Добавлено:

Устоит Сирия – устоит и Россия

За что обезумевший мир истребляет сирийцев как цивилизацию? Почему этих детей лишили крова, убили родителей, растоптали счастливое детство, которое было у них совсем недавно?

За два года войны в Сирии погибли более 70 тысяч человек. Каждый пятый стал беженцем. Более миллиона человек покинули страну. В Сирии сегодня воюют наёмники-террористы из 28 стран. Заправляют кровавой бойней США, Англия, Франция. Исполняют волю заокеанских господ Катар, Турция, Саудовская Аравия.

Исполняется сатанинский план истребления сирийского народа, веками жившего в согласии с Богом. Потому что именно эта Святая Земля была колыбелью религий и родиной пророков. Потому что Спаситель Христос говорил и молился на древнем арамейском языке, на котором здесь молятся и сегодня.

Эта поездка в Сирию членов Фонда «Духовное наследие апостола Павла» готовилась долго. Трудно себе представить, как нам хотелось опять вернуться туда хотя бы на миг. Там остаются на боевом посту наши друзья, их семьи, дети. Там мужественно, рискуя ежеминутно своей жизнью, в своих епархиях несут апостольскую службу наши любимые владыки, священники и монахи сохраняют свои храмы и святыни, а если надо – рискуя своей жизнью, при уничтожении их прячут до лучших времен то, что принадлежит не только Антиохийской Церкви – всей христианской цивилизации.

Там тысячи христиан сегодня являют миру подвиг Веры, принимая мученические кончины, оставаясь православными до последнего вздоха. Там мусульмане, алавиты, курды – все, кто живет на этой Святой Земле, защищают свою землю от мировых наймитов.

Поездка готовилась долго потому, что каждое наше стремление останавливалось непреодолимыми обстоятельствами – чудовищной агрессией, разрывающей этот Эдем, который стал полем народной борьбы за свою страну с навалившейся со всего мира интервенцией головорезов, щедро еженедельно оплачиваемой американским долларом.
В Сирии погибали наши дорогие друзья и наставники. В эти дни и уже годы мы также столкнулись с предательством ради своих «тридцати сребреников». Но Иуд всегда мало. Больше тех, кто жизнь положит за други своя и за паству свою. Именно болью за невинно убиваемых и унижаемых было исполнено сердце Блаженнейшего Патриарха Антиохийского Игнатия IV, которое и не вынесло массовую гибель детей Дамаска после артиллерийского обстрела 4 декабря 2012 года. По Божиему Промыслу Его Блаженство скончался 5 декабря, ровно через 4 года после смерти Патриарха Алексия II. Мы не смогли присутствовать на похоронах Блаженнейшего Игнатия IV, как и проводить в последний путь настоятельницу монастыря иконы Божией Матери «Сейднайская» Христину, которая не перенесла артиллерийского обстрела святыни. Божия Матерь Сама защитила свою обитель: ни один снаряд не влетел в монастырь, а тот многотонный, который влетел, пробив монастырскую стену, не взорвался. Видно, Сама Пресвятая Дева, охраняя монастырь, хранит эту обитель от любых варваров для тех, кто, преодолевая тысячи километров с разных концов света, приезжает к Ней, вымаливая радость материнства и отцовства. Среди них верующие и неверующие, христиане, католики, мусульмане.
От Иерусалима до Дамаска 220 километров. Именно там в одной из торговых лавок, торгующих всем, что только возможно, неизвестно, сколько лет, стояла старая икона – икона Божией Матери «Порт-Артурская». И надо же, что именно ее увидели паломники из Владивостока. Руководитель группы архимандрит Сергий (Чашин), ныне викарный епископ Святейшего Патриарха Кирилла, по благословению владыки Приморского Вениамина выкупил эту икону. Сумма была названа большая, ее не было, а оставлять святыню до следующего раза было невозможно. Помогла настоятельница Горненского монастыря игумения Георгия, которая смогла оплатить икону – православный символ Дальнего Востока России. После возвращения иконы Богоматери Порт-Артурской во Владивосток началось общенародное почитание иконы как защитницы рубежей Православия. Список её находится в Храме Христа Спасителя. Поэтому, 12 ноября 2011 года, буквально накануне визита Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла с официальным визитом в Антиохийскую церковь, Фонд «Духовное наследие апостола Павла», а именно ее президент Валентина Алексеевна Ланцева доставила список этой иконы в Дамаск, где она была торжественно встречена и установлена в кафедральном соборе Антиохийской Православной Церкви.
Вспомним, что самые первые военные действия устроителей нового порядка в Сирийской Арабской Республике начались в древнем Хомсе, где проживала самая большая диаспора христиан в Сирии, где хранилась многие столетия одна из трех частей Пояса Пресвятой Богородицы, полученного апостолом Фомой. Здесь был храм Пояса Пресвятой Богородицы, возведенный еще первыми христианами в 59-м году от Рождества Христова, то есть вскоре после Успения Пресвятой Богородицы. Что сейчас с Поясом? Пояс опять спрятан от угрозы уничтожения. Что с церковью, где хранился Пояс? Она разграблена и разрушена! Что с христианами Хомса? Из многих тысяч нет ни одного. Кто смог – ушел, бросив все. Остальные убиты. Последнего христианина Хомса убили 30 октября. Ему было 84 года. Его звали Элиас Мансур. В окресностях Хомса осталось около 50 христиан.
Мудрые и миролюбивые сирийцы тысячелетия в Дамаске хранили пещеру Первой крови, где Каин убил своего брата Авеля. Хранили в назидание людям, свято веря, что не может брат поднимать руку на брата. Но это брат на брата. А может быть, у тех, кто безжалостно расчленяет Сирию, Египет, Тунис, Ливию, Ливан, нет братьев? Сестер? И даже матерей и отцов?! Я своими глазами видела, как в Сирии относятся мужья к женам, жены к мужьям, отцы к детям, дети к старикам! Подобная жестокость для самого обычного сирийца невозможна! Как невозможно такое злодейство даже для немого камня в пещере, который в ужасе закричал и застыл, видя, как брат поднял руку на брата.
В самом начале Великой Отечественной войны Патриарх Антиохийский Александр III обратился с призывом к христианам всего мира о помощи России. Его ближайший сподвижник митрополит гор Ливанских Илия был избран Промыслом Божьим сугубым молитвенником о победе России.

