Добавлено:

Новые реалии государственной политики России

В редакции газеты «Русь Державная» 4 апреля с.г. состоялся круглый стол «Новые реалии государственной политики России».

В круглом столе приняли участие: член Высшего Церковного Совета Русской Православной Церкви, протоиерей Димитрий Смирнов; помощник председателя Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными органами священник Владимир Соколов; координатор Межфракционной депутатской группы по защите христианских ценностей Сергей Анатольевич Гаврилов; главный редактор газеты «Русь Державная», секретарь Союза писателей России Андрей Николаевич Печерский; заместитель главного редактора газеты Владимир Васильевич Танаков.

Заочно в дискуссии принял участие депутат Государственной Думы Александр Владимирович Ильтяков.


А. Печерский:
Дорогие друзья, я рад вас приветствовать в нашей редакции. Очень хорошо, что мы собрались в эти дни, накануне Пасхи, в конце Великого поста. События политической жизни нашей страны и вокруг них требуют духовно-нравственного осмысления того, что происходит. Мы все уже, может быть, устали от наших политических страстей, от бесконечных ток-шоу, воскресных вечеров с Владимиром Соловьевым и хотелось бы нам сегодня поговорить о том, о чем не говорили на этих ток-шоу. О том, что все-таки нам нужно постараться сделать – усилиями православных людей, православно ориентированных политиков, – чтобы сохранить мир между нашими народами. Я имею ввиду русских и украинцев.

Меня это особенно тревожит, потому что, с одной стороны, мой отец украинец, у меня есть родственники на Украине, а мама – русская. Я всю жизнь прожил в России, считаю себя русским человеком, но это совсем не значит, что я должен плохо относиться к своему роду, к своим родственникам. Этого просто не может быть. Мы единый народ. Так получилось, что ровно неделю назад я беседовал в Патриаршей резиденции в Переделкино со старцем Илием, схиархимандритом, и как раз по этой теме он очень хорошо сказал. Я задал ему вопрос: что мы, православные люди, можем сделать, что может сделать украинский народ? Он очень просто ответил: «Надо замиряться». Я позволю себе процитировать: «Надо умиротворяться, мирным путем идти, иначе смута не прекратится, и будут еще жертвы человеческие». Слова старца, мне кажется, ко многому и нас обязывают. Я надеюсь, что сегодня мы поразмышляем и на тему Крыма, о той победе, которую одержала Россия, поговорим о том новом курсе, который, по сути дела, вырисовывается с каждым днем в нашей стране.

Священник Владимир Соколов:
Обычно принято рассматривать подобные проблемы в контексте геополитическом, куда входят захват территории, ресурсов, технологий, пленение или идеологическая обработка людей и так далее. На самом деле, тот глобальный кризис, который охватил сегодня мир, своим истоком имеет ту правовую систему, которая на Западе принята как фундамент государственной, политической и экономической деятельности. Мы наблюдаем крах этой системы, саморазоблачение ее как раз на примере политики двойных стандартов Запада на Украине. Поэтому весь мир смотрит на Россию с некой тайной надеждой - не даст ли Россия другой образ человеческих отношений, другую парадигму международной политики? Ведь наша религиозная традиция возникла как раз в аспекте решения проблемы закона и благодати. Первое богословское произведение на Руси – это «Слово о законе и благодати» митрополита Иллариона. У нас всегда было недоверие к закону, потому что закон всегда можно было обратить в сторону сильного, в корысть богатого. Недаром у нас бытует поговорка: «Закон, что дышло – куда повернул, то и вышло». И вот ныне мы видим ярчайший пример, когда закон обращается в пользу того, кто имеет силу и корысть. Буквально он несется на палубах авианосцев и устанавливается бомбами и ракетами в пользу сильного, Это показатель страшнейшего нравственного кризиса – тотального лицемерия, в которое впала вся ойкумена. И в этом, как мне кажется, главная проблема мира. Решить эту проблему без религиозного участия невозможно, потому что религия предполагает нравственное обновление – ее идеал в Православии представляется как благодатное изменение и преображение человека, а через изменение человека и изменение окружающего мира.

