Добавлено: 02.06.2016

С чего начинается Родина

Памяти воина Евгения Родионова


20 лет назад 23 мая 1996 года обрел мученический венец русский солдат Евгений Родионов. В этот день Евгению исполнилось 19 лет. После 100 дней плена, не сумев пытками сломить молодого русского солдата, бандиты последний раз предложили юноше сделать выбор – снять нательный крестик, перейти в ислам и сохранить жизнь, или же принять мучительную смерть.

Главарь банды Хайхороев в присутствии представителей ОБСЕ сказал Любовь Васильевне Родионовой: «Сам виноват. Снял бы крест – остался жить. Кто не хочет стать нам братом – мы таких ломаем, или убиваем».

Бандиты говорили маме русского солдата: «Ты сама виновата – плохо его воспитала. Борзой он у тебя был. Снял бы крест был бы нашим братом, мы бы его женили, дом купили». Четырех молодых русских солдат попавших в плен к террористам Евгения Родионова, Андрея Железнова, Юрия Трусова, Игоря Яковлева, палачи так и не смогли сломить. Ребята были захвачены в плен вероломно – через блок-пост на границе Чечни и Ингушетии постоянно проезжала «таблетка «скорой помощи». В тот раз из машины внезапно выскочили 15 матерых бандитов. Молодые пограничники не сдались без боя – на дороге остались следы борьбы, кровь. Но и в плену четверо русских ребят остались настоящими воинами. Палачи не сумели сломить их дух, никто не пожелал становиться «братом» бандитам-изуверам, никто не предал Родину. Но особая злобу вызывал у террористов нательный крестик Жени Родионова – на груди остальных ребят были солдатские медальоны.

Задумаемся, почему бандиты так настойчиво требовали, чтобы русский солдат снял крест? В те годы в Чечне хозяйничали ваххабиты, пытаясь создать на российском Северном Кавказе плацдарм для своего всемирного псевдо-исламского халифата. На Кавказе против нас воевали наемники из 50 стран, деньги на ведения «джихада» против русских непрерывным потоком поступали из Саудовской Аравии и Катара, за спиной исламских террористов стояли спецслужбы Турции и США. Пропаганда исламистов внушала, что Россия находится на последнем издыхании, что русские – потерявший веру в Бога народ, который медленно спивается под властью олигархов-торгашей. В «демократической» России все продается, в Кремле послушно исполняют приказы «вашингтонского обкома», деньги на ведение «джихад» исправно поступают. А следовательно «непобедимые воины Ислама» в скором времени разгромят малодушных «кяфиров». Сначала отторгнут от России Северный Кавказ, а затем распространят «джихада» на Поволжье и Сибирь. Территорию нашей страны исламисты рассматривали, как свою законную добычу.

Но в боях в Грозном и Гудермесе, в Самашках и Комсомольском, в горах и ущельях террористы несли тяжелейшие потери. Они видели, как русские солдаты, вчерашние школьники, очень быстро учатся воевать, как стойко сражаются. И эти мальчишки, под командованием русских офицеров успешно били хорошо обученных матерых бандитов и профессиональных наемников. Террористы понимали, что если бы приказы из Кремля не останавливали российскую армию, то их многочисленные и хорошо вооруженные банды были бы полностью разгромлены и добиты.
Предательские приказы останавливали армию, позволяли террористам зализать раны, получить пополнение, новое оружие, перегруппироваться. Но армия, многократно проданная и преданная «демократической» властью продолжала сражаться. Методично и старательно, по всем правилам и законам информационно-психологической войны «из всех стволов» били в спину нашим солдатам и офицерам свои же российские «демократические» СМИ, но армия громила банды террористов. Бандиты чувствовали, что столкнулись с непонятной для себя Русской силой, которая ломала все их планы по созданию на Кавказе халифата. Разве могут неверующие в Бога «кяфиры» так воевать? И в крестике Жени Родионова они чувствовали источник той таинственной силы, которая заставляла русских солдат и офицеров так мужественно и упорно сражаться.

Поэтому для бандитов важно было сломать Женю, заставить снять с себя крестик. Но молодой русский солдат выбрал Крест, смерть от руки палача и Жизнь Вечную. В свой девятнадцатый день рождения, который 23 мая 1996 года совпал с Праздником Вознесения Господня, Женя Родионов сподобился мученического венца. Как и большинство мучеников-воинов первых веков, молодой русский пограничник, был казнен усекновением главы. Нелюди-изуверы отрезали Жене голову, но крест с него так и не сняли. Палачи, не сумев сломать, казнили и воинов Андрея, Александра, Игоря.