6 мая 1945 г., в день Георгия Победоносца, чьи мощи более 900 лет находились в сирийском городе Издре, где до сих пор есть монастырь святого с 1500-летней историей, пал Берлин, и 6 мая, в светлый праздник Пасхи Христовой, была подписана капитуляция гитлеровской Германии. Наше Отечество было спасено.

Однако долг платежом красен. Теперь наша очередь помогать. Идет война народная, священная война.

Делегация Фонда Святого апостола Павла в составе шести человек - членов совета Фонда: православной художницы Татьяны Ивановны Куликовой, архитектора Мордовской епархии РПЦ Сергея Григорьевича Гончарова, организатора молодежного православного служения Артемия Польгова, главного редактора информационно-аналитического портала «Русская народная линия» Анатолия Дмитриевича Степанова, специального корреспондента «Московского комсомольца» Екатерины Сажневой и президента Фонда Валентины Алексеевны Ланцевой недавно вернулась из воюющей Сирии.

Публикуем интервью с президентом Фонда «Духовное наследие апостола Павла» Валентиной Алексеевной Ланцевой, моим сотоварищем, близкой подругой и бесстрашной русской женщиной.

В.М.: Что сегодня происходит в Сирии, в стране, где так недавно в каждом русском видели своего брата, в Сирии, дышавшей древностью тысячелетий, хранившей и охранявшей исторические памятники разных эпох, культур, народов, даже завоевателей, в Дамаске, самой древней столице мира?

