Добавлено:

Сила креста

Иеродиакон Никон (в миру Борис Муртазов) родился в 1939 году в верующей крестьянской семье в прикамском селе Ново-Шешминек. В раннем детстве он перенес тяжелую болезнь, которая надолго приковала его к постели. Не имея возможности посещать школу, обучался на дому. Как пишет отец Никон в одном из своих рассказов, соседская девочка приносила ему задания на дом, а выполненные им уроки относила учителям.
 После школы окончил заочный Народный университет искусств им. Крупской, а в 1979 году – Московскую Духовную Семинарию. Долгое время служил диаконом в Пюхтицком женском монастыре в Эстонии. Будучи иконописцем, создавал иконостасы в Иоанновском монастыре на реке Карповке, в часовне блаженной Ксении на Смоленском кладбище. В других храмах и монастырях Петербурга. Некоторое время жил в Печерах Псковских, служил диаконом в эстонском храме святой великомученицы Варвары. В 1999 году жил трудником на Святой Земле, где был пострижен в монашество с именем Никона. Сейчас живет в Петербурге, в монастыре Иоанна Кронштадтского.
 В рассказах отца Никона видна самая главная черта христианина – любовь к людям. «Что заставило меня писать? – размышляет автор. – Единственно любовь к Богу и человеку, желание помочь людям через чудо познать величие и власть Творца, познать истину, которая делает человека свободным от плена страстей и примиряет нас с Богом. А началось все с того, что однажды мне в руки попала книга Л.Запариной «Непридуманные рассказы», которые понравились мне правдивостью и глубиной содержания. В подражание я стал вести дневниковые записи чудес Божьих, которым был свидетелем сам и о которых мне рассказывали простые русские люди, имеющие детскую веру и горячую любовь к Богу. Да не осудит дорогой читатель мой малоискусный труд во славу Божию, и для меня будет большой радостью, если принесу кому-нибудь пользу для души. Промысел Божий ведет каждого из нас своим путем ко спасению. Дивны дела Твои, Господи».

Сосед

 Теплым майским утром кончилась, наконец, долгая тяжелая война. По нашей улице шли поодиночке усталые, покрытые дорожной пылью солдаты. Они возвращались в свои родные дома, чтобы начать новую мирную жизнь. Но их, вернувшихся, было немного. Большинство ушедших на фронт домой не пришли.
 Не пришел и мой отец, погибший в городе Торопце под Великими Луками еще в начале войны. Даже после получения похоронки моей бабушке Марфе не верилось, что ее сына Вани нет в живых.
 В молодости родила она нескольких детей, но все они рано умерли. Возможно, умер бы, заболев оспой, и Ваня, будущий мой отец, если бы не свозила она его по совету людей к чудотворной Сарсазской иконе Божией Матери. На источнике Ваня и получил исцеление, но оспа сильно повредила лицо.
 Мать и бабушка ждали отца всю войну, не теряя надежды. В то майское утро, когда шли домой солдаты, я видел, как бабушка Марфа, припав к русской печке, горько плакала.
 Вернулся с фронта сосед Семен и тут же принялся за дело. Стал работать кузнецом, ремонтируя сеялки, веялки, жатки, плуги и молотилки. Работы хватало всем.
 Помню, у матери на занавеске висела новенькая медаль за трудовые заслуги в тылу. Меня, маленького мальчишку, интересовало все, в том числе и эта медаль, не дававшая и минуты покоя. Я прицепил ее на грудь и, пока матери не было дома, носил, любуясь собою в зеркало. Носил, пока не сломал колечко. Испугавшись гнева матери, я побежал к дяде Семе в кузницу показать сломанную медаль, просил починить ее поскорее, до возвращения мамы. Мужики рассмеялись над моим горем: «Экий забавный малец, с медалью в кузницу пришел». Но помочь обещали.
 Вечером я сам зашел к дяде Семену за медалью. На радостях я схватил ее и сунул в карман. А когда пришел домой, то сразу опять огорчился. Вместо колечка дядя Семен приделал небольшую цепочку, и желтенький кругляшок смешно на ней болтался. Я не смел уже больше его просить и куда-то засунул медаль. Так и забылась эта история.
 Дядя Семен прожил после возвращения с фронта недолго. Тяжелая жизнь, голод, недостаток сделали свое дело – он умер, оставив сиротами троих детей. Всем он запомнился как добрый, отзывчивый человек. И мама молилась о нем, ежедневно утром поминала вслух. Молилась и о других, так что с годами синодик увеличился настолько, что однажды мама решила сократить этот список: «А выброшу-ка я и имя Семена. Кто он мне такой? Сосед, да и только… И так много лет поминала, чего уж теперь?»
 Село наше стояло у подножия горы, а на горочке, за храмом, было большое кладбище, на котором и был похоронен Семен. Когда мать впервые не помолилась за соседа, в ту же ночь он ей приснился спускающимся с горы. Мать его спрашивает: «Семен, есть ли польза тебе от молитвы? Я решила более тебя не поминать». Семен грустно посмотрел на нее и ответил: «Большая мне польза, когда молишься…».
 До самой смерти поминала мама доброго Семена, ведь действительно – у Бога мертвых нет.