В опыте Руси есть и опыт преображения мира через культуру. Наша культурная миссия и образование складывались иначе, чем на Западе. Центром духовной и культурной миссии на Руси были монастыри. Монастырь на Руси был духовной школой, практически университетом жизни. Здесь в результате такой работы создавалась новая общность людей, которые хотели построить свои отношения на любви друг к другу. Они понимали, что отношения, построенные на своих представлениях о справедливости и истине, непрочные и недолговременные (но именно на общественном согласии строятся отношения по закону). Поэтому приходящие в монастырь и желающие жить рядом с монастырем отказывались от своей воли, чтобы строить жизнь по воле и повелению Божию, ибо Бог благ – и все, построенное по Его воле, есть благо. И вообще в этом мире что-либо осуществляется только тогда, когда то, что строят люди, совпадает с Божественной волей, с направлением Божественного ветра. Кто попадает в этот ветер, ловит его в свои паруса, удерживается на плаву ровно столько времени, сколько удерживает направление этого ветра в своих парусах. А тот, кто не попадает в этот поток, фактически идет против Божественного ветра - и все, что делается им, разрушается. Сегодня Запад попал в такую ситуацию. Это, по-русски говоря, «западня».

С. Гаврилов:
Я считаю, что после воссоединения Крыма с Россией, и весь православный, славянский мир живут в другом измерении. Должен сказать, что мы прекрасно понимаем как законодатели, что и в политике, и в законодательстве по-прежнему активно идет сражение сил добра и зла. Особенно сейчас это актуально. Мы искренне переживаем и молимся за наших украинских собратьев, которые во многом стали жертвой спецоперации, дьявольских замыслов кукловодов, пытавшихся стравить наш Православный мир, посеять рознь, захватив власть в Киеве, распространив это беззаконие и на восточные области, на Крым, чтобы впоследствии ввергнуть их в сферу влияния НАТО. То, что произошло в Крыму – это начало, надеюсь, очищения, попытка духовного и светского сопротивления этим замыслам. Не случайно, что весь российский народ от Камчатки до Калининграда искренне сопереживал крымчанам, молился за наших братьев. Должен сказать, это для нас особенно ценно. Эта земля для нас особенно, пронзительно важна, потому что для нас она, особенно Херсонес, храмы Севастополя, мощи святого Луки – это колыбель нашего русского православия, средоточие нашего русского православного духа. Это место, где родилась наша славянская азбука, где почивали мощи святого Климента, где крестился князь Владимир, где проповедовал Иоанн Готский, где проливали кровь, жертвенно страдали и умирали сотни тысяч наших соотечественников.

Мы воспринимаем Крым, Севастополь, Херсонес, прежде всего, как колыбель, как место очищения для России, особенно, после, надеюсь, временного отпадения Киева. Сюда должна вернуться Россия, должен вернуться российский народ и в нашем общем труде, нашем стремлении защитить наших славянских братьев не только на юго-востоке Украины, но и в центре и на западе, помочь им вернуться на путь духовной правды. Мы должны найти те рецепты, те уникальные методы, те инструменты, которые позволят нам возродить наше православное единство. По сути дела, в XXI веке наметить пути духовного возрождения нас как крупнейшей, величайшей православной державы. Мы делаем все в смысле законодательства, с точки зрения семейного, оборонного законодательства, вопросов собственности для того, чтобы максимально поддержать этот процесс и мы надеемся, что все, что происходит в Крыму и на Украине, станет мощным толчком, мощным фактором для преображения нашего общего дома. Необходимы, как верно полагает Геннадий Зюганов, решительная смена социально-экономического курса, исходя из интересов народа, возрождение отечественной науки, промышленности и обороны. Необходимо прекратить поливать грязью историю наших предков. Россия – это величайшая цивилизация, и мы должны на этой основе сплотить все слои русского общества, все основные политические партии, для которых Родина и Господь выше любых партийных разногласий.