В.Л.: Вот представьте, арабы-христиане, арабы-мусульмане, причем разных религиозных направлений – сунниты и шииты, исмаилиты, алавиты, друзы – жили себе поживали, веками научились жить в добрососедстве и уважении к вероисповеданиям друг друга, и вдруг – кровавые претензии, не терпящие возражений политические ультиматумы, появление оппозиции, разговаривающей на языке международного бандитизма, массированное промывание мозгов со стороны СМИ из соседних арабских стран-сателлитов. Всем навязывают взаимные обвинения, без диалога, море лжи и насилия. И убийства! Коварные, страшные. Вначале исподтишка, как это было в марте 2011 года. По ночам вылезали на улицы головорезы, террористы-смертники днем на своих поганых машинах, начиненных резаными металлическими гвоздями и проволокой, врезались в толпы людей, в правительственные здания, совершали теракты, убивали государственных лидеров. Им, видите ли, вдруг нетерпимым стал избранный президент Башар Асад. В Сирии президент избирается сроком на семь лет, и действующий лидер исполнял свои обязанности во второй раз. В это время, в марте – апреле месяце 2011-го, я как раз была в Сирии по делам Фонда, и мы вместе со своими друзьями очень переживали, иногда не сразу понимая, что происходит. Кстати, хочу сказать, что Антиохийская церковь с первых событий, с первых дней войны приняла совершенно определенную позицию – только за свой народ, за своего президента, за свою святую землю. Вскоре у повстанцев, так их обычно называют хозяева – заказчики войны, появилось серьезное оружие. Пятницы, когда в стране официальный выходной день и большинство людей идут в мечети молиться, становились «черными пятницами», потому что на этот день молитвы приходилось самое большое количество террактов и многочисленных жертв. Людей не считали божьими созданиями, их резали, убивали, взрывали. Цель – запугать, унизить, рассорить и подчинить новым порядкам. Без национальной привязанности к своей земле, без соблюдения своих традиций, без национального развития и собственного будущего. Вскоре стало очевидно – кому все это было нужно. На самом деле в Сирии с самого начала велась хорошо спланированная за океаном война за интересы стратегического, геополитического и идеологического порядка. Но шло это под лозунгом приведения Сирии к нормам «цивилизованной» демократии. О чем все эти страшные годы так рьяно усердствовала Хилари Клинтон. Да еще напустили в стране межрелигиозного яду: разжигали в оплаченных СМИ ненависть одних верующих в Бога, к другим, таким же верующим в Бога, применяя при этом дикие по своему коварству массовые убийства.

В.М.: Я помню твои рассказы о начале войны. Мы тогда в Фонде решили подарить одному строящемуся храму в Молдавии чудесные антиохийские мозаичные иконы Вседержителя и Казанской Божией Матери, и ты отправилась заказывать иконы в их художественных мастерских.

В.Л.: Да. И знаешь, что было самым сложным? Найти природный камень темно-бордового или вишневого цвета для покрова Богородицы. Все цвета в мастерской есть, а темного бордо и вишневого нет. Мастера там работали, и христиане, и мусульмане говорят: «Этот подойдет?». Смотрю – нет. У Богородицы на нашей иконе цвет мягче. Не соглашаюсь. Уезжаем. Через день они опять: «Этот подойдет?». И так целую неделю. Измучили друг друга. Мне пришлось по благословению Патриарха в сопровождении владыки Муссы объездить ближайшие каменоломни, это километров за 120 от Дамаска. В стране уже шли бои, на дорогах – заграждения, блокпосты; и нас военные пропускали, только завидев одеяние христианского священнослужителя. Да и в лицо все знают владыку. А вот боевикам мы, слава Богу, не попались. Нужный бордовый цвет мы все-таки нашли! Я даже научилась так же, как темпераментные арабы, жестикулировать, добиваясь нужного камня. Потом в мастерской мы с ними мирно и подолгу пили сладкий чай из хрустальных стаканчиков с изящной «талией», аккуратно подбирали цвета и оттенки камней. И вели тревожные разговоры о начавшихся беспорядках. Но нам тогда даже в голову не приходило, что этот пожар охватит всю страну и погубит десятки тысяч мирных людей. Прекрасный христианский город Хомс, чистый и красивый христианский город, будет просто растерзан на кусочки. Помнишь, в Хомсе, в Церкви Пояса Пресвятой Богородицы мы тебя чуть не забыли?

