Добавлено:

Огненное испытание

Боевые действия, которые ведет украинская армия, именно как армия, проходят вынужденно, потому что позади нее стоят заградотряды, состоящие из представителей правого сектора, нацгвардии и частных военных компаний. Поэтому обычно, когда возникает просто боестолконовение с армией, чаще всего ведется неприцельная стрельба. То, что происходит сейчас непосредственно в Донецке, это уже переформатирование. Хунта долго собирала силы, много тратила денег, и стоит отметить, что тот факт, что на Украине 6 мая 2014 года был принят закон об амнистии, прошел почти незамеченным. Причем эта амнистия стала просто беспрецедентной по украинским меркам. Буквально за два-три дня на свободу было выпущено больше заключенных, чем за восемь лет до этого вместе взятых. То есть на свободу вышли 15 тыс. человек, а всего по амнистии было освобождено 26 тыс. заключенных. Впервые на Украине под амнистию попали люди, виновные в тяжких преступлениях, в том числе убийствах, грабежах, насилии. Впервые были амнистированы люди, совершившие повторное преступление во время пересылки или нахождения в СИЗО либо уже после оглашения приговора. Иными словами, на свободе оказались не просто рецидивисты, а нередко законченные рецидивисты. Основным условием для их амнистии стало согласие служить в национальной гвардии.

Для того чтобы понять, что происходит, надо разобраться в том, что же такое нацгвардия. Отчасти она представляет собой внутренние войска. Это те люди, которые горели на Майдане от бутылок с зажигательной смесью, те, кого расстреливали так называемые неизвестные снайперы, и те, кого убивали «мирные» демонстранты с Майдана. Естественно, они прекрасно понимают, где в нынешней ситуации зло и где добро.Естественно, они осознают, что не хотят убивать своих сограждан – тех, кто к ним хорошо относится, кто помогал им. И сегодня происходит постоянный переход на сторону ополченцев, на сторону народа, потому что ополченцы – плоть от плоти и являются этим народом, живущим на своей земле. Народом, который никогда не пойдет с оружием из Донецка, Луганска, например, во Львов или Ивано-Франковск. Люди вынужденно берут в руки оружие, чтобы защищать свой кров, семью и родную землю.

Так как освобождение первых заключенных началось 13-14 мая, то как раз двух недель оказалось достаточным, чтобы пройти так называемые курсы молодого бойца. Эти курсы общевойсковой подготовки, я полагаю, можно с уверенностью назвать просто курсами убийства мирного населения. За две недели нормального воина сделать нельзя, а людям, уже преступившим закон и получившим карт-бланш на мародерства и убийства, психологически легче совершать преступления. Поэтому мы и наблюдаем резкую эскалацию и усиление агрессии, а также увеличение количества жертв в Донецкой и Луганской Народных Республиках.

Люди нередко думают, что кто-то все решит за них. Мол, зачем мне идти в ополчение, если пойдет сосед? В те дни, пока я находился в Донецке, Луганске и в регионах непосредственно Донецкой и Луганской Народных Республик, я общался с сотнями ополченцев, встречал учителей, врачей, предпринимателей малого и среднего бизнеса, отложившими свой бизнес и прекрасно понимающими, что сейчас не время зарабатывать деньги – сейчас необходимо защищать свой родной край от оккупации, которая ему грозит. Произошла одна показательная история. Я познакомился с жителем Днепропетровска. Это был уже немолодой мужчина, приехавший защищать Донецкую Народную Республику. Его сына силой мобилизовали в украинскую армию и убили за то, что он не хотел воевать в Донецке. И отец, понимая, что его сын убит в Днепропетровске, взял в руки оружие, чтобы защищать Донецк и Луганск от хунты. Украинские силовики, совершающие нападения на Донецкую и Луганскую Народные Республики, утверждают, что эти земли могут быть только или украинскими, или безлюдными.

Какая Украина нам нужна? Мы были готовы к диалогу в рамках референдума. Потому что прекрасно понимаем: когда в рамках одного государства совершаются убийства, а по сути идет гражданская война, развязанная хунтой, то это государство не может быть унитарным по той простой причине, что кровь, убийства и личная неприязнь слишком велики. Максимальным компромиссом для сохранения государства может служить федерация или конфедерация. Именно с этой целью мы и провели в Донецке съезд народных представителей этих Народных Республик и шести других регионов Новороссии. Новороссией исторически назывались регионы, входящие в Харьковскую, Запорожскую, Днепропетровскую, Херсонскую, Николаевскую и Одесскую области. Таким образом, получилось восемь субъектов – шесть областей, пока еще находящиеся под оккупацией в составе Украины, и две независимые республики. Те шесть областей, что находятся в составе Украины, однозначно будут принимать решение провести референдум: оставаться в унитарной стране, федеративной или конфедеративной Украине, или же следовать принципу Донецка и Луганска в борьбе за независимость.

