянской цивилизации и начнется совсем другая история. Кто знает?

В связи с тем, что говорили отец Николай и Валентин Владимирович о нашей сегодняшней власти. Очень интересный момент: власть очевидно воцерковляется, причем очень быстро. Вспомните, как мы устали от безграмотных руководителей. Очень грамотным был Сталин, а потом пошла череда руководителей очень неграмотных, они, может, были со своими плюсами советского времени, уже позднего, такие как Брежнев, я уже не говорю про Горбачева и Ельцина, совершенно безграмотных людей, и вдруг перед нами наш Президент и те, кто его сейчас окружают. Посмотрите, это люди, которые обратились к русской мысли, к русскому архетипу. Выходит, допустим, Сергей Лавров и легко цитирует Достоевского. Причем видно, что это ему не помощник написал, что он это знает. Дмитрий Рогозин цитирует Достоевского. Владимир Путин цитирует легко и Бердяева, и Леонтьева. Это поразительные вещи, то есть насколько интеллектуально изменилась наша правящая элита, обратилась к русскому архетипу и русской мысли. Кстати, это происходит вслед за святейшим Патриархом. Первым о русской мысли, о русском мире заговорил Патриарх Кирилл. В последние годы он постоянно об этом говорит, то есть наш Святейший показал потрясающее владение русской мыслью и русской идеей. Именно вслед за ним мы услышали то же из уст Путина, Лаврова, Рогозина и других государственных мужей. В этом мы тоже видим признак воцерковления нашей власти и сближение ее с Церковью. В этом и есть сила, когда и Русская Православная Церковь, и государственная власть начинают мыслить одинаково, одинаково понимают и прошлое России и ее новые задачи. Вот это меня очень обнадеживает и радует.

Священник Николай Булгаков:
– По поводу Константинополя. Это было в 1944 году, когда танковое соединение Павла Ротмистрова вошло в Болгарию, то генерал позвонил Верховному главнокомандующему и сказал ему, что давайте сделаем подарок верующим: дорога на Константинополь открыта, давайте возьмем Константинопль. Тот ему сказал: «Москва и так давно Третий Рим. Дух дышит, где хочет», – и, как всегда, положил трубку. Прошло еще какое-то время. Он ему звонит: «Товарищ Сталин, разведка подтвердила, что путь открыт. Час, и Константинополь будет наш». Сталин говорит: «Еще раз поднимете этот вопрос, будете понижены в звании и лишены должности». Мы знаем, что он хотел, чтобы Вселенским Патриархом был русский Патриарх. Задача такая ставилась. Представляете, он имел ввиду, что нам нужно не идти назад, ко Второму Риму, а чтобы Третий Рим воссиял во всей своей духовной и государственной мощи. Москва – Третий Рим – это очень важный вопрос. В Ливадии находится царский дворец, в котором была ялтинская конференция и недавно тоже был наш Президент Владимир Владимирович Путин. Представляется, что гарантом свободы и независимости украинского народа является Москва – Третий Рим. Свобода по Евангелию – свобода духовная. «Познайте истину, и истина вас освободит», – сказал Господь. Думается, события эти показывают, что по мере того, как наш народ будет освобождаться от этого дурмана либерального, от этой пропаганды прозападной, по мере того, как он будет убеждаться во лжи и чудовищной бездуховности Запада и все больше и больше будет проникаться нашими собственными ценностями и будет крепнуть вера православная в нашем народе, по мере того мы обретем снова этот центр. Москва снова станет центром и будет притягательна для всех наших всеславянских, православных и прочих народов нашей великой империи и империя опять возродится.

Андрей Печерский:
– Вы совершенно правы, отец Николай, и оптимистический настрой должен быть у каждого из нас. Но, как мне кажется, я даже в этом убежден, мы не должны забывать о том, что, к сожалению, в большинстве своем наш народ продолжает оставаться неверующим. Почему? События на Украине должны подвигнуть каждого из нас задуматься о своем месте на этой земле. Не абстрактной истиной должно быть для людей православие. С одной стороны, идет поступательное движение и проникновение в поры нашего общества православных истин, с другой стороны, они как бы «замыливаются». Почему? Вот простой пример. Я ехал в Оптину пустынь и, не знаю, почему, мне вспомнилось давнишняя беседа с моим духовным отцом архимандритом Кириллом, как раз к пятидесятилетию Победы. О чем батюшка на каждой встрече обязательно говорил? «Читайте Евангелие». Для нас это, по крайней мере, для большинства, это совершенно абстрактная истина. Он же на своем простом, доходчивом, народном языке сказал: «Да вот, нашел я Евангелие в развалинах гибнущего Сталинграда, и я прошел с ним до самой Победы».