В. Танаков:
Плотность событий настолько велика, что не успеваешь не только осмыслить, но даже узнать о том, что произошло. В этом потоке событий хотелось бы выделить несколько: во-первых, одновременно с присоединением Крыма к России и всеми событиями, которые мы обсуждаем, пришло известие о том, что Польская Православная Церковь именно в эти дни перешла на Юлианский календарь, на старый стиль. Это радостный знак всеславянского единения. Тогда же мы узнали о том, что Предстоятели Польской и Сербской церквей обратились к Святейшему Патриарху в связи с событиями на Украине. Святейший Патриарх Сербский Ириней, процитирую, выражает «глубокую обеспокоенность по поводу беспорядков, братоубийственной ненависти, которая в наше время распространяется на Украине». Его Святейшество со скорбью вспоминает, что сама Сербия ранее претерпела подобное этому событие, нанесшее ей множество тяжких ран и приведшее к последствиям, от которых она до сих пор не оправилась. Он предупреждает, чтобы подобные события не ожидали наш славянский мир: Россию и Украину.

В связи с этим вспоминается, что крымский референдум прошел 16 марта, а накануне, 15 марта, был День Державной иконы Божией Матери, Покровительницы России, Путеводительницы нашей, всего нашего триединого русского народа. В этот день, 15 марта, в Крыму произошло замечательное событие. Там есть чудотворная мироточивая икона Державной Божией Матери, та самая, которая прошла крестным пешим ходом в 2008 году из Севастополя в Москву, когда восемь пеших крестных ходов соединились в Москве. С этой самой чудотворной иконой 15 марта объехали наши православные весь Крым в течение суток. Удивительны воспоминания участников: люди становились на колени, со слезами на глазах прикладывались к этой иконе. И мы полагаем, что благодаря Заступнице нашей, Матери Божией это событие судьбоносное – присоединение Крыма к России, а точнее, возвращение Крыма домой произошло без грома пушек. Это произошло удивительным, Божественным образом.

Одна из участниц крестного хода – Мария Кемпфер, которая переселилась к нам из Евросоюза, как она сама говорит, «бежала на Русь», потому что там тяжело жить, там гнетущая духовная атмосфера, а на Руси хорошо. Она приняла православную веру, крестилась. Мария говорит, что ей на крестном ходе рассказывали о том, что одному благочестивому мальчику 1 марта с.г. было дивное видение: как Матерь Божия покрывала Крым Своим честным омофором. Матерь Божия – хранительница нашего Крыма, России.
Мы видим, что не только политики являются инициаторами происходящего в наших странах, но есть и воля Божия, есть Покров Божий над нами. И эти судьбоносные события по воле Божией совершаются.

Священник Владимир Соколов:
Продолжая наши размышления о столкновении этих двух цивилизаций, надо обратиться к началу. Адам обучался в школе Бога – нарекая имена живому, он возрастал в любви к жизни и, постигая сущность живого, в мудрости. Но появился змей и, обольстив Адама и Еву, заманил их в свою школу – школу познания всего на свете, в школу, где учились жить не по любви и благодати, а по закону в страхе наказания. Русский народ всегда искал благодати, искал любви, а любовь побеждает страх. Однако такая цивилизация уже своим существованием обличает несовершенство западной цивилизации. Поэтому они многократно пытались стереть Россию с лица земли, уничтожить ее. Россия не жила без истощавших ее войн. ХХ-й век прошелся по становому хребту России двумя мировыми войнами и тремя разрушительными революциями. Украина вообще искусственное образование. Она была создана Западом именно для того, чтобы создать долговременную проблему России Нынешние украинские события - это очередная попытка подорвать «подбрюшье» России, но она не удалась, потому что Россия вдруг показала, что дух своей цивилизации, не смотря на многократные попытки ее уничтожить, не умер. Посмотрите, как весь народ откликнулся на эти события – единым духом.

Но вот здесь необходимо сделать выдох – и понять, что невозможно было бы так быстро присоединить Крым к России, если бы не сложились благоприятные для нас обстоятельства в столкновении элит, которые борются за мировую власть. А эти элиты восходят как раз к той «троице», которая существовала в эпоху событий, описанных в Евангелии: фарисеи, саддукеи и ессеи. Из них родились мировые элиты, которые борются за власть. Они вроде бы из одного корня, но борьба их смертельна. В данном случае Ротшильды разыгрывают на Украине партию, выигрыш в которой должен привести к краху мировой экономической системы Рокфеллеров, которая зиждется на процентной ставке с нефтедоллара. Мировая экономика последовательно загоняется в новую экономическую систему, которая будет основана на обмене валют. Ротшильды менялы – поэтому им необходимо создать несколько валютных зон, исключив из их числа доллар. Сегодня уже много торговых сделок производится помимо доллара. Ротшильды выигрывают этот кон политической и экономической игры. Раздел Украины – это расчеты за выигрыш. Крым – главный приз Ротшильдов. Что свидетельствует о том, что это именно так?