Что касается Запорожья, Одессы и Харькова, то хочу заметить, что там действовал мощный репрессивный механизм. Например, Харьков сейчас является лидером по количеству арестованных людей, они исчисляются сотнями – я даже не могу назвать точную цифру. За георгиевскую ленточку или триколор по абсолютно надуманным поводам возбуждаются уголовные дела и людей берут под стражу. Теперь относительно Запорожья. 13 апреля 2014 г. в Запорожье была проведена карательная акция. По всем меркам, очень жестокая, но, Слава Богу, обошлось без убийств. В Харькове людей убивали, в Одессе просто жгли. В Запорожье после официальной акции марша запорожцев несколько сотен наших ребят окружили более двух тысяч вооруженных представителей правого сектора – так называемой самообороны Майдана. Эти вооруженные люди на протяжении восьми часов заставляли ребят или вставать на колени, или идти коридором позора, или отдавать георгиевские ленточки и триколоры. Под конец они требовали отдать хотя бы одну ленточку или хотя бы один триколор. Ни одной ленточки, ни одного триколора ребята не отдали, и их били на протяжении восьми часов. Били бейсбольными битами, арматурой, поливали кислотой, травили газом.

Стоит отметить, что 13 апреля были праздники – Вербное Воскресенье и Вход Господень в Иерусалим. Почему я обращаю внимание на то, что это были православные праздники? Да потому что к каждому православному празднику нам всегда преподносят большую пакость! Приведу простой пример. События на Майдане начались 21 ноября. Но 21 ноября – день Архистратига Михаила, небесного покровителя Киева. Его в Киеве очень почитают, ему посвящено много памятников, и существует множество фресок с его изображением, например, в Михайловском соборе. Первая большая кровь пролилась непосредственно в Крещение – в январе, на крещенские морозы, а так называемая антитеррористическая, а по сути карательная и террористическая, операция была объявлена именно в Вербное Воскресенье – в праздник Входа Господня в Иерусалим.
Первые массовые убийства произошли на Пасху. Мы видим, что каждый важный и святой день для русского православного человека всячески пытаются омрачить. То же самое касается и Дня Победы. Почему же так происходит? Все очень просто. У англосаксов есть такая «привычка» – для народов, которые свято чтут какие-то важные даты, именно в эти святые дни готовить страшные события, чтобы трагедии заслоняли национальный праздник, нарушали национальные и религиозные традиции и рождали чувство потерянности. К сожалению, относительно дат у них все по плану. Но, Слава Богу, не по плану идет то, что касается оккупации Украины и порабощения людей. Люди проснулись. Появилось действительно народное ополчение, действительно самооборона, действительно самоорганизация снизу.

Ополчение пополняется. Мало того. Пока я там находился, приехали ребята из Винницы и Житомира. Я напомню, что это населенные пункты, которые находятся западней Киева – не Юго-Восток Украины. Приехали и киевляне, и ребята из Днепропетровска и Запорожья. Ясно, что сейчас наша основная задача – защитить Донецкую и Луганскую Народные Республики. И мы понимаем: де-юре и де-факто они уже состоялись, и теперь важно, чтобы они выстояли. Тогда у нас получится легализовать проект «Новороссия». Напомню, что Новороссия – историческая общность, которой несколько сотен лет, и, естественно, она уже состоялась. Состоялась в наших душах и наших сердцах, и дело за малым – отстоять ее. Мы не воины, не солдаты – мы пытаемся организовать переговоры, помочь самоорганизации людей, готовых постоять за свою землю. И охота была объявлена в первую очередь на нас.