Вот пример нашего современника, еще живущего на земле. Кстати, 8 октября ему исполняется 95 лет. Он именно так и говорил без всяких иллюзий: «Сегодняшний хаос – это тоже попущение Божие и все эти войны на окраинах России – тоже». Это прямые его слова: «Если народ не опомнится, глубоко не раскается, не прекратится разложение нравов, то хорошего ждать нечего. Можно ждать только гибели..». О чем все это свидетельствует? О том, что наряду с тем, что наша Церковь завоевывает все больше и больше авторитетную роль в обществе. Мы до конца еще не осознаем, при какой возможной трагедии мы с вами присутствуем. Только что закончился фестиваль «Вера и слово». Наше слово должно доходить до каждого человека, а не только до каких-то ограниченных аудиторий. Об этом Святейший Патриарх говорил на встрече с православными журналистами, что может быть, даже человек, который работает в светском издании, его слова более ценны, если они православные. Я тоже вспоминаю отца Кирилла. Он долгое время не благословлял меня уходить из «Правды». Почему? Я только сейчас начинаю понимать, что слово, сказанное в коммунистической газете «Правда» на евангельскую тему – более ценно. Хотелось бы, чтобы люди в большинстве своем, наконец, поняли, что мы стоим на грани, за которой уже обрыв.

Отец Александр сейчас вспомнил афонских старцев. Я помню, что мы с отцом Николаем были на Афоне и беседовали с архимандритом Парфением, наместником монастыря Святого Павла, который, кстати, привозил сюда великие святыни – «дары волхвов». Он так и говорил, что то, что предстоит пережить православным людям, не приснилось бы даже христианам первых веков. Я не думаю, что человек такого высокого духовного уровня мог просто бросить эту фразу ради красного словца. То же самое примерно на эту же тему говорил архимандрит Ефрем из Ватопедского монастыря на Афоне, когда я его спросил: «Есть ли вообще какая-то перспектива сохранения мира, чтобы не сваливалась наша цивилизация в пропасть?» Он сказал, что «я почти не вижу такой перспективы. Одна надежда на вас, на Россию». Он еще раз подчеркнул значение России для сохранения православия, да и, наверное, вообще для сохранения жизни на земле. Поэтому, мне кажется, нужно, чтобы люди как можно шире говорили об этом: и политики, и священники, и миряне.

Священник Николай Булгаков:
– Совершенно верно, что за эти годы приходилось слышать пророчества старцев Афона и Троице-Сергиевой Лавры о том, что вот-вот могут быть самые серьезные события. Но дело в том, что поэтапно они все отступают, откладываются, хотя сегодня происходит это кровопролитие, но все-таки такого, о чем предсказывали старцы, такого нет, не происходит. Но не происходит не просто так. Люди молятся, молятся афонские старцы. Им Господь открывает, что может быть так-то и так-то. Они это принимают к сведению, передают нам в Россию, мы с вами это обсуждаем. Молится Афон, молятся наши монастыри, и вот поэтому события отступают. И сейчас как-то все-таки отступает зло, оно не разворачивается. Посрамили ложь, Господь посрамляет. Бог даст, по мере того, как будет идти и молитва, и покаяние, и люди будут открывать глаза на происходящее, по мере этого и Господь будет продолжать терпеть наше человечество в его состоянии, надеясь на то, что мы будем все больше и больше приходить именно к творению воли Божией.

Наши православные средства массовой информации сложилось в либеральные годы: в 1991 году начал выходить «Русский Вестник» – православная патриотическая газета, еще до этого стала вещать радиостанция «Радонеж», в 1993 году стала выходить «Русь Державная». Они, конечно, находятся в очень трудном положении, очень тяжело идет финансирование и дай Бог, наши власти все-таки обратят внимание на такие средства массовой информации, и они будут находиться в лучшем материальном положении, что будет все-таки распространение другое и средства будут выделяться государственные на эти издания.

Какие у нас все-таки произошли изменения на телевидении: Дмитрий Киселев какую замечательную программу ведет. Какие-то все-таки сдвиги в телевидении есть, а вот «Русь Державная» до сих пор находится в очень тяжелом положении. Андрей Николаевич, вы же знаете, как это все происходит. Почему, спрашивается? Почему православная народная газета не может выходить на всю страну? Будет иметь поддержку настоящую, тогда, конечно, что-то будет двигаться в сознании людей, потому что это очень важно, чтобы народ наш в большей степени поворачивался к вере, чтобы он получал информацию именно с православной точки зрения.