Крым когда-то был центром Хазарского Каганата, а русские князья разбили Хазарский Каганат при Белой пуще. Вспомним, где был разделен Советский Союз? В Беловежской Пуще. Это был акт мести за то поражение – и по замыслу тех, кто осуществлял этот акт, он должен был совершиться там же, где произошел разгром. Крым – это та территория, которую они пытались возвратить многократно. Топонимика для них священна. Я не буду сейчас подробно об этом говорить, скажу только о не очень известных попытках возврата.

В 20-х годах ХХ века в СССР приехал некий Джойт, он предложил Ленину большие деньги за то, чтобы еврейские общины селились в Крыму. В Крыму появились 50 общин, однако крымские татары их оттуда быстро выгнали. В 1943 году Рузвельт Сталину поставил условие, что поставки по лендлизу будут совершаться только в случае, если Крымская земля будет продана в собственность богатым американским евреям. Сталин получил деньги под залог Крымской земли. Когда закончилась война, Сталину предъявили выписанные им векселя. Но получилось, как в известном анекдоте. Когда Рузвельт и Черчилль просят у Сталина Крым, Сталин говорит, что конечно отдаст, но только в том случае если они отгадают загадку: какой из пяти пальцев на руке средний. Рузвельт и Черчилль делают неправильные попытки – и тогда Сталин, показывая им кукиш, говорит: «Нет, вот средний палец». Однако Сталину пришлось все-таки расплачиваться по этому долгу – он был одним из главных инициаторов создания государства Израиль. Когда умер Сталин, разговор о возвращении Крыма по векселям был возобновлен. Но Хрущев, передав Крым Украине, создал юридическую проблему нового правообладателя, потому что Украина в списке государств числилась отдельным субъектом.

Поэтому сейчас для Ротшильдов очень важно возвратить Крым в состав России. Возвратить, причем в сотрудничестве с Китаем. Заметьте, как твердо Китай выступил в поддержку России. Он заявил, что на все решения Совета безопасности, направленные против России, будет наложено право вето. Си Цзинь Пин позвонил Обаме и сказал: «Вы там поаккуратнее с Россией». В устах китайского руководства это фактически дипломатическая нота. Почему? Потому что Ротшильды переехали в Гонконг. Они перевели туда все банковские активы, заключили долговременные договоры сотрудничества с китайским руководством. И Ротшильды в этом содружестве с Китаем успешно подрывают сегодня всю экономику Рокфеллеров. Сноуден возник откуда? Из Гонконга – офиса Ротшильдов. Он возник за день до того момента, когда Обама должен был перед Конгрессом сделать доклад о том, как китайцы прослушивают все мировые разговоры. Сноуден – это такой превентивный политический ход, смысл которого можно расшифровать примерно так: «Вы прослушиваете всех, вы выуживаете новые технологии, воруете их и внедряете у себя, но и мы можем сделать то же самое». Ведь ясно, что на Сноудена работала целая команда хакеров. Они совсем недавно совершили нечто из ряда вон выходящее - заблокировали все американские спутники, которые могут управлять оружием. Си Цзинь пин поехал в Америку, с Обамой был заключен договор об электронном ненападении до 2022 года. Самим этим договором Китай был признан равноценным военным партнером. Современное оружие без спутникового управления становится кучей металлолома..

Китаю очень выгоден возврат Крыма в Россию, потому что это облегчает им задачу постройки в Крыму супер-порта, который откроет новый шелковый путь на восток. Поэтому китайцы подключают к нему еще и турок – без проливов прокладка этого нового пути на восток станет невозможной. Поэтому китайские дипломаты недавно приезжали в Турцию, очевидно, для того, чтобы. договориться о доле проливов в этом пути. После этого посещения Эрдоган заговорил с Западом совершенно в новой политической лексике. Он кричал, что мы тут самостоятельно разберемся, нечего лезть в наши дела. И такая лексика возможна стала в новой расстановке сил только потому, что за спиной у Эрдогана стоят Ротшильды.

