Добавлено:

Русь приходящая

«Стало совершенно очевидно: каким огромным духовным потенциалом обладают крестные ходы. Невольно вспоминаешь слово старца-протоиерея Николая Гурьянова: «Россия спасется крестными ходами»!

«Дожили!» – таким неожиданным приветствием встречали друг друга многие священники перед службой в Казанском соборе Санкт-Петербурга в день памяти святого благоверного князя Александра Невского 12 сентября 2013 года. Да, если задуматься, – лучше не скажешь, действительно «дожили»! Этого дня ждали почти целый век несколько поколений русских православных людей. В этот день впервые после 1917 года состоялся главный крестный ход Санкт-Петербурга по Невскому проспекту от кафедрального Казанского собора к Свято-Троицкой Александро-Невской Лавре.

Этот крестный ход может быть назван царским, ибо он был основан императором Петром I, который сам лично правил в 1724 году той галерой, на которой были торжественно доставлены мощи святого Александра в Санкт-Петербург. На веслах сидели ближайщие сподвижники Петра Первого, члены правительства, высшие военачальники. Эта галера стала символом новой России, отправившейся в новое историческое плавание вместе с Александром Невским (которое продолжается и поныне с его именем!). Император не случайно приурочил принесение мощей в Александро-Невскую Лавру (тогда еще монастырь) к 30 августа (12 сентября н.ст.) – к тому самому дню, когда был заключен судьбоносный Ништадтский мир, обозначивший конец двадцатилетней кровопролитной Северной войны, которая стала первым опытом общеевропейской войны: в ней участвовало 16 государств (!). Эта война разрешила вековечный спор об обладании Прибалтикой между крупнейшими европейскими державами, который вел еще Александр Невский. По Ништадтскому миру Россия вернула себе древние территории Ингрии, Карелии и Эстляндии (Эстония). Именно по результатам этой победы Россия была провозглашена империей. Благоверный государь Петр Ι ощущал себя преемником Александра Невского и Иоанна Грозного (о котором, кстати, очень высоко отзывался) и свою глубокую историческую благодарность царь выразил в принесении мощей святого князя Александра в день заключения Ништадтского мира. Это была встреча победителя на брегах Невы. Святой князь Александр телесно возвращался на места своих сражений, где он остановил первый натиск католического Запада.

Таким образом, царь Петр I воздал святому князю высшие государственные почести. Сам факт пересения мощей ясно манифестировал, что новая столица включается в состав Святой Руси и присутствие России здесь утверждается навсегда. Мощи святого князя стали краеугольным камнем новой столицы, а день их перенесения по сути — днем духовного основания города.

Принято считать, что царь Петр I «прорубил окно в Европу». Да, Санкт-Петербург во многом стал вратами России в Европу, но при этом нужно помнить, что привратником у этих врат Петр I поставил святого князя Александра Невского. В этом состоял духовный смысл перенесения его мощей. Нельзя забывать, что Александр Невский был открытым антизападником, именно он положил предел экспансии Запада, именно он категорически отверг любое соглашательство, любую толерантность в духовных вопросах с латинством. Именно образ и присутствие князя Александра Невского в новой столице стало противовесом некоторым западным излишествам петербургского периода Российской истории. Именно благоверный князь Александр Невский стал гарантом того, что Санкт-Петербург навсегда останется твердыней Православия.

В память об этом деянии своего державного отца императрица Елизавета Петровна в 1743 году учредила проводить крестный ход ежегодно. Он стал главным празднеством Санкт-Петербурга, а учитывая то, что город был столицей страны, этот крестный ход сразу стал главным крестным ходом России, собиравшим тысячи и тысячи православных людей. Он одновременно напоминал о походах св. Александра Невского, о блистательных победах императора Петра I, о том, что Санкт-Петербург является православной столицей. «Крестный ход всея Руси» был своего рода духовным парадом победы Российской империи.
Неудивительно, что большевики, захватившие власть в России, тут же запретили этот победный крестный ход в 1918 году. 95 лет Невский проспект в этот день ничем не отличался от других дней.

Идея возродить главный крестный ход города возникла в первые годы перестройки. Предпринимались неофициальные попытки провести его. Несколько лет по инициативе протоиерея Алексия Масюка совершались народные крестные ходы по тротуару Нев-ского проспекта. И только в юбилейном 2013 году, когда вспоминается 400-летие Дома Романовых и 300-летие Александро-Невской лавры, крестный ход наконец-то получил разрешение со стороны городских властей.

Рассказывают, что до последнего момента Смольный никак не мог решиться на его проведение, и только твердая и приниципиальная позиция губернатора Георгия Полтавченко позволила положительно решить вопрос.