Виктор Саулкин:
– Таврия – это место, где принял крещение святой равноапостольный князь Владимир. Все из присутствующих бывали на Святой земле. Когда я первый раз там побывал, я понял, что такое для нас Крым – это дя нас преддверие Святой земли. Природа очень похожа, многое в Крыму напоминает нам Святую землю, то есть это русское море. Крым – земля, где жили тавроскифы. Их не зря греки считали славянами, как и всех скифов русами считали. Возвращение Крыма – это для нас знак. Мы идем по направлению к Святой земле. О том, что такое Святая земля для русского человека, говорил и Николай Васильевич Гоголь. При Сталине генерал Павел Ротмистров мог через сутки быть в Царьграде, а до этого Михаил Дмитриевич Скобелев был близ Царьграда, но государь-император Александр II не дал ему войти в Царьград. Понятно, вся Европа объединилась тогда против нас во главе с Англией. Почему крест над святой Софией сто лет назад не мог воссиять? Потому что предали царя-мученика Николая Александровича. Сто лет назад Европа опять объединилась, хотя вроде бы с частью из них были в союзе, но мы понимаем, что целью было сокрушить православную русскую империю. Митрополит Антоний (Храповицкий) – глава Русской Православной Церкви заграницей тогда замечательно сказал: «Победа в войне, заходим в Царьград, Святая земля заселяется русскими людьми», – потому что и так сейчас только русские люди по Иерусалиму ходят толпами. Там на сто человек восемьдесят русские. Почему он так сказал, Господь этого не допустил? Потому что не могли безбожники, теплохладные люди, февралисты войти в Царьград, не могли войти в Иерусалим.

Сегодня, как мне кажется, маятник качнулся в другую сторону. Один журналист замечательно сказал. Ехал с возвращенными из плена ополченцами, даже не с ополченцами, а с простыми рабочими, которых каратели нахватали, а теперь меняют на своих пленных. Все, кто заходил в автобус, осеняли себя крестным знаменем после пережитых испытаний. Эта война, как очистительное горнило испытаний, как и Великая Отечественная война. Не хочется нам войны сейчас. Господь, действительно, как отец Николай сказал, отодвигает грозные события по молитвам старцев, по молитвам детей. Но кровь уже льется, зверства страшные совершаются. Фосфорные бомбы. И мы видим, как этот христианский западный мир пуст, как он равнодушно взирает на убийства. Как говорил наш великий поэт, «хмельна для них славянов кровь, да тяжким будет их похмелье». Началось с Сербии. И не зря сейчас сербы на стороне ополченцев воюют, не зря там воюют французы, испанцы. Это та консервативная христианская Европа, которая понимает, за что сегодня сражается Россия.

Россия по-прежнему остается бастионом веры христианской. Это удивительное событие, связь русской истории. Каждый раз силы антихриста (Наполеона не зря считали антихристом своего времени) по России наносят мощный, сокрушительный удар. И в 1917 году им казалось, что сокрушительный удар нанесли, храмы взрывают, России больше нет. Неожиданно Россия поднялась и в Берлин пришла. Флаг победы над Рейхстагом воздвигла. Сегодня опять против нас двунадесять языков собирают. Обамы и все прочие. Но вспомним, как после нашей великой Победы, сказал великий американский полководец: «В книге истории военного искусства, на первой странице в первом абзаце я бы написал строки: «не ходите на Москву, не надо воевать с русскими». Хотелось бы, чтобы они эти слова запомнили, потому что какие бы мы ни были немощные, если наступает час икс, как мы видим в Новороссии, такие силы просыпаются в народе, которые не одолеть никакому злу, потому что с нами Царица Небесная. Помните, отец Александр, слова в газете «Правда» в номере, вышедшем в День Победы в Великой Отечественной войне, там ни одного слова не было о коммунистической партии большевиков, но несколько раз было слово Бог и было написано: «Многовековая борьба славянства закончилась победой над Германией». Не зря у Сталина лежал Данилевский на столе, и сейчас читает Данилевского Владимир Владимирович Путин.