Китайцы заинтересованы в Крымской земле еще и потому, что они взяли часть ее в аренду. У них наступает эпоха да тун (эпоха процветания) - голодать в эту эпоху нельзя, а своей земли не хватает, поэтому китайцы на стороне Ротшильдов и мы оказались вместе с ними.

Но это их планы, а есть – и надо это четко осознавать – Божественный замысел о России. Началось духовное возрождение России. И Бог помогает нам даже и через сторонние силы. Патриарх Кирилл ездил в Китай и его принимал лично Си Цзынь Пин. По ритуальному порядку глава Китая может принимать только равного. Такой прием – есть указание на крайнюю заинтересованность Китая в контактах и сотрудничестве с Православной Церковью. У Китая нет духовной программы. Руководители его прекрасно понимают, что без духовного обновления совершить те грандиозные планы по преображению Китая, будет невозможно.

А. Печерский:
Я хотел, батюшка, спросить Вас. У нас в прошлом номере была довольно любопытная публикация, автор – человек, явно в курсе религиозных течений, в том числе и всевозможных сатанинских. Он очень важное сделал наблюдение о том, что происходило на майдане. Он говорил, что многие жесты тех людей, которые там выступали – это чисто сатанинские телодвижения. Например, «кто не прыгает, тот москаль» – это чистый сатанизм. Об этом тоже мало кто говорит, но я так понимаю, есть силы, которые это внедряют.

Священник Владимир Соколов:
На Майдане сошлись все мировые силы - центр мировой политики сегодня именно там - нет ничего тайного, что не стало бы явным. Присоединение Крыма к России – это такая победа, которую трудно было себе представить еще несколько месяцев назад! Мы завоевали очень важный форпост не геополитический, а духовный. Мы показали, что политика может быть нравственной, жертвенной, а не захватнической и хищнической. Отец Илий говорит о мирном решении украинского конфликта. Но мирное решение возможно только тогда, когда мы будем действовать очень грамотно и трезво, понимая, что происходит, соотнося это с волей Божией и реалиями сложившейся мировой политики. И надо всегда помнить о главном – нет в мире такой силы, которая могла бы реально противостоять воле Божией, Его промыслительному действию в мире, а также нет такой хитрости, которая могла бы устоять перед бесконечной Его Мудростью.

С. Гаврилов:
Я думаю, то, что происходит на небольшом полуострове – это даже некий катализатор, может быть, процессов, происходящих в России. Я даже вижу, как преображаются наши государственные чиновники, приезжающие в Крым. Вижу, как преображаются и крымские руководители. Они из политиков и оппозиционеров, которые противостояли не только «оранжевой угрозе», но и валу коррупции (он шел со стороны Донецка), которые стояли на баррикадах, бились на референдуме, превращаются в мудрейших государственных российских политиков федерального уровня. Я общался с Сергеем Аксеновым, с Владимиром Константиновым, с крупнейшим экономистом Рустамом Темиргалиевым. Когда Господу угодно, то востребуется правильное. Чего мы опасались? Что после бандитской колониальной политики (в том числе той, которую вели олигархические кланы, а до этого оранжевые силы в Крыму) сила русская самостояния в Правде исчезнет, и придут бесхребетные соглашатели.

Когда начали происходить эти события в Киеве, то все ожидали, что депутаты разбегутся, что все займут прокиевскую сторону, даже в Севастополе. Но в какой-то момент, где-то с 26 по 28 февраля, начались массовые выступления, ситуация, которую для России даже невозможно себе представить, когда выходили тысячи людей. Не люмпены, не пенсионеры, а обычные люди с требованиями: «Россия, защити нас!», «Отстоим Свастополь!», «Защитим Крым!». Тогда появились люди совершенно из другого мира, из мира бизнеса, такие, как Алексей Чалый, которые демонстрировали крайнюю принципиальность, упертость в правильном смысле, неуступчивость. Своей решительностью они смогли сохранить Севастополь. Пришли бы эти мягкие бюрократы. Каток, состоящий из двух сил –западно-националистического экстремизма и псевдоисламских экстремистов, – мог бы просто раздавить Крым. Поначалу все к этому шло. Они демонстрировали превосходство, были прекрасно подготовлены и то, что произошло, я считаю, – промыслительно.