В.М: Правда. Я тогда увлеклась иконами, залюбовалась, ведь нам разрешили посмотреть практически все святыни. Я даже потрогала, это совсем не возбранялось, такую каменную ступку, а в ней – металлический футляр. Многие сотни лет хранилась в них великая христианская святыня – Пояс Богородицы, который Она передала перед вознесением апостолу Фоме, зная, что именно он будет сильно печалиться и сомневаться.

В.Л.: А вся женская половина паломнической группы, нас было тогда человек 20, восхищалась, какая тоненькая была наша Богородица! Весь поясок был сплетен из светлой овечьей шерсти и, видимо, позже расшит золотом. Длина его – 74 сантиметра и ширина – 5 сантиметров.

Недавно, во время нашей поездки на интронизацию нового Патриарха Антиохийской церкви Блаженнейшего Иоанна Х, в Дамаске мы увиделись с митрополитом Хомской епархии, владыкой Георгием, и первым делом спросили, сохранилась ли святыня – Пояс Пресвятой Богородицы. На что владыка, скромнейший человек и удивительной духовности архипастырь, ответил: «Слава Богу, сохранилась. И теперь находится в очень надежном месте. Сохранена, укрыта и будет обязательно еще явлена на нашей земле христианам всего света».

Еще владыка Георгий поведал нам, что из его христианской общины, насчитывающей два года назад более 100 тысяч человек, сейчас осталось только 50 человек. И он два раза в неделю ездит из Дамаска в разрушенный Хомс, чтобы поддержать своих духовных чад, накормить их. Ведь в основном остались старики, которые не хотят уходить со своего места, приготовившись, если так будет угодно Богу, закончить свой земной путь там, где прожили всю свою православную жизнь.

В.М: В первую неделю поста митрополит Хомский Георгий прилетал в Москву, был принят нашим Святейшим Патриархом Кириллом, они вместе служили службу в Ново-Спасском монастыре.

И наш Святейший Патриарх не только сострадал Антиохийской Церкви и сирийскому народу, но еще на просьбу владыки Георгия о гуманитарной помощи конкретно пообещал оказать эту помощь. Вот где мы должны быть добровольными исполнителями воли нашего духовного Пастыря.

В.Л.: «Без дел – вера пуста». Поэтому пора приниматься за конкретную работу. Кстати, на радио «Радонеж» я уже озвучила просьбу общественных организаций: Императорского Православного Палестинского Общества, Комитета солидарности с Ливией и Сирией и нашего Фонда Святого апостола Павла – ко всем, кто слышит: «Поможем сирийскому народу в их час лихолетья». Ведь долг платежом красен, так ведь водилось на Руси. Русский народ, особенно православные, должны помнить, как в начале Великой Отечественной войны митрополит Гор Ливанских Илия Карам в пещере, в строгом посту, в течение нескольких дней, не прикасаясь к пище и питью, с усердием и дерзновением просил Богородицу помочь России. И тогда явилась к молитвеннику Пресвятая Богородица и приказала передать свой наказ для исполнения Правительству Сталина.

В.М.: Что и было в точности исполнено – выпущены из тюрем священники, открыты храмы и монастыри, с иконой Казанской Божией Матери совершен крестный ход вокруг Ленинграда, города святого Петра. И во время визита митрополита Илии в Москву в 1948 году православный мир узнал, кому мы были обязаны Победе в Великой Оте-чественной Войне – защитнице нашей Небесной Богородице и нашей верной армии, флоту и народу. А принес известие о том, что на защите городов русских и Земли Русской стоит сама Матерь Божия, именно антиохийский митрополит.

В.Л.: Теперь дело за русским, православным людом. С инициативой сбора гуманитарной помощи народу Сирии выступило Императорское Православное Палестинское Общество, а в наших планах Фонда – такая же работа. Вот совместно с ИППО, наряду с другими общественными организациями, сделаем богоугодное дело. Для сбора средств ИППО сообщило реквизиты во Внешпромбанке. Получатель: Фонд святых равноапостольных Константина и Елены. ИНН 7704272518, КПП 770401001.Р/с 40703810000000005871 в ООО «Внешпромбанк», г. Москва; К/с 30101810500000000455 БИК044525455 ОКПО 73552971;ОГРН 1067799022862. Только в назначении платежа нужно обязательно указать: «Для оказания помощи народу Сирии». Уверена, что вся информация об этой акции будет выложена на многих православных сайтах. А исчерпывающая и детальная – на сайте Императорского Православного Палестинского Общества.

