Добавлено: 29.06.2016

Путешествие Царского сына

Беседа с писателем и общественным деятелем Андреем Юрьевичем Хвалиным


Владивосток и вся Россия отмечают в этом году 125-летие с того момента, когда 25 мая 1891 года цесаревич Николай Александрович Романов, будущий Всероссийский император, совершая знаменитое Восточное путешествие, ступил на тихоокеанский берег России. Он посетил Владивосток, Южно-Уссурийский край и дальше двинулся в путь через всю страну до Санкт-Петербурга.

Во Владивостоке он пробыл 11 дней. Здесь положил начало Великому Сибирскому пути – Транссибу. Будущий Государь заложил сухой док для ремонта кораблей в бухте Золотой Рог. Начал строительство железнодорожного вокзала. Посетил укрепления Владивостокской крепости, Общество изучения Амурского края, Морское собрание города Владивостока. Открыл памятник адмиралу Геннадию Ивановичу Невельскому. Весь поход престолонаследника через Российскую державу, совершаемый в ходе большого Восточного путешествия, вызывал тогда небывалый монархический подъем и вдохновение среди русского народа и всех народов, живших в то время на территории Российской империи.

О знаменательном путешествии цесаревича поделился своими мыслями писатель и общественный деятель Андрей Юрьевич Хвалин.


– Андрей Юрьевич, что это за событие – Восточное путешествие цесаревича? Почему всем нам так важно знать и помнить об этом?

– Это эпохальное было путешествие. Путешествие – паломничество. Главная цель – посещение святых мест, связанных с христианством. Можно сказать, что это было посещение всего Русского мира, проникшего к тому времени почти на все континенты, ядро которого – Святая Русь.

Программа Восточного путешествия цесаревича обсуждалась на совещаниях у державного отца – императора Александра III несколько месяцев. Программа разрабатывалась с учетом обязательного поклонения святым местам. Первоначально было запланировано и посещение Святой Земли. Но по политическим причинам посещение Иерусалима цесаревичем было отменено, что вызвало его крайнее разочарование.

В Египте, Индии, Японии, Китае и других странах он осматривает местные святыни, знакомится с тем, как живут христианские миссионеры, русские общины.

– Были ведь и другие задачи, и масштабные стратегические идеи, началом воплощения которых стало путешествие на Восток?

– Конечно. Помимо основной, духовной, ставились и иные цели Восточного путешествия, а именно, образовательные – приобретение цесаревичем опыта и знаний, необходимых для служения Государю и Отечеству. Планировалось ознакомление во время плавания на военно-морском судне с государствами, которые цесаревич еще не посещал.

Необходимо было показать военную мощь России, воплощенную в судах эскадры, а также совершить во Владивостоке, по воле Государя, закладку Уссурийского участка Великого Сибирского рельсового пути, вопрос о постройке которого был очень важен как для правительства, так и для общества. Рассматривалась и проблема заселения страны вглубь, как одна из основных задач первостепенной важности. И надо констатировать, что все поставленные задачи были блестяще решены, несмотря на трудности и непредвиденные обстоятельства.

До этого внимание государей больше было обращено на Запад. Восток воспринимался как далекая окраина. И хотя Сибирь и Дальний Восток стали осваивать еще при Иване Грозном, массовое заселение этих мест, строительство церквей, военной и гражданской инфраструктуры начинается при императоре Александре III. Российский двуглавый орел пристальнее вглядывается в восточные владения державы.

– Ведь за всю историю ни один наследник государственного престола в мире не совершал подобного?

– Да, ничего подобного не было. Представители Дома Романовых постоянно посещали Европу, что естественно. И в Японии, и на Дальнем Востоке, и во Владивостоке до Николая Александровича были другие Романовы, кроме, конечно, наследников престола и государей.