Важны две вещи. Первое, чему Россия научилась на примере Крыма. По сути эта драма, связанная с защитой России, не только суверенитета, но и будущего России. Ясно, что через украинский проект, который пришелся на олимпиаду, нам пытались нанести сокрушительный удар, опрокинув Россию в состояние Сирии. Важно, чтобы Россия научилась истинному пониманию национальных интересов, правильному пониманию патриотизма, духовного единства, пониманию своей истории, необходимости правильной национально-ориентированной экономической политики. Это серьезные вещи. То, что там в Крыму происходит – это по сути дела Преображение. Надеюсь, что Россия на этом не остановится.

Второе – мы должны предпринять все меры, чтобы воссоединение Крыма завершилось гармонично. Принесло минимум неудобств для Крыма, чтобы те силы на Украине, которые пытаются закрыть воздушное пространство, перекрыть электроэнергию, водоснабжение, не добились растерянности в крымском обществе. Очевидно, что Крым голосовал не только за российские пенсии, не за доплаты, не за российские инвестиции. Он голосовал за свободу, за порядок и за шанс для своих детей. Двадцать с лишним лет жили в тяжелейших условиях полуколониального режима. Но сейчас нужно сделать все с точки зрения бюджетной, культурно-образовательной политики, с точки зрения сохранения прав собственности, с точки зрения привлечения честного бизнеса к реализации крупнейших инвестиционных проектов, чтобы крымский мир был модернизирован и соответствовал ожиданиям народа.

Это серьезнейший вопрос испытания и для крымской, и для федеральной власти. Крым как импульс Преображения должен состояться в каждом регионе, в каждом уголке России, в каждом приходе, в каждой серьезной организации. Я перед отъездом встречался с Геннадием Зюгановым. Он говорил, что западные политики искаженно все воспринимают, а для него Крым – это место, где он сражается до сих пор, где сражался, чуть не погиб его отец при освобождении Севастополя. Каждое 9 мая он приезжает туда и он воспринимает Крым, как место, где должны собраться все активные политические силы и встать над партийными разногласиями, исходя из принципов справедливости, честности, народовластия.

А. Печерский:
Вспоминаю снова старца Илия, который сказал, что надо идти мирным путем, умиротворяться, иначе смута не прекратится, и будут жертвы.

Протоиерей Димитрий Смирнов:
Чтобы мирно решить проблему, нужно отключиться от общения с западными СМИ и потратить десять лет на пропаганду. Новое поколение, к сожалению, воспитано в ненависти к России. Значительная часть населения Украины Россию ненавидит не известно за что. Это обыкновенная пропаганда. Мы слышим: кто выиграл Вторую мировую войну? Америка! Вы что, учебники не читаете? Английский, итальянский, французский, американский учебники не читали? Выиграла Америка! Что тут объяснять? Это бесполезно. Причем, наши СМИ были все слышны и видны там до прошлой недели. И все равно – ненависть.

А. Печерский:
Надо говорить правду. Люди разные есть, замечательные есть люди на Украине, которые так же, как мы, страдают.

Протоиерей Димитрий Смирнов:
А в Берлине какие хорошие люди есть! Вообще людей плохих нет, как и нет здоровых. Есть необследованные.

А. Печерский:
А как Вы считаете, есть ли какой-то выход из этой ситуации? Новые реалии российской государственности изменяются на глазах. С каждым днем.