В.М.: Интересно услышать, что называется из первых уст, как же проходила интронизация Антиохийского Патриарха. Ведь информация об этом событии была скупой.

В.Л.: По вполне понятной причине – опасались терактов, других недружественных, вернее, коварных действий боевиков. Из этих же соображений часть торжеств была перенесена на неделю позже в безопасный Бейрут в Ливане, где уже в более спокойной обстановке представители поместных православных и других христианских церквей и иных конфессий поучаствовали в Праздничной Литургии, поздравили нового Патриарха. А вот о самой интронизации очень хорошо написано в интернете, в материалах члена делегации, главного редактора Русской народной линии Анатолия Дмитриевича Степанова и в специальном репортаже Кати Сажневой в «МК». И лучшая иллюстрация к сказанному – фотографии, сделанные на этом торжестве.

А я бы хотела сказать, что до сих пор с трепетом вспоминаю эти моменты, с какой теплотой и доброжелательностью, с любовью нас принял новый Патриарх Иоанн Х в своем Тронном зале в Патриаршьей резиденции. Когда мы вошли туда, мне было так грустно, ведь здесь совсем недавно принимал, вел задушевные разговоры, шутил, обсуждал наши планы, благословлял, остерегал от ошибок, просто интересовался событиями и обстоятельствами нашей жизни любимый Патриарх Игнатий IV. Иногда рассказывал что-то очень интересное о себе. И вот первая представительская встреча с новым Патриархом. Его Блаженство будто почувствовал мою некую тревогу и беспокойство – как теперь сложится дальнейшая судьба и работа Фонда? Будем ли мы здесь по-прежнему своими или закрывается история нашего служения делу, положенному еще в 2004 году предшественниками нынешних первосвятителей Русской Православной и Антиохийской Церквей? И когда, благословив нас всех, Патриарх сказал, что знает о работе Фонда святого апостола Павла, благодарит нас за труды и просит считать Антиохийскую церковь своим родным домом, я успокоилась. А еще – так пронзительно почувствовала, что настоящий наш родной дом в России, в нашей церкви, младшей, но самой сильной православной церкви в сегодняшнем мире. Тут же вспомнила, как говорил Патриарх Игнатий IV: «Вся надежда сейчас на Россию, на ее мощь и духовную силу». Блаженнейший Иоанн Х очень деликатно, понимая, что приглашение приехать в Сирию каждый раз сопряжено с большим риском, сказал, что надеется в самом ближайшем будущем внимательно рассмотреть перспективные планы работы. А я услышала, что больше всего нужен сейчас всем нам мир. И он непременно придет на эту святую землю.

А еще незабываемой стала встреча с верховным муфтием Сирии Ахмедом Бадр Аль – Дин Хассуном.

В.М.: Доктор Хассун еще в 2005 году принял участие в работе Фонда и был одним из героев фильма «На пути в Дамаск».

В.Л.: Счастливое, мирное время. Мы только начинали работать в Сирии, и три духовных столпа – Патриарх Московский и всея Руси Алексий II , Патриарх Антиохийский и всего Востока Игнатий IV и верховный муфтий Сирии доктор Хассун – дали согласие рассказать в нашем фильме о духовной взаимосвязи России и Сирии, о наших общих святынях и любимых святых, о родстве культур и отношении к национальным традициям. С этого проекта начинался и наш путь в Дамаск. Сейчас этот светлый фильм можно посмотреть на сайте pavelfond.ru.