Крестик, на Женю одела бабушка в 11 лет, когда первый раз повела внука к Святому Причастию. Несомненно, что для Жени в этом маленьком крестике воплощалось все самое дорогое – любовь к родной маме, верность своим друзьям и товарищам, памятники над могилами воинов Великой Отечественной войны, на которые они с Любовью Васильевной с раннего детства вместе приносили цветы, присяга русского солдата своей Родине. В этом маленьком нательном крестике для Жени было все то, «что в любых испытаниях у нас никому не отнять», как сказано в замечательной песне «С чего начинается Родина». Для русского воина на протяжении столетий верность Христу Спасителю и верность Родине были неотделимы друг от друга. Иноземцы с удивлением писали, что для русских изменить своему Царю и России означало изменить Христу. Скорее всего, Женя об этом не думал, но поступил так, как веками поступали многие поколения его предков. Больше тысячи лет для русского человека Родина начиналась с первой детской молитвы ко Христу Спасителю и Пресвятой Богородице.

Подлинный образ и эмблема народной России


В Иоанна-Предтеченском скиту Оптиной Пустыни есть могила монаха Николая Турка. Турецкий генерал во время войны за освобождение славян был поражен тем, как попавшие в плен русские солдаты, стойко переносили все пытки и принимали смерть, но не отрекались от Христа. Генерал нашел Евангелие на французском языке, прочел – и исповедовал себя христианином. Генерала изрубили, переломали кости и бросили умирать. Подобрали будущего оптинского монаха персидские купцы и привезли в Астрахань. Из Астрахани он пришел в Оптину, где принял монашеский постриг. Оптинский старец Варсонофий говорил братии, что о. Николай – современный исповедник Христа. В это же время Федор Михайлович Достоевский в своем «Дневнике» писал о подвиге унтер-офицера 2-го Туркестанского стрелкового батальона Фомы Данилова. Попавшего в плен русского воина пытались заставить принять ислам, обещая различные блага и высокое положение при дворе Пулад-хана, угрожали мучительной смертью. Русский солдат не отрекся от Христа и был казнен на площади Маргелана, при большом стечении народа.
Русские войска разгромили врага и повесили мятежного Пулад-хана, отличавшегося особой жестокостью к пленным.
В Маргелане местные жители рассказали русским о подвиге Фомы Данилова, подчеркивая, что «русский умер, как настоящий батыр».

Ф.М. Достоевский пишет:

«В прошлом году, весною, было перепечатано во всех газетах известие, явившееся в "Русском инвалиде", о мученической смерти унтер-офицера 2-го Туркестанского стрелкового баталиона Фомы Данилова, захваченного в плен кипчаками и варварски умерщвленного ими после многочисленных и утонченнейших истязаний, 21 ноября 1875 года, в Маргелане, за то, что не хотел перейти к ним в службу и в магометанство. Сам хан обещал ему помилование, награду и честь, если согласится отречься от Христа. Данилов отвечал, что изменить он кресту не может и, как царский подданный, хотя и в плену, должен исполнить к царю и к христианству свою обязанность. Мучители, замучив его до смерти, удивились силе его духа и назвали его батыром, то есть по-русски богатырем».

Достоевский был возмущен реакцией на это сообщение значительной части представителей образованного общества, захваченного идеями либерализма. Либералы утверждали, что «есть и идеи безмерно высшие - идея общечеловечности, например...". Как это напоминает нынешних российских либералов с их болтовней об «общечеловеческих ценностях», «демократии» и «правах человека».

Но Федор Михайлович не сомневался, что иной будет реакция простого русского народа.

«В народе, конечно, эта великая смерть не забудется: этот герой принял муки за Христа и весь великий русский народ это оценит и не забудет, да и никогда он таких дел не забывает».

«Я не про народ говорю: там удивления и не надо, в нем удивления и не будет; поступок Фомы ему не может казаться необыкновенным, уже по одной великой вере народа в себя и в душу свою. Он отзовется на этот подвиг лишь великим чувством и великим умилением. Но случись подобный факт в Европе, то есть подобный факт проявления великого духа, у англичан, у французов, у немцев, и они наверно прокричали бы о нем на весь мир».

Фома Данилов для Достоевского был олицетворением православной России.

«Да ведь это, так сказать, - эмблема России, всей России, всей нашей народной России, подлинный образ ее, вот той самой Россия, в которой циники и премудрые наши отрицают теперь великий дух и всякую возможность подъема и проявления великой мысли и великого чувства».