Протоиерей Димитрий Смирнов:
Новые реалии всем известны. Может быть, не всем понравится, но для меня лично совершенно невозможно было некогда родившегося на Украине человека считать иностранцем. У меня в Киеве теща похоронена, в Киеве родственники живут. Мы не так часто общаемся, но никогда не считал, хотя слышал такие разговоры, что украинцы – это другая нация. Даже генетически мы одинаковы. У нас третье лицо в нашем государстве – украинка, мои сотрудники, например, по Патриаршей комиссии имеют обычные малороссийские фамилии. У нас священников много украинских, особенно их в советское время много было, когда здешние были перебиты (мой прадед был расстрелян, когда ему уже под 70 было). Очень много с Украины приезжало ребят, в том числе и с Западной Украины. Они учились в Троице-Сергиевой Лавре, служили и служат сейчас священниками. Мы знали, что они с Украины, у них немножко другой говор, но это же не значит, что они не русские. А чем отличается белорус от великоросса? Никакой разницы нет. Разве только тем, что процент погибших во Второй мировой войне у них больше был: каждый четвертый житель Белоруссии погиб. Но я об этом скорблю также, как и о великороссах. Это нельзя разделить. Мы же немножко знаем историю. Кто основал Ярославль? Князь киевский Ярослав. Кто основал Москву? Князь киевский Юрий Долгорукий. Какой титул носил митрополит Петр, который заповедовал себя похоронить в Москве в строящемся соборе и являлся духовным основателем нашего Московского царства? Митрополит Киевский и Всея Руси – вот его титул. Митрополита Петра на каждой всенощной поминаем, а мощи его так и лежат в алтаре Успенского собора – нашего самого главного собора России. Это что, человек другой нации? Он духовным центром Руси сделал Москву. Почему так? Потому что русских теснил на север хан Батый, но народ-то все равно остался тот же. Конечно, во время разделения митрополии язык менялся. Допустим, украинский говор остался ближе к старославянскому, чем московский. А что это меняет? Мы раньше по речи могли определить, откуда этот человек: вологодский, ярославский, архангельский. И что такого? Украинских было много говоров, есть и смешанные, воронежской части, луганской, так называемый сурж, но народ-то все равно один. Мне очень претит разделение наше на три государства. Мы уже этим себя духовно ослабили. У меня даже был такой «проект». Нам надо было после того, как Советский Союз затрещал по швам, перенести столицу государства в Киев. Там и климат лучше, и город красивый, и там истоки наши духовные: Киево-Печерская лавра. Я сам был строителем и настоятелем храма Ильи Муромского в Подмосковье, у меня орден есть Нестора Летописца. Он был другой нации? А митрополит Владимир Богоявленский был митрополитом и Санкт-Петербургским, и Московским, и Киевским. Одна страна, один народ. Никто никому не запрещает говорить и писать по-украински. Зачем это разделение? Это все как-то не по-христиански. Сейчас уже все говорят: два народа, мы славяне. Мы славяне, но и хорваты славяне. Славян много, но мы и хорваты – разница серьезнейшая. Я могу всех славян перечислить. Так же как сербы и черногорцы. Они говорят: у нас языки разные. Там есть четыре или пять слов разных. Это же не значит, что надо государство разделять. Какой в этом смысл? Тем более, что большинство отдыхающих на морском побережье – сербы. Кому нужны эти препоны, границы?

Даже Европа. Как вот немцы не любят французов, как французы смеются над немцами, но и они стремятся объединиться, несмотря на все противоречия. А мы разделяемся. Понятно, что в это разделение наши заокеанские друзья вкладывают большие деньги. Но зачем же идти у них на поводу? У них свои задачи. У нас свои. Веник, разделившийся на прутики, легко сломать.

Для меня это личная трагедия. Я раньше думал, что «сердце кровью обливается» – это художественный образ, а когда начались эти события, я реально почувствовал, как по внешней части, причем не со спины, а со стороны груди у меня течет по сердцу кровь. Я это физически ощутил и в течение недели это ощущал. Не постоянно, а такими приступами. Оказалось, действительно так, когда человек погружен в сильные переживания. Такой вот опыт к старости ощутил.

У меня жена очень любит и понимает украинскую речь, в этом же красота, в разных русских наречиях. Мне нравится, когда жители владимирской земли говорят не «агурцы», как мы москали, а «угурцы». Мне кажется, это красиво, в этом слышится дифтонг начальный, потому что «у» писалось по-славянски, как «оу», поэтому «угурцы» – это вполне правомочное название. В этом слышится определенная древность, как и во многих словах украинских слышится наше древнеславянская культура. Это общие корни и одно и то же дерево. Оно может разветвиться, но ствол-то один. Сейчас, конечно, для меня то, что возникли такие отношения – это личная трагедия. Все для меня там родные люди, хотя я абсолютный москаль. Мой прапрапрадед служил священником в Москве. И прапрадед и прадед. И я даже в двух храмах послужил, где служили мои пращуры.