Восточное путешествие цесаревича связало воедино и Европу, и Азию, и Россию. Двуглавый орел распростер свои крылья над всем миром. Ведь Русский царь, Всероссийский император, согласно учению Православной церкви, является «удерживающим мировых сил зла», который не дает окончательно воцариться на земле «тайне беззакония».
Путешествие это стало предприятием невиданного доселе размаха и значения. По своей обращенности оно было эмблематично российскому гербу. Будущий Всероссийский самодержец обозревал иноземные Запад и Восток, а затем, пройдя всю Дальнюю Россию, Сибирь, центральную часть страны, возвратился в столицу империи, откуда и начал свой путь. Только подготовка к нему заняла три года.

Маршрут цесаревича пролегал через Варшаву, Вену, Триест, Грецию, Средиземное море, Египет, Красное море, Аден, Индийский океан, Индию, Цейлон, Сиам, Яву, Сингапур, Китай, Японию. И через всю Россию, начиная от Владивостока до Санкт-Петербурга. Всего престолонаследник преодолел более пятидесяти тысяч верст, проведя в пути около года.

– В России тогда был небывалый моральный подъем, вызванный ожиданием визита цесаревича. А как сам он воспринимал свое путешествие, что переживал он в те дни?

– Да, действительно, все прекрасно понимали, что приезжает наследник Белого русского царя. О том, как ждали и встречали цесаревича, хорошо написано в книге Ухтомского «Путешествие на Восток Его Императорского Высочества Государя Наследника Цесаревича Николая II». Однако читать работу князя Ухтомского, который состоял в свите цесаревича, – это одно дело. И совсем другое – узнавать о путешествии из дневника престолонаследника. Дневник пока полностью не опубликован. Мне посчастливилось работать с дневниками цесаревича Николая Александровича, хранящимися в Романовском фонде Государственного архива РФ. Дневник цесаревича о восточном путешествии включает в себя четыре тетради по 100 с лишним страниц.

Когда знаешь книгу Ухтомского и читаешь дневник Государя, возникает «объемная», если так можно выразиться, картина. Мне довелось познакомиться со многими документами, относящимися к разным периодам его жизни. «Восточный дневник» пишет молодой, двадцатидвухлетний мужчина: записи подробны, полны красочных деталей, у автора «острый глаз» и прекрасный стиль, полный эмоций и свежих впечатлений.

Читая «Восточный дневник», нашел для себя ответы на многие вопросы, которые долго оставались непроясненными.
Почему, например, цесаревич не сходил на берег, когда пришел в Нагасаки или во Владивосток? В Нагасаки он даже отложил торжественный прием. Объясняется это тем, что шла Страстная седмица. Поэтому официальные церемонии и торжества были отложены. И он находится на корабле. Он сходит на берег, знакомится с жизнью японцев, но инкогнито, как рядовой путешественник. В корабельном храме идут службы Страстной седмицы, на которых обязательно молится царский сын, подавая пример своим спутникам. Их исповедует и причащает корабельный иеромонах.

В дневнике мы читаем сделанные рукою наследника записи о том, как проходит Страстная седмица, Пасха, как христосуются.

Важнейшие моменты содержит дневник о покушении в Оцу.

– Удивительно, что тот полицейский в Оцу наносит удар саблей, и никаких серьезных ранений...

– Господь спас. Цесаревич быстро все увидел и успел отшатнуться. Выручили прекрасная реакция и отменная физическая форма.

...Когда я сопровождал Ольгу Николаевну Куликовскую-Романову, вдову родного племянника царя-страстотерпца Николая, в поездке по Японии, то мы посетили выставку в историческом музее г. Мито, посвященную истории международных связей Японии. Японский МИД предоставил на экспозицию подлинные документы, факты, договоры с такими огромными печатями, в том числе и русскими. Документы рассказывали не только о взаимоотношениях Японии с Россией, но с Америкой, Голландией, Германией. И в том числе там было несколько предметов, относящихся к покушению в Оцу: сабля, платок, которым перематывали голову цесаревича после удара. Среди экспонатов была и залитая кровью подушка, на которой он сидел.