Эти слова великого русского писателя-пророка можно отнести и к Жене Родионову. В тяжелейшие 90-е годы, когда «циники премудрые наши» рассуждали о том, что народ деградировал, спился и не способен больше ни на «великие дела», ни на «великие чувства», России явлен подвиг воина Евгения. В годы, когда обществу навязывали культ «золотого тельца», Женя стал эмблемой, образом вечной Православной России, которую никогда не могли и никогда не смогут сломать никакие враги. И наш народ откликнулся на этот подвиг «великим чувством и великим умилением», как и предсказывал Федор Михайлович, прекрасно понимавший душу русского народа.

Воин Евгений собирает у своего Креста русских людей


Все эти двадцать лет православные русские люди почитают память Жени Родионова, не сомневаясь в том, что девятнадцатилетний русский солдат совершил такой же подвиг, как и воины-мученики пострадавшие за Христа в первые века истории Церкви. Мироточат иконы воина Евгения, известны случаи чудесной помощи, когда молодой воин в камуфляже и красном плаще мученика являлся солдатам бежавшим из чеченского плена, раненным в госпиталях, оказывая чудесную помощь. Однажды воин в камуфляже и в «красной плащ-палатке», явился бездомной девочке-бродяжке и за руку привел ее в приют, после чего исчез. Воина-мученика Евгения Русского почитают в Греции и Сербии, на Святой Горе Афон пишут его иконы. Даже в США 23 мая и на день Усекновения главы Иоанна Предтечи для православных военных капелланов установлен чин особого поминовения воина Евгения. На погост при храме Вознесения в деревне Сатино-Русское, где погребен Женя, приезжают люди со всех концов России. 23 мая каждый год в Сатино-Русское собираются паломники из Москвы, Калининграда, Киева и Донецка, приезжают сибиряки.

В этом году 23 мая у Креста над могилой воина Евгения в 7 утра совершена Божественная Литургия. Затем, сменяя друг друга, на могиле новомученика священники служили панихиды. Одни священники заканчивали молитву, вновь прибывшие уже батюшки облачались, чтобы служить панихиду по воинам Евгению, Александру, Андрею, Игорю. Молитва не прекращалась в течении всего дня. У Креста воина-Евгения стоял почетный караул президентского Преображенского полка. Почетный караул и Знаменную группу Преображенцев сменили почетный караул и знамя ВДВ. Затем у Креста русского солдата в почетном карауле стояли кадеты, их сменили воины-пограничники. До самого вечера в Сатино-Русское прибывали люди. Приезжали целыми приходами, добирались на автобусах и легковых машинах, казаки, кадеты, монахини, пограничники, бабушки и ученики воскресных школ, юные школьники и седые воины-афганцы. Каждый год в этот день у Креста воина Евгения собирается русский народ, который откликнулся на этот подвиг с «великим чувством и великим умилением». Женя Родионов сегодня есть эмблема и образ православного Русского народа. Мы видим на протяжении многих лет подлинное народное почитание воина-мученика. А «к пустому колодцу люди не ходят».

Чиновники в рясах


Но до сих пор у некоторых церковных чиновников существует сомнение в том, достоин ли Евгений Родионов прославления в лике святых. Логика чиновников очень часто непонятна обычному человеку. Они утверждают, что о подвиге Жени Родионова, якобы, известно лишь со слов матери, а свидетельство близких родственников не могут рассматриваться комиссией по канонизации святых. Но ведь сам убийца при свидетелях, чиновниках ОБСЕ и представительницах «комитета солдатских матерей» ясно сказал, что Женю убили за то, что отказался снять крест. Что еще необходимо чиновникам? Справка от Хайхороева? Так Хайхороев, как и Басаев, Радуев, Хаттаб, Абу-Валид и сотни других «эль-мюридов» и пр. главарей террористов, мечтавших построить на нашей земле свой псевдо-исламский халифат, давно уничтожены.

Интересно, эти церковные чиновники способны представить, что значит пережить 100 дней чеченского плена в зиндане под Бамутом? Могут представить, что ты для всех «пропавший без вести» и никто никогда не узнает где и как ты погиб, снял, или нет крест. Понимают, перед кем предстоял в день своего рождения 23 мая 1996 года молодой русский мальчишка, делая свой выбор – снять нательный крестик и остаться жить, или же подставить свое горло под нож ухмыляющегося палача? Для любого обычного православного человека ясно, что воин Евгений в этот миг предстоял перед Христом и на Праздник Вознесения Господня еще один христианский воин-мученик присоединился к сонму святых Русской Православной Церкви.