А. Печерский:
А у меня такая получилась история: как то маму спросил, почему у нас в семье все неверующие, а я как-то к Богу пришел? Она говорит: «Ты не знаешь, твой прадед по отцовской линии был священником на Украине, вот он, наверное, тебя и отмолил». Я трепетно отношусь к своему прадеду, который отмолил меня, что я открыл глаза и увидел Бога.

Протоиерей Димитрий Смирнов:
Мой предшественник в том храме, где я сейчас служу, в храме Митрофания Воронежского, родился на Холмской Руси в Польше, когда она еще принадлежала Российской Империи. Фамилия – Медведюк. Сын крестьянина простого, отец пятерых детей. И вот он служил в нашем митрофаньевском храме, он, Медведюк, отец Владимир. И был настолько прекрасным проповедником, что со всей Москвы приезжали его послушать, с ним побеседовать. Его в 1937 году расстреляли. А до этого он еще успел и на Беломорканале побывать, это была первая его Голгофа. В Москву после этого въезд ему был запрещен, он служил в другом храме, в Подмосковье, в селе Язвищи, родина Иосифа Волоцкого, и после этого был расстрелян. Осталась матушка с детьми, с пятью. Всех вырастила, сейчас одна только дочка осталась. И отец Владимир, который до меня служил, мой предшественник, о котором я даже говорить без слез не могу, он мне иностранец что ли? Он на территории теперешней Польши родился, а фамилия у него такая западно-украинская – Медведюк. И мы ему иконы пишем, житие составили, службу. Это не наша общерусская история? Украина разве ведь не Русь? А Белоруссия, это не Русь? С любой стороны это трагично. Я уж не знаю, как дальше будут события развиваться. Как говорится, не дай Бог.

А. Печерский:
А возьмем, к примеру, такие легендарные личности, как протопресвитер Матфей Стаднюк, его боевой заместитель, староста храма Капчук Николай Семенович. Оба, как говорится, хохлы из хохлов, а какие это русские люди!

Отец Матфей рассказывал, как он буквально бегал, ходил пешком по деревням, люди его встречали радостные.

Протоиерей Димитрий Смирнов:
Вспомним и нашего архидьякона Андрея, они односельчане.
Ну как тут можно разделить? Мы же себе не мыслим церковь без отца Андрея. Без отца Владимира, священномученика Медведюка.

А. Печерский:
Это не просто наша история, это наша кровь, наши гены.

Протоиерей Димитрий Смирнов:
Ну кровь, все таки, вы знаете, не так важно, как важна душа, потому что бывает так: у родных братьев прохладные отношения. А вот кто в одном приходе, в одной церкви, эти люди гораздо ближе. Хорошо, когда у братьев бывает или у сестер и духовное родство, и телесное. Это замечательно. На одном телесном много не построишь, поэтому если мы вернемся к нашей общей духовной составляющей, нашему православию, то и мир будет и в сердце, и в голове, и не будет никаких обид.

А. Печерский:
Так, может быть, все эти события происходят промыслительно, чтобы народ проснулся от этой спячки и начали действительно молиться?

Протоиерей Димитрий Смирнов:
Вообще-то все, что происходит в мире, даже войны, даже большевизм, самоизмышленная пагуба такая, это же тоже должно быть уроком. Но когда читаешь, что происходит, видишь, что один в один – февральская революция. Те же силы, кто готовили ее, и те же, кто участвовали, и те же, кто сочувствовали, как бы все одинаковое.

А. Печерский:
Я вспоминаю сейчас момент, когда Вячеслав Клыков пытался именно в Херсонесе свой памятник князю Владимиру установить. В итоге с большим трудом его установили рядом с Херсонесом. Есть информация, что памятник князю Владимиру будет вскоре все же перенесен в Херсонес. Это несомненно промыслительное событие, тем более, что в следующем году празднуется 1000-летие преставления святого равноапостольного великого князя Владимира.

Фото Ларисы Беляевой

от 27.04.2018 Раздел: Апрель 2014 Просмотров: 253
Всего комментариев: 0
avatar