Для японцев эти предметы имеют сакральный характер, и они почитаются как национальные святыни. Место в Оцу, где было совершено покушение, отмечено памятным знаком. Пора бы и нам, русским, поставить там памятный крест. Думаю, японцы не откажут. При всей демократичности, прогрессивности, технологичности у них трепетное отношение к русской монархии, святому царю Николаю. С глубоким почтением и любовью они относятся и к своему, ныне здравствующему, императору.

– Цесаревич записывал в своем дневнике, как он переносит большие физические нагрузки в этом путешествии?

– Да, ведь он не сидел праздно в каюте или на палубе, любуясь морскими видами. Наравне с другими офицерами фрегата «Память Азова» он несет службу! Он стоит вахты, делит тяготы похода и отдых в кают-компании с товарищами по службе. Он – офицер Русского императорского флота.

– Примерно в это же время 125 лет назад цесаревич подходил к Китаю... Сегодня Китай вызывает у нас особый интерес, особенно здесь, в Приморье, где самый длинный участок государственной границы с этой страной. Китай стал одной из ведущих держав мира. А тогда Китай выглядел, конечно, не так внушительно, как сегодня. Могли ли предвидеть тогда наши государи, что произойдет такое мощное развитие Китая, и начнется такое масштабное продвижение его во всем мире?

– Они не только предвидели, они знали реальность. При том что в общественном сознании возникла теория о «желтой опасности», русские государи и правительство знали об истинном положении дел. Работал государственный аппарат, поступала информация с мест, готовились аналитические материалы. Один из братьев Меркуловых – Спиридон Дионисьевич, впоследствии глава Приамурского Временного правительства, созвавшего Земский собор в 1922 году, который, в свою очередь, восстановил династию Романовых на Всероссийском престоле. В начале ХХ века он ездил в Санкт-Петербург, и сделал доклад о «китайском драконе» в присутствии великих князей. Потом доклад был издан в виде отдельной книги.

Да, в России никогда и не сомневались в потенциальной мощи Китая. Но Россия шла и шла – как говорил выдающийся миссионер Русской церкви протоиерей Иоанн Восторгов – на восток, «в царство дракона», с Крестом и Евангелием... Вообще, цель существования православной русской цивилизации заключается в просвещении народов земли светом Христовым, светом истинной православной веры...

– Сегодня в России мы все чаще обращаемся к царской теме. Говорим о монархии, о политике наших государей. Однако нередко эти обращения и рассуждения носят какой-то музейный характер. Государственность дореволюционной России редко связывается с современностью. На монархию и царей порой смотрят, как на исторический факт, который вряд ли актуален в сегодняшнем государственном управлении. А как вы считаете, насколько актуально сегодня говорить о монархии в России?

– В мире существуют не только демократические, но и монархические формы правления. В Европе по сей день сохраняются старейшие монархии, например, английская, датская... Посмотрите, эти страны сохраняют монархическую форму правления. Нас еще советская пропаганда приучала к тому, что монархии на Западе выставочные, картонные... На самом деле, владетельные дома Европы являются мощнейшими участниками экономических, политических, культурных процессов своих стран. Даже шире – международных. Например, английская королева сохраняет влияние по всему миру. И сохраняет особый статус Великобритании по отношению к европейскому сообществу. Английскую королеву как принимают в США? Американцы стоят и отдают ей честь под козырек.

– Тем не менее, наверное, понимание сакральности монаршей власти у них утрачено?

– Отнюдь нет. Все высшие слои и верха прекрасно понимают сакральное значение монархии. И не только в Европе. Понимают и в Америке, и на Востоке.

Мы беседовали с послом России в Японии Афанасьевым. Российский дипломат интересно рассказывал, как сопровождал королеву Таиландскую. Это было в 2000-х годах. Говорил, что когда она увидела, как почитают Царственных мучеников в России, то сообщила, что очень удовлетворена этим, что теперь конфликт, охлаждение отношений ее страны с Россией ушли в прошлое.