Что же касается свидетельства матери, то напомню, что святых благоверных князей-мучеников Михаила Черниговского и Василька Ростовского прославила княгиня Мария Ростовская – дочь Михаила и жена Василька. Если следовать логике церковных чиновников, свидетельства Марии Михайловны было бы не явно достаточно, чтобы на Руси князей-мучеников почитали, как святых.

Но будем помнить, что не комиссия по канонизации прославляет святых угодников Божиих. Святых прославляет Господь, а задача комиссии лишь собирать свидетельства о святости. И одним из важнейших свидетельств является народное почитание.

В погранотрядах, да и в других воинских частях узнав из бесед о подвиге Жени, о том, что он не снял крестик, многие 18-летние ребята просят их крестить. Об этом могут рассказать многие офицеры и священники, окормляющие войска. Мне рассказывали батюшки, что как только начинаешь говорить о Жене с бойцами, то наступает особенная тишина, строгая и благоговейная. Лица становятся задумчивыми. Ребята примеряют его подвиг к своей жизни. Это ли не свидетельство того, что подвиг Евгения Родионова приводит души ко Христу?

Однажды пришлось услышать о том, что «новомученики – это те, кто пострадал в годы гонений в эпоху тоталитарного режима». А те кто пострадал от рук сатанистов в эпоху «свободы, демократии и всеобщей толерантности», они что же – «новейшие мученики»?

Мы чтим память Новомученников и Исповедников Российских, пострадавших от богоборцев в 17 и 18 году, в 20-е и 30-е годы ХХ века. Разумеется, размах и масштабы гонений в то время был сопоставим только с жесточайшими гонениями на христиан в Римской империи. Но в конце ХХ века в России сатанистами также убиты десятки священников, монахов и простых мирян. Вспомним, что творилось в 90-е годы на Кавказе. Мусульмане не случайно называют исламских экстремистов – «иблисами». Эти террористы убивают не только иноверцев, но и мулл и имамов, проповедующих традиционный ислам. Весь мир видит, что творят в Сирии сегодня те же самые террористы с которыми мы сражались на Северном Кавказе. Изуверы из ИГИЛ истребляют целыми селениями не только христиан, друзов, алавитов, но и мусульман, которые не приемлют их учение. В 90-е годы ваххабитами в Чечне замучены и убиты о. Анатолий Чистоусов, игумен Петр Сухоносов. В Терминаузе у алтаря храма ваххабитом убит о. Игорь Розин. Разве за бандитами, которые убивают христиан в конце ХХ и в начале ХХI столетия не стоят те же «духи злобы поднебесной», что и за изуверами-богоборцами ритуально убивавшими Святую Царскую Семью, с ненавистью истреблявшими епископов, священников, монахов и тысячи простых мирян в годы гонений?

Равнодушие к подвигу Оптинских Новомучеников, воина Евгения – опасный симптом духовного состояния человека. Святые Отцы писали о том, что те, кто не почитает близких по времени мучеников за Христа, тем самым прерывает живую связь с древними святыми, с Небесной Церковью.

Солдатская мать


Любовь Васильевна много натерпелась от равнодушия различных чиновников, и военных и гражданских. В те дни, когда Женя Родионов сидел в зиндане под Бамутом, в дом Родионовых приходила милиция искать «дезертира». В военкомат пришла телеграмма с пометкой «СОЧ» - «самовольно оставил часть». Девять месяцев Любовь Васильевна ходила по горам Чечни пытаясь найти сына, пока о казни Жени ей не сообщил сам палач Хайхороев. Затем, заложив квартиру, 17 раз ездила на переговоры с бандитами, пытаясь выкупить тело Жени. «Борцы за свободу», как называли бандитов и террористов т.н. «правозащитники» и продажные журналисты, долго торговались, выдвигая каждый раз новые требования. Требовали то разминировать окрестные дороги, то освободить из тюрьмы своих сообщников. Затем, продав тело Жени, запросили дополнительные деньги, чтобы отдать матери голову убитого сына.

С тех пор Любовь Васильевна больше 70 раз была в Чечне, на горные заставы, к пограничникам, к десантникам, к мотострелкам перевезла десятки тонн груза - лично ею собранных вещей и продуктов. Ее ребята там встречали криками: «Мама! Мама приехала!». А сколько раненных она вытащила из тяжелых ситуаций, некоторым нашла деньги на сложные операции за рубежом, дорогие немецкие протезы. Она и есть настоящая «солдатская мать».
Любовь Васильевна так и говорит: «Они теперь все мои дети». И это сказано не для красного словца. Это подтвердят все, кто знает Любовь Васильевну. Живет она очень нелегко. Но вся ее жизнь - бескорыстное служение ребятам, которые, как Женя, защищают Родину.