Наша задача сегодня – собрать все патриотические движения, это тоже может быть отдельной темой круглого стола. Как сегодня пытаются разъединить Путина и патриотов? Возвращаемся к теме Украины. Все говорили: танки надо было ввести в марте. Как мог Путин ввести танки? Вот, три часа, и танки в Киеве, танки в Карпатах, а дальше что делать с оболваненным сорокамиллионным народом, который скажет: вот мы стояли на пороге европейского счастья и изобилия и опять нам москали кляты не позволили. Поэтому Путин не вводит войска в Малороссию, люди должны сами отрезветь, вернуться к своей вере, к чувству своего единства под покровом святой Церкви. Возвращаясь к этой теме, опять скажу, что сейчас происходит такое очищение и отрезвление.
Мы переживаем великие времена, когда исчезает болезнь, которая с XVII века поражала часть нашего народа в Малороссии. Мне кажется, в этом смысл очистительного испытания.

Андрей Печерский:
– Недавно я прочитал статью православного священника из Тайваня, который привез гуманитарную помощь в Новороссию. Он говорит о том, что в Новороссии 80 процентов православных по сравнению с нашими небольшими процентами воцерковленных. То есть беда людей мобилизует и приводит к Богу, о чем говорил отец Кирилл (Павлов).
Каким столпом православия стал этот человек. Наверное, он не случайно говорит: «Опомнитесь и проснитесь, наконец. Очень дорогой ценой расплачиваются люди за отступление от Бога». Батюшка говорил: «Простым людям кажется невидимой помощь Божия, люди Бога не видят, не знают. Но связь невидимого мира с миром вещественным непосредственная. Господь и нужных людей воздвигает, дает им опыт и мужество, дает успехи в тылу и на фронте». Он имел ввиду тогда, в первую очередь, маршала Жукова... А сейчас, наверное, тоже Господь дает нам людей именно тех, за которых нам уже не стыдно, как и в былые годы.

Священник Александр Шумский:
– Андрей Николаевич хорошо подметил, что у нас сейчас, к сожалению, мало верующих людей в народе, но тенденция все-таки у нас хорошая, то есть просто еще количество не набрали, которое должно перейти в качество. Я имею дело с офицерами подразделений «Альфа» и «Вымпел», они к нам приходят, исповедуются, и они верующие люди. Командиры этих подразделений воцерковляют ребят. Каждый раз перед командировками мне подают списки бойцов, за которых нужно молиться. Все они верующие, все они знают, что они в эти списки внесены, все они молятся, то есть все больше и больше, особенно в наших спецподразделениях верующих ребят. Это такая тенденция точно существует. Мой сын полгода назад пришел из армии, служил в «Витязе», так там у них в храме Александра Невского почти все бойцы причащались регулярно, исповедовались, то есть уже армия наша воцерковляется. Отрадный процесс идет, и его хотелось бы ускорить.

Игорь Черный:
– Наверное, не погрешу против истины, если скажу, что пока будет существовать крестьянство в России, будет и Россия существовать. Крестьяне, христиане – однокоренные понятия. Это взаимосвязано. Почему сейчас все это происходит в Новороссии? Может быть, потому что мы немножко ослабли, духовно ослабли, о чем и говорилось. Эта сила, которая на нас напала, пользуется нашей слабостью и пользуется тем, что у нас в России в государственных органах, необязательно в высших, а на уровне среднего и низшего звена существует непонимание роли в нашем государстве крестьянства. Наша страна самая большая по плодородным площадям (10% чернозема). Я думаю, что крестьянство будет сильнее, если оно будет больше обращаться к Богу.

У меня отец украинец из Хмельницкой области. Для них было самым страшным ругательством, самым страшным оскорблением – слово «бандеровец». Папа с 1923-го года, а брат у него – с 1916-го года. Он помнит украинские села, когда электричества еще не было. И это был тихий, хороший народ, очень доброжелательный. Почему он таким стал? Потому что отошел от Бога. Правильно Виктор сказал, что как только человек отходит от Бога, он становится хуже скотины. Себе подобных убивает.

Нам надо всем вокруг Владимира Владимировича Путина собираться, и каждый человек, который встает на молитвы утром и вечером, должен молиться за нашего руководителя.

Андрей Печерский:
– Я хочу завершить нашу беседу на оптимистической ноте Давайте вспомним слова преподобного Серафима Саровского, которые мы вынесли в эпиграф на первой странице газеты «Русь Державная»: «Господь помилует Россию и приведет ее путем страданий к великой славе».
Дай Бог! Аминь.

Фото Ларисы Беляевой

от 20.04.2018 Раздел: Октябрь 2014 Просмотров: 333
Всего комментариев: 0
avatar