В пути

 Когда над страной сгустились тучи и первые раскаты грома прокатились над Прибалтикой, владыка Иоанн, помолившись, собрался в дорогу. Он направлялся в Пюхтицу, в женский монастырь, где подвигом добрым подвизались его многочисленные духовные чада. Обитель Царицы Небесной давно ждала дорогого гостя. Монахини знали, что получат утешение и ободрение доброго пастыря.
 Владыка вошел в купейный вагон скорого поезда, проводница закрыла двери. После проверки билетов и необходимых формальностей он погрузился в раздумье. Что-то писал, с грустью иногда посматривая на мелькавшие за окном родные пейзажи русской природы, которую он любил всей душой с раннего детства. Любил леса, поля, синие дали, одинокие и кучкой стоящие домики, в которых жили бесхитростные русские люди. Русь жила своей жизнью, не отрешенной от грехов, утех и забот, не ожидая худших испытаний. Но Владыка духовными очами уже прозревал другую, страшную картину. Больное сердце сжалось в его груди. Он отложил ручку в сторону. «Господи, спаси и помилуй Россию…» – шептали губы. Слезы катились из глаз: «Да будет, Господи, над ней Твоя святая воля».
 Помолившись, Владыка прилег отдохнуть. В этот миг купе осветилось необыкновенным небесным светом. Пред ним предстала Царица Небесная. Она по-матерински коснулась его лица своей десницей и ушла. Это радостное благодатное посещение Матери Божией умиленным сердцем принял Владыка как благословение на дорогу.
 Радости сестер не было конца. Праздничная встреча, прием у матушки игумении, богослужение и проповедь, в которой Владыка говорил о призвании монахов быть светильниками горящими. От сердца звучали слова о том, какое счастье жить под покровом Царицы Небесной. Со слезами на глазах поведал он собравшимся о своем видении в вагоне. Это чудо глубоко тронуло священнослужителей, сестер, прихожан и паломников. Все они воздали хвалу Матери Божией за Ее великую к нам милость.
 Недолго был Владыка в обители. Все посмотрел, всему порадовался, некоторых исповедал, благословил сестер и с хвалебным пением Царице Небесной поехал в далекую Самару.