Для проведения крестного хода понадобилось принять решение на несколько часов блокировать движение по Нев-скому проспекту, что для мегаполиса является непростой проблемой. В связи с этим встал вопрос, насколько оправданы эти жертвы, сколько людей придет на него? Понятно, что если это будет несколько сотен или даже тысяч человек, мероприятие в глазах города будет выглядеть несолидно. Проблема осложнялась тем, что разрешение на крестный ход было получено всего лишь за две недели до его проведения. У Церкви нет собственных средств массовой информации. Удастся ли православным собраться, тем более что это был рабочий день — четверг? Епископ Назарий, наместник Лавры, в официальной заявке должен был указать предполагаемое количество «участников мероприятия» – 10-15 тысяч человек. Придет ли такое количество людей? Все эти вопросы заставляли волноваться вплоть до последнего дня. Причем, в случае нарушения заявленного количества в сторону превышения заявитель по закону должен оплатить штраф – «за нарушение регламента». Впрочем, владыка Назарий накануне в одном из интервью заявил: «Если придет больше людей, я готов заплатить штраф».

Надо отметить, что Лавра достойно приготовилась к этому крестному ходу. Достаточно сказать, что для него были специально пошиты швейной мастерской Лавры одинаковые золотые облачения для духовенства с символикой Александро-Невской лавры, причем эти облачения потом были подарены на память всем батюшкам, служившим в них.

Когда крестный ход после Литургии выходил из Казанского собора на Невский проспект, никто еще не знал, сколько же человек в нем участвует. На Невском проспекте многие оглядывались, чтобы понять, сколько же нас, православных, собралось в этот день под знаменами Александра Невского. Когда мы прошли два квартала, я оглянулся и... не увидел конца крестного хода. Весь Невский был запружен людьми. Впереди шел в буквальном смысле слова лес хоругвий. После них несли чудотворную Казанскую икону Божией Матери, вслед за ней образ св.Александра Невского, еще несколько икон Божией Матери: Порт-Артурская, Леушинская, Державная.

Трудно было даже примерно посчитать, сколько же православных пришло на крестный ход. Одно было ясно, что нас – много, даже очень много. И уже в самом начале крестного хода было ясно, что он удался. Потом уже в средствах массовой информации я прочитал впечатляющие цифры о том, что общее число участников колеблется от 70 000 до 100 000 человек. Этим цифрам можно вполне доверять, поскольку наши СМИ отнюдь не отличаются большой симпатией к Церкви, обычно они предпочитают преуменьшать значимость церковных событий.

Очевидно, что ничего подобного в России еще не было. Было понятно, что все мы являемся участниками великого исторического события.

Но, конечно, крестный ход выражается не только и не столько в цифрах. Ведь в понятии «крестный ход» главное слово стоит первым: это ход со Святым и Животворящим Крестом Господним. Поэтому это прежде всего духовное событие, сколько бы в нем ни участвовало человек. Первый «крестный ход» совершил Сам Господь Иисус Христос на Голгофу с небольшим числом учеников и жен-мироносиц.

Когда я шел в крестном ходу по Невскому проспекту, то думал: сколько же раз я проходил по нему, сколько раз ездил на машине и общественном транспорте, но никогда еще не видел Невский проспект таким. Как-то Гоголь бросил горькую фразу: «Не верьте Невскому проспекту!» В этот день как раз хотелось верить Невскому. Я шел по нему, молился, пел, читал акафист, смотрел на шествие духовенства и народа, и меня несколько раз посетило такое чувство, что я как будто смотрю старую дореволюционную хронику, как будто кадры архивной кинохроники ожили перед моими глазами. И удивляло то обстоятельство, что я все вижу в цвете. Было такое чувство, что наш крестный ход соединился с прежними, прошедшими по этому проспекту в этот день в прошлые века.
«Дожили!» Действительно, мы дожили до этого дня, до этого крестного хода, о котором молились и мечтали четыре поколения русских людей. То, о чем они только мечтали, мы сподобились увидеть своими глазами.

Этот крестный ход нельзя назвать иначе как чудо, ибо он был вымолен многими русскими людьми и предсказан святыми подвижниками. За год до своей кончины прп. Серафим Вырицкий в 1948 году высказал одно из последних своих пророчеств о том, что придет время, когда «из Казанского собора пойдет крестный ход в Александро-Невскую Лавру». Тогда это казалось чем-то нереальным. Тем более удивительно, что это пророчество сбылось спустя 65 лет. Хотя в том же пророчестве преподобный Серафим преду-преждал: «Придет время, когда не гонения, а деньги и прелести мира сего отвратят людей от Бога и погибнет куда больше душ, чем во времена открытого богоборчества. С одной стороны, будут воздвигать кресты и золотить купола, а с другой – настанет царство лжи и зла. Истинная Церковь всегда будет гонима, а спастись можно будет только скорбями и болезнями. Гонения же будут принимать самый изощренный, непредсказуемый характер». К сожалению, и эти предсказания Вырицкого подвижника также исполняются. И наш крестный ход проходил по Невскому, который ныне весь заполнен модными бутиками, дорогими ресторанами, ночными клубами и, как принято говорить, злачными заведениями.
Еще вспомнилась известная картина Павла Корина «Русь уходящая», и казалось, что я вижу новый вариант этого полотна – «Русь приходящая». Процессия крестного хода растягивалась все более и более по Невскому проспекту так, что когда мы подходили к Знаменской площади (ныне именуемой площадью Восстания), то конец его был где-то в районе Литейного. Весь Невский превратился в живую человеческую реку Неву.