Доктор Ахмед Бадр Аль-Дин Хассун, по-прежнему красивый и сильный человек, встретил нашу делегацию как старых добрых друзей. Он принял наши подарки – каллиграфический этюд, написанный народным художником России Владимиром Александровичем Поповым «Аллах любит Красивое» и икону Иоанна Предтечи. Кстати, каждый раз, пребывая в Дамаске, мы обязательно посещали Мечеть Омейядов, где поклонялись великой христианской святыне – Главе Иоанна Крестителя, которая хранится здесь в золоченой базилике посреди исламской величественной мечети. С апостольских времен. И во время последнего посещения еще не знали, что эти стены станут свидетелями народного прощания с другим муфтием, величайшим мусульманским богословом, шейхом Мухаммадом Саидом Рамаданом Аль-Бути и его внуком. Их вместе с сотней других верующих мусульман 21 марта взорвал террорист-смертник, исполнитель дьявольской воли в чьем-то человеческом обличии. 42 жизни прервались, еще 82 страдальца были ранены в мечети «Аль-Иман», расположенной в северной части Дамаска, в 50 метрах от Российского посольства. Шейх Мухаммад Аль-Бути был мусульманином-суннитом. Он призывал молодежь к служению своей стране, осуждал терроризм и неоднократно выступал против вмешательства иностранных держав в дела Сирии. 83-летнему духовному авторитету не раз угрожали, но не смогли заставить замолчать. Поэтому убили. И сына самого Верховного муфтия, Сарию, 21-летнего парня, студента второго курса Университета Эблы, тоже убили. В начале мятежной войны. В день его свадьбы. 15 террористов в упор расстреляли за то, что его отец, Верховный муфтий Сирии, поддерживает свой народ и своего президента. Когда нам, притихшим, об этом рассказывал в своей резиденции доктор Хассун, казалось, что сама жизнь затаила дыхание. От сочувствия к отцовской боли. На похоронах своего сына доктор Хассун сказал убийцам: «Я прощаю вас. Но прошу сложить оружие и не множить человеческого горя на нашей земле…».

Вся проблема в том, что на святой земле Сирии сейчас воюют в основном чужаки, проникающие через границу из Турции и Ливана. Международные террористы, в том числе из «Аль-Каиды».

В.М.: Да это просто какой-то международный винегрет из человеческих недоумков, согласных держать оружие и убивать, резать, расчленять, пытать за 200 долларов в неделю. Сирийская армия в последнее время, как сообщает пресса, повсеместно теснит наемников-бандитов, и сами они между собой, как крысы, грызутся, не могут поделить трофеи и виртуальную власть.

В.Л.: Но ситуация в связи с проблемой применения химического оружия в Хан аль – Асале под Алеппо накалена до предела. Радикальная оппозиция, почуяв новые, обещанные заокеанскими спонсорами миллионные вливания, уже поставила задачу добиться прямого иностранного вмешательства в конфликт. И на последнем заседании ее официально приняли как члена в Лигу арабских стран.

В.М.: Так все-таки было применено химическое оружие или нет?

В.Л.: В этом вопросе самую достоверную информацию можно получить только лишь из заявлений нашего Российского МИДа. Потому что МИД по нескольку раз скрупулезно проверяет информацию, и если в его оценке ситуации говорится о провокациях с применением химического оружия врагами Башара Асада, значит, так оно и есть. А правительство Асада, для которого применение химического оружия равнозначно самоубийству, не только подтвердило, что ни при каких обстоятельствах не применит химическое оружие против своего народа, но и обратилось в ООН с просьбой провести тщательное независимое расследование инцидента в Хан аль-Асале. А тут еще объявился техасский «премьер переходного правительства», некто Гассан Хитто, избранный 35 голосами Национальной коалиции сил сирийской революции и оппозиции в Стамбуле. Самозванцы, назначаемые и избираемые такими же самозваными комитетами сирийских оппозиционеров! Это было бы смешно, если бы не было так печально! Ведь катарские власти распахнули свои объятья новому ковбою из Техаса, который Сирию в глаза еще не видел. И он будет представляться на саммите ЛАГ в Дохе, как законный представитель Сирии?! Вот это их демократия! А народ Сирии спросили?

В.М.: Интересно, вот когда террористы-ваххабиты берут в руки оружие или готовят свои смертоносные бомбы, или на митингах во всю глотку орут «Аллах Акбар!», они действительно верят, что делают что-то во славу Аллаха?

