Добавлено:

Под предводительством святых

Крестные ходы и русское религиозное самосознание



В Новоспасском монастыре состоялась секция Рождественских чтений «Крестный ход: история, современность и развитие».

Открыл работу секции председатель Отдела Московского Патриархата по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин. Отец Всеволод призвал участников встречи не просто рассказать о проходящих в России крестных ходах, но поделиться проблемами, которые сегодня существуют в их организации и проведении. Напомнив, что в течение советского периода традиция крестных ходов уничтожалась, он указал на вновь открывшуюся агрессию против Церкви и необходимость восстановления православной жизни народа. Как отметил выступавший, организаторам крестных ходов необходима координация планов и действий друг с другом, с епархиями, приходами и светскими властями.
Публикуем выступление Евгения Иванова – сотрудника Центра молодежных программ и проектов им. свт. Спиридона Тримифунтского – на секции Рождественских чтений «Крестный ход: история, современность и развитие»


Крестные ходы являются древней и неотъемлемой частью церковного Предания. Их прообразом считают перенесения Ковчега Завета в древнем Израиле. Священное Писание свидетельствует о том, как царь Давид собрал тридцать тысяч израильтян для перенесения Ковчега в Иерусалим: его благоговейно везли на колеснице, при этом «Давид и все сыны Израилевы играли пред Господом на всяких музыкальных орудиях из кипарисового дерева, и на цитрах, и на псалтирях, и на тимпанах, и на систрах, и на кимвалах» (2 Цар. 6:5). Царь Давид был столь радостным, что «скакал из всей силы пред Господом» (2 Цар. 2:14).

Крестные ходы в собственном смысле слова появились в Церкви Божией в начале V столетия в Константинополе благодаря святому отцу нашему Иоанну Златоусту. В то время ариане устраивали на улице ночные песнопения, чтобы завлечь народ в свою ересь, отрицавшую единосущие Святой Троицы. Святитель Иоанн, видя происходившую отсюда опасность, наказал православным также упражняться в пении гимнов. Сократ Схоластик передал любопытные подробности этого святительского наказа: «исповедники единосущия ночные свои песнопения совершали гораздо торжественнее, ибо Иоанн придумал сопровождать их ношением серебряных крестов при свете восковых свечей».

Думаю, всем православным полезно помнить, что эти первые в истории крестные ходы были посвящены защите самой главной истины нашей веры – догмата Святой Троицы. Крестный ход, таким образом, по своему происхождению есть ни что иное, как торжественное многолюдное свидетельство в общественном пространстве о Православной вере.
Крестный ход, по выражению Архиерейского Собора Русской Церкви (2008 г.), есть «видимое выражение веры и благочестия народа Божия».

От греческой церкви крестные ходы были усвоены на Руси. Уверенно можно говорить об этой традиции начиная с Крещения Руси при святом князе Владимире.

Сохранились достаточно подробные летописные сведения о ряде крестных ходов в Древней Руси. Подчас это единственные записи Нестора летописца за тот или иной год, что говорит о важности данных событий. Можно привести как пример очередное перенесение мощей первых русских святых – князей Бориса и Глеба – в 1115 г. (при Владимире Мономахе): «митрополит, епископы, игумены, облачившись в святительские ризы и возжегши свечи, с кадилами благовонными, пришли к ракам святых и взяли раку Борисову, и поставили на возила, и поволокли их за верёвки князья и бояре (...). И нельзя было везти из-за множества народа: поломали переносную ограду, а иные забрались на городские стены и помосты, так что страшно было смотреть на такое множество народа».

В этой записи летописца мы видим описание всенародного торжества: русские люди прославляли своих первых святых – Бориса и Глеба.

В последующие века Русская земля возрастала в благочестии, появлялись новые святые и чудотворные иконы, что давало повод для установления связанных с ними крестных ходов. Это, конечно же, прежде всего богородичные крестные ходы в честь великих икон Божьей Матери. В грандиозных московских крестных ходах XVI-XVII веков происходила встреча Владимирской иконы и образа Одигитрии, сопровождавшаяся службой на Красной площади в присутствии царя и высшего духовенства. Эти события были зримым выражением единства русских людей друг с другом и с Церковью Небесной, торжествующей.