Рассказ монахини

 Моя мама рассказывала, что в детстве очень хотела стать монахиней. Но как ни просила она отца с матерью отпустить ее в монастырь, родители ни в какую не соглашались, поскольку была она единственным ребенком. Позже маму выдали замуж против ее воли. Тогда мама стала молиться Господу, чтобы первый родившийся у нее ребенок стал монахом или монахиней. Первой родилась я, и мама горячо молилась, чтобы я посвятила себя Богу.
 С детства она водила меня в церковь, учила молиться. И мне это очень нравилось. Жили мы рядом с Печерским монастырем, и я часто ходила туда в обитель Божией Матери. Однажды вечером я была в церкви, и Божия Матерь явила мне сильное желание остаться в монастыре. Возвращаться домой не хотелось, но я понимала, что в Печерский монастырь меня не возьмут, и с такими горестными мыслями отправилась в обратный путь. Дома тетя Нюша усадила меня за стол, но, увидев слезы на моих глазах, стала участливо расспрашивать. Тетя была очень добрая и чуткая, и я по секрету рассказала ей о своем огромном желании уйти в монастырь. Только я не знала, куда обратиться.
 Утри слезы, – улыбнулась тетя Нюша, – и слушай. В Эстонии есть женский монастырь, там принимают девочек. Я помогу тебе устроиться. Вот осенью приедут сюда матушки с Пюхтицы, и я поговорю с ними. – Как я обрадовалась! Но следующие слова тети меня смутили:
 Лучше будет, если ты уйдешь тайно, потому что отец тебя ни за что не отпустит.
 Я с тревогой стала думать, как же это можно тайно уйти, ведь это будет так несправедливо по отношению к папе, который любит меня. Поэтому я решила осторожно попросить разрешение сначала у мамы. Мама была в радостном настроении, сидела и пела молитвы. Я обвила ее шею руками, приникла к уху и с замиранием сердца прошептала:
 Мамочка, я очень хочу в монастырь…
 Она прервала свое пение, встала, подошла к иконам и, упав на колени, от всей души стала благодарить Царицу Небесную, что Она услышала ее молитвы и внушила мне такое благочестивое желание.
 Мамочка, – удивилась я. – Но почему же ты никогда не говорила, что просила об этом Богородицу?
 Доченька, – покачала мама головой, – призвание Божие надежней, а если бы я своей волей просила тебя поступить в монастырь, ты могла бы потом на меня обижаться. Но поскольку самой мне не довелось жить в монастыре, я все время молилась за тебя.
 Вечером мама рассказала о нашем разговоре папе. Папа тоже дал согласие. В эту же ночь я увидела сон. Будто пришла я в Успенский собор, а народу и нет никого. Я хожу, прикладываюсь к иконам. Потом подошла к раке преподобномученика Корнилия, сделала земной поклон и вижу – Святой поднимается из раки, садится, затем встает. Как я испугалась… А он встал на пол и ручкой мне машет, мол, подойди ко мне. Подошла, поклонилась в ножки святому и сложила руки под благословение. Он и говорит:
 Иди к Матери Божией, – и рукой указывает на чудотворную икону Успения Пресвятой Богородицы, – а я буду твоим вечным молитвенником.
 Благословилась я у него. Он положил мне руку на голову, и я пошла прикладываться к иконе Богородицы… А на Пасху к нам в Печерский монастырь приехала игумения Пюхтицкого женского монастыря Иоанна и две монахини с чудотворным образом Успения Божией Матери. Старец Симеон, который знал о моем желании поступить в монастырь и был моим духовником с отрочества, радостно сказал:
 Теперь пришло время идти тебе. Поезжай с матушкой игуменией и иконой Божией Матери, и тебя примут в монастырь. А папе передай, что надобно отслужить молебен пред этим чудотворным образом и… поезжай с Богом.
 По благословению старца Симеона мы отслужили молебен, и я вместе с матушкой Иоанной приехала в Пюхтицу. Было это 14 апреля, на пасхальной неделе. Мне очень понравился этот земной рай для души, и я была счастлива, что Господь призвал меня потрудиться в Его земном вертограде.

Из одноименной книги иеродиакона Никона (Муртазова)

от 19.09.2020 Раздел: Сентябрь 2004 Просмотров: 414
Всего комментариев: 0
avatar