В.Л.: Мы говорили об этом со своими друзьями в Сирии. В основном крайний экстремизм они объясняют либо политической неграмотностью, либо бесконечной жаждой денег или власти. Многие сирийцы, особенно те, кто учился в Советском Союзе, признавали факт, что война в Сирии выпустила на арену военных действий, в стан недовольных самую необразованную, люмпенизированную и криминальную часть населения. Их было немного. Но за ними уже стояли подготовленные иностранные убийцы-интернационалисты с лозунгами о свержении законного правительства. В беседе с Верховным муфтием Сирии доктором Хассуном он предупреждал: «Будьте крайне осторожны, когда отправляете обучаться своих детей в высшие исламские духовные заведения! Из Саудовской Аравии, куда вы поначалу так устремились, ничего, кроме крайнего экстремизма, вы не получите. А это значит, по русской земле поползут ваххабизм и экстремизм. Вы зажжете очаги терроризма, с которыми придется бороться не на жизнь, а на смерть». Все это в нашей истории уже было и есть. Была мятежная Чечня, сейчас тревожно в Дагестане, Кабардино-Балкария напряжена. Поэтому незнание основ любой религии – плохо, конечно, но знания, отравленные крайними настроениями экстремизма и вложенные в головы правоверных священнослужителей, – совсем плохо. Этому учат нас жестокие уроки сирийской войны.

В.М.: А как восприняли ваш приезд в такое тревожное время наши добрые друзья – матушка Пелагея, настоятельница монастыря святой равноапостольной Феклы, владыка Савва, епископ Босры, Хаурана, Джебель-эль-Араб и Голанских высот, он ведь исполнял обязанности Местоблюстителя перед избранием нового Патриарха?

В.Л.: Были очень довольны! Мы ведь явились минута в минуту к началу интронизации, добираться по старому Дамаску с хоругвями, тяжелыми храмовыми иконами пришлось пешком, потому что из-за чрезвычайных мер предосторожности машинам въезд в центр был категорически запрещен. Нас пустили в храм беспрепятственно, препроводили на почетные места рядом с алтарем. С хоругвями преподобного Иоанна Дамаскина и нашего святого преподобного Ильи Муромца, с иконами наша делегация действительно выглядела достойно. А потом, к русским в Антиохийской Церкви так хорошо относятся, что внимания с их стороны хватило бы сполна каждому, явись мы не вшестером, а, скажем, целой сотней. Сама церемония интронизации была очень торжественной, красивой. Было много гостей, была пресса, были удивительной красоты торжественные букеты с поздравительными лентами, хор, прихожане – все спокойные и улыбчивые. Никакой паники, никаких признаков настороженности. Все с большим достоинством! Сразу по окончании торжества прихожане тут же подошли к причастию. Среди таковых были и члены нашей делегации. Матушка Пелагея, опекавшая нас с момента появления на торжестве, подвела всю группу к новому Патриарху здесь же, в храме. Мы взяли благословение и вручили подарки: икону святого преподобного Иоанна Дамаскина и Божией Матери «Троеручица» в добротных красивых киотах. Патриарх спросил у нас, говорим ли мы по-арабски, мы ответили: «Нет, пока». Он спросил: «А по-английски?» Мы: «Нет, уже». Он засмеялся: «И правильно! Будем общаться по-русски!». Вот так, по-русски, мы и общались целых семь дней пребывания в Сирии. Сначала нас сопровождал настоятель кафедрального храма, директор православной школы в Дамаске архимандрит Ильяс Хабиб, поляк, неплохо говорящий на русском. Потом к нам присоединился хранитель личной библиотеки Патриарха Игнатия IV, доктор Даут, по рекомендации Патриарха принятый в члены Фонда три года назад. Кстати, сейчас девять арабов-христиан являются членами Фонда святого апостола Павла.