Вы поймите, что в монархиях за наследными правителями стоят века, державные традиции. Япония, несмотря на две конституции – на немецкий и американский лад, сохранила институт монархии.

Даже Америка понимает сакральный характер монархической власти. Нынешняя идея американского превосходства, гегемонизма базируется на идее языческой Римской империи.

Когда мы в современной России научимся использовать опыт Российской империи, тогда многое встанет на свои места. Сейчас у нас почитание святых Царственных страстотерпцев, надежда на возрождение царской власти сохраняется в Русской Православной Церкви. Почитание царской власти возвышает нас в очах Божиих и в глазах соседей.

– Да, к тому почитанию царской власти, которое было, когда престолонаследник подходил к тихоокеанскому берегу России, нам еще нужно очень сильно стремиться. Ведь какой был тогда праздник – визит будущего Государя. По всем русским городам, в которые входил Николай Александрович, сооружались Триумфальные арки. У такой прекрасной арки ждали цесаревича и во Владивостоке. А каким он увидел свой главный порт на Тихом океане, свои ворота в Азию?

– Специально к интервью подготовил небольшой отрывок из дневников Цесаревича, где он описывает свои впечатления от приближения к Владивостоку (даты даны по старому стилю).

«11 мая. Суббота. Когда я проснулся, то не без удовольствия заметил, что в море тумана нет, значит придем в назначенный срок. Совершенно российский климат. Пройдя мыс Басаргина, увидели начало салюта с батарей, расположенных по обеим сторонам пролива. Берега крутые, поросшие диким виноградом, на вид не особенно приветливы.

В десять с половиной вошли в Золотой Рог и бросили якорь во Владивостоке. Приятно, проплавав столько времени, и побывавши в разных странах, неожиданно очутиться на Родине, на берегу Тихого океана.

На пристани уже была устроена встреча, и стояли войска. Но я не мог съехать из-за чересчур большой повязки на голове. К завтраку приехали: барон Корф, военный губернатор Унтербергер, командир порта контр-адмирал Ермолаев и комендант крепости Аккерман.

Мне очень нравится вид на город с рейда. Во многом он мне напоминает Севастополь с его многочисленными бухтами. Много каменных домов, хорошо расположенных. Недурной сад командира над портом. Вообще видно, что хотя город и молодой, все же он чист и отлично содержан. Вечером я был страшно обрадован телеграммой от дорогого Папа. Я назначен шефом Первого Восточно-Сибирского стрелкового батальона. Странно, когда я был совсем маленьким, было моею мечтой иметь мундир одного из здешних стрелковых батальонов. В этом я даже завидовал дяде Алексею. И вот эта мечта сбылась.

Вечером Владивосток был прекрасно иллюминован».

– Как прекрасно эти слова передают тот державнический дух, дух хозяина земли Русской! И как хорошо видно, что цесаревич, подходя к Владивостоку, чувствует себя на Родине. Он чувствует Владивосток Родиной!

И вот сейчас во Владивостоке мы отмечаем 125-летие со дня посещения города цесаревичем. Для нас очень важен этот первый шаг Николая Александровича, нашего царя-мученика в город, называемый «Владеть Востоком». Тогда ведь произошло сакральное событие – освящение восточных пределов Российской империи визитом царского сына. Сейчас мы словно вновь переживаем те события, мы ждем цесаревича, который еще только подходит к тихоокеанским берегам России...


– Да, вы поэтически выразились... Попросим святого Государя Николая, чтобы он молил Бога о земле Русской, о Русском мире.

Небесная торжествующая Россия будет прикасаться к России борющейся, земной. Это как мост от прошлого – мост на остров Русский.

Это наше путешествие из императорской России в будущую Россию, Россию царскую.

Беседу вел Игорь Романов
Столетие.ru
от 22.09.2017 Раздел: Июль 2016 Просмотров: 740
Всего комментариев: 0
avatar