Добавлено:

Трагедия на Дубровке

Десять лет назад, 23 октября 2002 года в столице России Москве был совершен жестокий террористический акт – до зубов вооруженные боевики захватили Театральный центр на Дубровке, где в зрительном зале находилось более 900 человек, среди них около 100 детей. Вся Россия замерла у телеэкранов…

Но на православной Руси исстари повелось так, что всякая общенародная беда отзывалась в душах русских людей готовностью к духовному подвигу, к самопожертвованию ради спасения душ и жизней других, оказавшихся в опасности. Так было и на этот раз. В этот октябрьский вечер 2002 года ответственность за судьбу и честь России принимает на себя простая православная девушка Оля. Но не по должности, а по велению сердца, души. Без страха и упрека Оля приумножает подвиг Александра Матросова. И становится первой жертвой этой московской трагедии.

Двадцатишестилетняя Ольга Романова в одиночку направилась к боевикам, чтобы потребовать от них немедленного прекращения террора..

Заложники были парализованы страхом, и неожиданное появление в зале бесстрашной Ольги Романовой приподняло дух страдальцев. А справедливое возмездие Господне за смерть Оли не заставило себя ждать: не прошло и трех суток, как с убийцами девушки было покончено.

На могилку Ольги приходят люди, служатся панихиды… На черном граните высечен крест и три слова, три русских имени: Романова Ольга Николаевна. Удивительное тройное совпадение с полным именем Царственной Мученицы. И повторение мученического подвига ее.

Дубровка, Театральный центр, Норд-Ост – три этих понятия отзываются в нашем сознании воспоминаниями о тревожной осени 2002 года. Воспоминаниями и о том, как октябрьской ночью никому до этого не известная русская девушка Ольга вошла в захваченный террористами Театральный центр. Вошла и подвигом своим в духовном поединке с озверевшими преступниками переломила ситуацию, что в конечном итоге разрушило далеко идущие замыслы террористов.

Когда Ольга была еще жива, ее мать Антонина Ивановна в сердце своем сберегала удивительные порой слова дочери: «Я умру молодой и красивой, совершу подвиг, будет море цветов, мне поставят памятник и напишут в газетах» – это предсказание, неожиданно произнесенное в веселой школьной кампании, навсегда осталось в материнской памяти.

В тот трагический день 23 октября – рассказали на ее работе – еще до захвата заложников, когда никто и подумать об этом не мог, она, всегда оживленная и занятая заботами о других, вдруг села у окна, стала смотреть куда-то вдаль, была тиха, печальна, в глазах – слезы.

Из дома она уходила в ночь – остановить преступников, уходила с твердым намерением спасти детей и всех, оказавшихся в плену. Мать пыталась ее удержать. Она сказала только: «Мама, их должен кто-то остановить. У них тоже дети, они должны понять. Пойду!»

Она прошла все линии оцепления, никем не остановленная – то была воля Божия. Воля Принимающего ее чистую, ее великую жертву – свою жизнь. Видеосъемка тех событий запечатлела ее бодрый шаг, ее восхождение к своей Голгофе. Казалось даже, не шла она, а летела, словно на крыльях, не касаясь земли.

В ней, верится, было осознание духовного родства и преемства с теми, кто стал для всех нас олицетворением русской державы, чья жизнь и подвиг стали образцом и призывом: «Делай, как я». Оля часто повторяла: «Я – из династии Романовых». Сегодня мы видим в этих, произносимых когда-то в обычной домашней обстановке, и не воспринимаемых тогда всерьез словах глубокий духовный смысл.
Однажды, несмотря на то, что в доме было немало икон, она принесла иконку Державной Божией Матери: «Мама, она мне понравилась, она понравится и тебе». Именно эту иконку, ставшую такой значимой в семье Романовых, положила мать на грудь своей любимой дочери, когда провожала ее в последний путь.

Как-то Оля приходит и говорит: «Мама, надо сходить в храм, зажечь свечи от всех икон и принести домой, чтоб у нас были свечи от всех святых». Этот эпизод, как и историю с появлением Державного образа в доме Романовых, Антонина Ивановна неизменно вспоминает всякий раз, придавая им какое-то особенное значение.

И раньше в тяжелые для России дни из народа выходили его патриоты. Образы мученика Евгения Родионова, подполковника Константина Васильева (который также вошел в Театральный центр на Дубровке, предлагая обменять кого-то из заложников на себя, и погиб), образ Ольги Романовой начертаны на наших знаменах. Они пока не проглядываются отчетливо, но сердцем мы чувствуем все их величие. В полной мере мы не можем еще осознать значение этих людей для судеб России. Это будет открываться со временем. Это путь самоотречения, жертвенности и забвения себя ради Правды Божией. Это истинные герои нашего времени, те праведники, без которых село не стоит, ради которых Господь помилует Отечество наше.
от 14.11.2018 Раздел: Октябрь 2012 Просмотров: 283
Всего комментариев: 0
avatar