Зная Любовь Васильевну много лет, свидетельствую, - она никогда не стремилась прославить Женю в лике святых. Любовь Васильевна всегда подчеркивала, что таких ребят, как Женя было немало, но имен всех безвестных героев мы никогда не узнаем. Для нее сын был просто честным, добрым хорошим мальчиком, который не изменил Родине. Сегодня Любовь Васильевна пытается добиться того, чтобы могилам всех воинов, погибших не только в Чечне, но и в Афганистане, других «горячих точках» придали статус воинских захоронений. Ведь если умирают близкие родственники, то могила воина, отдавшего жизнь выполняя воинский долг, становится «бесхозной» и может исчезнуть…

От военных и гражданских чиновников терпеть холодное и бездушное отношение привычно, но особенно больно, когда оскорбительные для матери солдата слова недоверия звучат из уст чиновников в рясах. Слава Богу, что Любовь Васильевна встретила за эти годы много настоящих добрых пастырей и прекрасно все понимает. Отношение православного народа к возможному прославлению воина Евгения очень точно выразил протоиерей Дмитрий Смирно: «Я не сомневаюсь в том, что Женя Родионов – святой. А когда его официально прославят, через 5, или 10, или 50 лет не так важно». И, действительно, народ почитает подвиг воина Евгения, для нас он святой, а требовать его скорейшего прославления никто не собирается. Полагаемся на волю Божию и мудрость священноначалия.
Для православных Женя Родионов – святой воин-мученик, но его подвиг почитают и настоящие мусульмане и люди, которые пока не нашли свой путь к Богу. Подвиг воина, отдавшего жизнь за Родину понятен каждому человеку, который сохранил представление о Чести, Долге, Верности. Все годы либерального засилья нашей молодежи внушали, что в жизни нет ничего святого, высмеивались такие священные понятия, как героизм, самоотверженное служение и любовь своему Отечеству, а целью жизни объявлялся обогащение любой ценой, комфорт и безудержное потребление материальных благ. И в этот тяжелейший период Русской истории нам был явлен подвиг воина Евгения Родионова, 6-й роты псковских десантников, многих других героев. Наши «заклятые друзья» надеялись, что «демократическим» СМИ удалось из нашей молодежи воспитать поколение, которое «выбирает пепси». Они просчитались. Не только Любовь Васильевна Родионова, но многие матери России смогли научить своих сыновей тому, «с чего начинается Родина», передать им ценности, которые «в любых испытаниях у нас никому не отнять».
Женя Родионов, псковские десантники, тысячи героев стали той богатырской заставой, которая удержала последний рубеж в годы «либерального погрома» российской государственности.

«Умри за веру и Отечество, и ты приимешь жизнь и венец на небе»


К сожалению, страна все еще полностью не осознала подвиг наших солдат и офицеров, которые сломали хребет врагу в двух тяжелейших и кровопролитных войнах на Кавказе, разрушив планы международного терроризма и наших «заклятых друзей» по расчленению России. Благодаря их самоотверженности и воинской доблести страна постепенно стала возрождаться после страшной деградации и катастрофы 90-х. Благодаря подвигу тех, кто сражался в те тяжелейшие годы, мы сегодня видим новую Российскую Армию и Военно-Морской Флот, которые возрождают свою боевую мощь. Благодаря подвигу наших солдат и офицеров народ перестал воспринимать персонажей «либерального агитпропа», завсегдатаев всех этих «дождей», «эха» и пр. русофобов, вещающих по инструкциям «вашингтонского обкома», а на улицы наших городов вышел «Бессмертный полк». Имена всех солдат, которые повторили подвиг Жени, мы никогда не узнаем. Но имена всех героев, отдавших жизнь за Отечество, положивших душу за други своя, знает Господь. Поэтому, когда православные люди говорят о возможности канонизации Жени Родионова, то предлагают прославить «воина Евгения и иже с ним пострадавших». Все они исполнили священный завет святителя Филарета Московского:

«Не страшись опасности, подвизаясь за правду: лучше умереть за нее, нежели пережить ее.
Искупи кровью для потомков те блага, которые кровью купили для тебя предки.
Уклоняясь от смерти за честь веры и за свободу отечества, ты умрешь преступником или рабом;
умри за веру и отечество, и ты приимешь жизнь и венец на небе».

Свт. Филарет, митрополит Московский


Царствие Небесное и Вечная Память всем воинам отдавшим жизнь защищая Отечество!

Виктор САУЛКИН
от 25.09.2017 Раздел: Июнь 2016 Просмотров: 550
Всего комментариев: 0
avatar