Этот крестный ход невольно хотелось назвать «Крестным походом» под знаменами Александра Невского, ибо он стал освящением и очищением града святого Петра. Это был момент истины: кто мы? Какой наш город? Санкт-Петербург часто называют многонациональным и многоконфессиональным городом, забывая почему-то назвать самых многочисленных русских православных людей. В этот день было ясно, что город на Неве остается таким же, каким его основал благоверный государь Петр I: русским городом, в котором живут, прежде всего, православные люди. Я обратил внимание, с каким удивлением смотрели торговцы многих кафе на Невском на идущих православных людей. Пожалуй, этот крестный ход можно бы назвать краткими словами: «Русские идут!» Русские прошли по своему городу как его хозяева.

Крестный ход вернул Невскому проспекту его сакральное значение для Санкт-Петербурга как пути главного крестного хода Российской империи. Он напомнил о подлинном смысле названия Невского проспекта. Почему-то многие думают, что Невским он назван по реке Нева. На самом деле он назван так по Александро-Невской лавре, и, стало быть, посвящен имени самого святого князя Александра Невского. В этот день 12 сентября Невский действительно был проспектом святого Александра Невского.

В этом крестном ходе по Невскому проспекту была пронесена главная святыня Санкт-Петербурга – Казанская икона Божией Матери, принесенная в город по благословению святителя Митрофана Воронежского. Ее пребывание в Санкт-Петербурге и передвижение всегда носит какой-то духовный и исторический смысл: после революции она была перемещена из Казанского собора в Князь– Владимирский собор, в период Великой Отечественной войны, как гласит предание, ее обносили вокруг города, в 2001 году она была возвращена в Казанский собор, который стал кафедральным собором города. И теперь она впервые была пронесена по Невскому проспекту, что нельзя воспринимать иначе как то, что Матерь Божия простирает Свой Покров над нашим градом.

На площади Александра Невского встретились два крестных хода. Из Лавры крестный ход возглавил Святейший Патриарх Кирилл с мощами св.князя. Именно здесь и собралось, как свидетельствуют многие СМИ, около 70 тысяч человек. У мощей святого князя состоялся грандиозный молебен во главе с патриархом. Такого великого молебна в нашем городе за последний век никогда еще не было. Ни один храм никогда не вместил бы такое количество верующих.

В проповеди патриарх Кирилл воздал должное как святому князю Александру, так и государю императору Петру Великому, сказав, что принесением мощей царь основал именно православный град.

На этом молебене присутствовали государственные деятели города и государства. Георгий Полтавченко высказал надежду, что этот крестный ход возрождает историческую традицию Санкт-Петербурга и станет ежегодным. Это заявление стало возможным благодаря такому огромному количеству верующих, пришедших на крестный ход. Было очевидно, что в настоящее время нет в России другой силы ни политической, ни общественной, которая смогла бы в такой краткий срок собрать воедино такое огромное количество людей. Православные показали свой огромный внутренний мобилизационный потенциал. После этого крестного ходя совершенно очевидно, что Россия на самом деле могла бы возродиться очень быстро, в кратчайшие сроки, если бы ей не мешали внешние и внутренние силы, если бы ей разрешили встать на свой путь исторического развития.

Также стало совершенно очевидно, каким огромным духовным потенциалом обладают крестные ходы. Невольно вспоминаешь простое слово старца-протоиерея Николая Гурьянова о том, что «Россия спасется крестными ходами». Невский крестный ход обозначил особую духовную ось Санкт-Петербурга: Казанский собор – Александро-Невская Лавра, два духовных центра, являющие единство двух побед: в Северной войне в 1721 году и в Отечественной в 1812 году. Крестный ход стал символическим шествием от победы к победе. Хочется верить, что этот крестный ход, преодолев почти 5 километров по Невскому проспекту, сделал еще один большой шаг к нашей очередной победе!
Учитывая, что в последние годы имя Александра Невского всенародно было избрано «именем России», его крестный ход в Санкт-Петербурге также может претендовать на статус главного крестного хода современной России.

Вдохновляет мысль, что это не разовая акция, а возрождаемая традиция, что крестный ход, будучи возрожден в этот юбилейный год, продолжит свое шествие в следующем году и к нему присоединятся многие паломники как из Москвы, так и со всей России.

Протоиерей ГЕННАДИЙ Беловолов
Фото Православие.ru, dp.ru

от 14.11.2018 Раздел: Октябрь 2013 Просмотров: 285
Всего комментариев: 0
avatar