Приведу некоторые цифры. Их можно найти и на официальном сайте Центризбиркома Украины. Надеюсь, что их не подчистят, потому что я заметил интересную практику: как только мы что-то озвучиваем со ссылкой на официальные ресурсы, сразу же или исчезает страница, или происходит еще что-либо. На прошлых выборах в 2012 г. ( прошло-то всего два года!) в реестре избирателей Украины насчитывалось 36 млн 610 тыс человек. Теперь на так называемых выборах, которые по сути представляли собой какое-то не особо достоверное представление, в списки избирателей были включены 29 млн 570 тыс человек. Семь миллионов граждан Украины куда-то пропали. Слава Богу, ядерной войны у нас не было – по крайней мере пока. Куда могли деться семь миллионов избирателей, согласно официальной версии хунты, не совсем понятно.

Российские журналисты на выборы не допускались, хотя они были аккредитованы непосредственно Центризбиркомом. Их не пропускали пограничники. Такая игра в «хорошего» и «плохого»: кто-то давал добро, а кто-то другой запрещал. Почему? А потому что российские журналисты более въедливы и прекрасно показали бы реальную картинку: факты нарушений, откровенную «карусель». Бюджетники голосовали на пяти-шести избирательных участках. Еще пример для понимания ситуации: в Донецкой области проголосовало лишь чуть более трех процентов избирателей, а в Луганской – 4,7 процента. И разве можно утверждать, что эти регионы голосовали? Однозначно: нет. Донецкая и Луганская Народные Республики проголосовали на референдуме, где четко подтвердили свое решение о принятии независимости.

Миром правят символы. Я хочу заметить, что именно в день выборов по центру Киева впервые без всякого противостояния прошагал гей-парад. А над главным офисом Службы Безопасности Украины, сейчас превратившейся в службу бандеризации Украины, развевается американский флаг – американцы занимают там целый этаж. Все украинские компании и операторы мобильной и интернет-связи снабжены большим количеством техники, привезенной ЦРУ, и абсолютно вся переписка, все звонки и прочее контролируются и прослушиваются. Иными словами, Украина потеряла свою независимость. И надо понимать, что на оккупированных территориях выборы не проводятся.

Наши «американские партнеры» выразились весьма однозначно: Украине не помешает афганский опыт. Они не скрывают, что сделали из Украины европейский Афганистан, а афганский опыт подразумевает следующее: независимо от того, кто где и как голосовал, главное – надо легитимизировать какого-то президента, а что будет дальше на этой территории – не суть важно. Важно, чтобы президент был наш. Обратите внимание: Порошенко был назначен на Майдане, а вернее сказать, в Вашингтоне еще в прошлом году. На Майдане и в горячих точках он не появлялся и не участвовал в тех страшных событиях, в отличие от Кличко и того же Яценюка, Турчинова или Тягнибока. Мы видим, что все они по популярности, мягко говоря, просели после Майдана и во время Майдана, потому что пролилась кровь, были насилие, грязь, оккупированный Киев. Порошенко появился только под конец и опять весь в белом. Стоит отметить, что еще в январе, когда Порошенко участвовал в экономическом форуме в Давосе, он начал требовать от Билла Гейтса, одного из самых богатых людей в мире, финансирования Майдана. Простой олигарх из Украины, пусть даже с парой миллиардов долларов в кармане, вряд ли может делать подобные заявления.

Помощь нам однозначно нужна, прежде всего необходима бесполетная зона. Когда самолеты карателей и укрнацистов прекратят летать над нашими землями, там сразу воцарится мир и порядок, потому что сражаться на земле они не могут. В прямом боестолкновении они всегда проигрывают. Абсолютно всегда. Потому что летают и убивают за деньги, а мы воюем за свою землю. И прекрасно знаем, что земля дает сильнейшую энергетику – никогда наш народ не проигрывал ни одной войны на своей земле. Среди этих летчиков, тех мерзавцев, что продают свою душу за деньги, которые платят Коломойский и все остальные, много представителей частных военных компаний, не только американских – поляки, чехи… Но все эти «солдаты удачи» достаточно быстро сдуваются и проигрывают, встречая реальное сопротивление. Естественно, они требуют повышения гонорара от укрнацистов, а американские спонсоры не успевают печатать доллары с такой скоростью, чтобы выплачивать эти гонорары.

В отношении мирного населения проводится карательная операция. Геноцид и зачистка целых регионов, население которых больше любой средней европейской страны. Мы не собираемся захватывать чужие города. Мы хотим мирно и спокойно жить в своих городах. Государственный переворот, кровавый переворот, который произошел на Майдане, уничтожил Украину как государство, и Новороссия – это новый проект, возрождение нашей земли, государствообразующее возрождение тех правил, по которым мы собираемся жить. В Конституции Украины записано, что вся власть на Украине принадлежит народу. Так вот, Майдан уничтожил эту статью, она переписана – теперь вся власть на Украине принадлежит Майдану. Нам майданократия не нужна. Нам необходимо народовластие, и референдумы в Донецке и Луганске показали, что лучший инструмент народовластия – именно референдум и «народовластие» – понятное слово и на русском, и на украинском языках.