Для русского человека крестный ход был переживанием непосредственного присутствия Бога и Его святых. Это очень хорошо выразил святитель Филарет Московский в следующих словах: «Когда вступаешь в крестный ход, помышляй, что идёшь под предводительством святых, иконы которых в нём шествуют, приближаясь к Самому Господу».

Для православных русских людей крестные ходы стали особенным способом выражения веры. Торжественные многолюдные шествия с крестами, иконами, хоругвями совершались в столице и в самых глухих деревнях в большие церковные праздники по случаю общегосударственных событий и местных нужд, собирая от мала до велика представителей всех слоёв общества. Крестными ходами русские люди прославляли Бога и святых, переносили мощи и чудотворные иконы, просили избавления от эпидемий, природных бедствий и нашествий иноплеменников. В каждой епархии существовали свои крестные ходы, подчас объединённые в многоступенчатую систему.

Крестными ходами освящалось само жизненное пространство русского народа: населённые пункты, дороги, поля. В этом состоит их особое уникальное значение: крестный ход соделывает пространство повседневности и обыденности причастным к высшей, божественной реальности. Как пишет современный исследователь Алексей Лидов, сакрализация пространства «глубоко укоренена в природе человека, который в процессе осознания себя духовным существом вначале стихийно, потом осмысленно формирует конкретную среду своего общения с высшим миром». Крестный ход как никакое другое церковное действо отвечает этой глубинной потребности человеческого духа. Как писал святой Симеон Солунский, «подъемлем из храмов священные иконы, износим честные кресты, а иногда, где есть, и священнейшие мощи святых для того, чтобы освятить и людей и всё, что потребно им для жизни, – то есть домы, пути, воды, воздух и самую землю, как попираемую и оскверняемую стопами грешников. Всё это для того, чтобы обитаемый град и вся страна соделались причастными Божественной благодати, отвергнув от себя всё губительное и тлетворное».

Однако десятилетия гонений нанесли тяжёлый удар по церковной жизни. К сожалению, нашим народом в основном утрачено ощущение сакральности жизненного пространства и присутствия святых. Наше общественное пространство почти напрочь лишено понятия о святыне. Но «свято место пусто не бывает»: его заняли идолы глобальной массовой культуры и потребительского общества, а также сопутствующего им неоязыческого светского мистицизма. Буквально в это мгновение продолжается обнесение России олимпийским огнём, зажжённым в храме языческой богини Геры.

В этих условиях, конечно, возрождение и развитие традиции крестных ходов – насущная задача. Это часть той трудной работы по восстановлению религиозного самосознания нашего народа, которой занимается сегодня Церковь.

Следует учитывать, что многие наши соотечественники с настороженностью относятся к любой уличной активности Церкви, в том числе к крестным ходам. Наиболее агрессивная публика прямо-таки беснуется, сталкиваясь с массовым исповеданием Православия в общественном пространстве.

В начале доклада я упомянул о том, как царь Давид скакал от радости у Ковчега Завета. Его жена Мелхола, «увидев царя Давида, скачущего и пляшущего пред Господом, уничижила его в сердце своём» (2 Цар. 6:16) и сравнила с пустыми людьми. Как писал профессор А.П. Лопухин, Мелхола «не способна была пережить и даже понять тот религиозный подъём духа», в котором находился Давид.

Некоторые наши соотечественники, к сожалению, очень напоминают Мелхолу: такое же неприятие Церкви, такое же высокомерное отношение к вере и верующим, и такая же безплодность. Ведь за насмешку над верой Давида у Мелхолы «не было детей до дня смерти её» (2 Цар. 6:23).

Впрочем, никакие усилия противников не могут опрокинуть корабль Церкви, который, верю, будет ещё славнее плыть в многочисленных крестных ходах, стекающихся в великое море Святой Руси.

Я хотел бы закончить словами паломницы, участвовавшей в Великорецком крестном ходе: «Золотыми, сияющими нитками крестных ходов мы шьём, подновляем духовное одеяние нашей Родины».

Евгений Иванов,
сотрудник Центра молодежных программ и проектов
им. свт. Спиридона Тримифунтского



от 21.01.2018 Раздел: Февраль 2014 Просмотров: 235
Всего комментариев: 0
avatar