Без участия России эскалация однозначно будет обостряться, а градус насилия повышаться. Укрнацисты постараются использовать максимум всего, чтобы уничтожить нас. Мы видим, как град и артиллерия утюжат Славянск. Мало того – закрыты гуманитарные коридоры. Родители, бабушки и дедушки пытаются вывезти детей из зоны боевых действий, и по официальной версии укранцистов коридоры существуют. Но когда в эти коридоры направляются мирные жители, их грабят, насилуют, убивают и лишают всего. На самом деле никаких коридоров нет. Это абсолютная ложь.

Как будут развиваться события дальше? Однозначно: наш народ умеет воевать. И даже если сегодня не умеет, то быстро научится. Мы не хотим воевать, но вынуждены это делать. Если так пойдет и дальше, территория распространения гражданской войны будет расширяться, и думаю, что она докатится до Львова, а может быть, и дальше. Мы прекрасно знаем, что наш народ заканчивает войны в столицах тех государств, которые их начали.

Я уже говорил по поводу Порошенко. Стоит отметить, что Кличко, будучи кандидатом в президенты, все время говорил, что будет баллотироваться в президенты. Но вскоре был арестован в Австрии его главный спонсор, некий олигарх Фирташ, газовый украинский магнат. Основная цель была в том, чтобы остановить Кличко. В начале марта, через неделю после ареста, Кличко встречается с Порошенко, и они вместе летят в Лондон, где встречаются и с премьер-министром Великобритании, и с министром иностранных дел. Через три дня Кличко перестал быть кандидатом. Президентом становится Порошенко, и основная его функция – могильщик государства Украины. Англосаксам нужна зона нестабильности, зона дестабилизации на границах России и Евросоюза. И необходимо прекращение поставки углеводородов из России в Германию. Зачем? Это сильно ударит по России – Россия теперь не получает выручку в миллиардах долларов или евро, а соответственно, Евросоюз, прежде всего Германия, не получает так необходимое сырье для химической промышленности и для промышленности вообще. Так, одним ударом, убивают двух зайцев: наносят сильный экономический удар Евразийскому союзу и его флагману – России, а также Европейскому союзу, его флагману – Германии. Благодаря этому можно продолжать печатать фантики под названием доллары и не бояться дефолта, потому что, естественно, Европа и Россия окажутся в худшей экономической ситуации.

Что будет дальше? После окончания Второй мировой, как известно, состоялся Нюрнбергский процесс, на котором были осуждены нацистские преступники. Сейчас в Европе существует Гаагский трибунал. Мы прекрасно знаем, что он политически мотивирован – решения там принимаются, мягко говоря, не совсем однозначные. Я знаю одно: у нас будет Славянский трибунал. Естественно, в городе Славянске, уже сейчас ставшим городом-героем, городом-крепостью, нашим современным Сталинградом.

У Порошенко очень простая функция, которой его наделили англосаксы – функция главы временного правительства, по сути, Керенского. Мы помним, что после правления Керенского произошла Октябрьская революция, или переворот – кому как удобнее это называть, и в конце концов Российская Империя распалась. Она потеряла Польшу, Финляндию, ту же Украину в 1918 году, ровно сто лет назад. Повторюсь: Порошенко, будучи современным Керенским, выполняет функцию могильщика Украины как государства. Моя Родина – Украина как суверенное независимое государство – приказала долго жить. Новороссия – наша попытка ее возродить на новых принципах народовластия, а не на принципах того беспредела, который творится ныне. Какое это будет государство? Второе русское или третье, как Россия и Беларусь? Будет Новороссия, со своими принципами. Существуют же, например, Австрия и Германия, которые живут в одном историческом культурном и геополитическом выборе, и никто никому не мешает.

Владимир РОГОВ,
сопредседатель движения
«Народный фронт Запорожья»
Из выступления по радио «Говорит Москва»
Фото: rosred.ru, slavdelo.dn.ua, pravmir.ru

от 20.04.2018 Раздел: Июнь 2014 Просмотров: 230
Всего комментариев: 0
avatar