Удивительное дело! Во время этой поездки мы узнали много нового об истории взаимоотношений Русского государства и Антиохийской церкви. Нам показали столько святынь, присланных из России, в том числе и из Советского Союза, что вынуждены признать – плохо мы знаем историю своей страны. Например, с 1908 г. русский царь из собственных средств ежегодно посылал Антиохийской церкви по 30 тысяч рублей золотом, и все православные школы, где обязательно изучали русский язык и русскую историю, были на попечении Императорского Православного Палестинского Общества. Таких школ было не только в Сирии, но и в Турции, и в Иерусалиме более 120. Вот почему на Ближнем Востоке в прошлом веке так много арабов хорошо знали русский язык. В Дамаске, в кафедральном соборе, было два хора: один пел на арабском, а второй – на церковнославянском. Во многих монастырях и храмах Сирии иконостасы – дар царской династии и Русской Православной Церкви – до сих пор предмет особой гордости православных арабов-христиан.

И наши скромные подарочки были на этот раз, как, впрочем, и всегда, приняты с большой благодарностью. Владыка Савва, издающий книгу о святителе Тихоне Задонском, долго, внимательно рассматривал икону с ликом святого, которую мы преподнесли в подарок. А потом и говорит: «Никак не привыкну к русским иконам. На меня будто смотрят живые глаза. Многокилограммовая книга «Симфония по творениям святителя Тихона Задонского» и «Святитель Tихон Задонский и его учение о спасении» схиархимандрита Иоанна (Маслова), которые ты передала владыке Савве, вызвала неподдельный восторг. До этого он только слышал о них. Теперь, держа в своих руках драгоценный подарок, как бы даже и забыв о нас, владыка листал и листал страницы, а потом громко произнес: «Переводить!»

Подарков, слава Богу, хватило для всех. Но и нам эта поездка подарила уникальную возможность увидеть и почувствовать силу духа сирийского народа.

Много удивительных часов мы провели в высокогорном городке Маалюля с матушкой Пелагеей и монахинями монастыря святой равноапостольной Феклы. Раньше здесь всегда было многолюдно. Паломники со всего света притекали к пещере святой равноапостольной Феклы и за счастье считали прикоснуться к мощам, на минутку задержавшись возле ее чудотворной иконы. В этот приезд, кроме нас, в монастыре никого больше не было. Поселили нас прямо за спиной памятника Иисусу Христау, выполненного скульптором Александром Рукавишниковым и подаренным Фондом несколько лет назад. Поселили в самые лучшие кельи, вырезанные в той же самой скале, где уже более 1900 лет покоятся мощи святой. В один из вечеров матушка Пелагея принесла с собой в общую гостиную, где мы собирались после вечерней молитвы и ужина, книгу на русском языке «Лоза Христова». Я сразу ее узнала. Это был наш подарок, переданный по благословению батюшки Илии матушке Пелагее несколько лет назад. Причем книгу я получила из рук автора-составителя, схимонахини Елизаветы, что живет в Оптиной пустыни. Помню, как заволновалась матушка Елизавета, когда услышала просьбу сфотографироваться для далекого сирийского монастыря. Она велела своей келейнице убрать ее в новое облачение, тщательно сама заправляла волосы под головной убор, трепетно спрашивая, все ли в порядке. На фотографии, которую нам представила теперь в Маалюле матушка Пелагея, трогательная, застенчивая улыбка освещала лицо русской схимонахини. Она так любила свою святую Феклу, что уже почти ослепшая, в течение нескольких лет собирала материал о ней. Писала в монастыри Греции, в библиотеки Турции, искала по переписке редкие экземпляры книг, где упоминалось об апостольских временах, звала и принимала монахов со Святого Афона, по крупицам собирая историю своей героини. И вот все сошлось! Книга, многолетний подвиг нашей схимонахини, в руках настоятельницы монастыря святой равноапостольной Феклы, буквально в ста метрах от упокоенных здесь же ее святых мощей. И теперь матушка Пелагея со слезами на глазах, с великой благодарностью подробнейшим образом расспрашивает об авторе. С помощью любезного нашего переводчика доктора Даута уже арабскими буквами пишет на книге ее название, перевод содержания, дарственную надпись… Казалось, время либо остановилось, либо оно действительно не имеет течения. Все было едино, все переплелось: время апостолов, гонитель христиан Савл и он же обращенный Павел, которому в местечке Каукаб наш Фонд поставил памятник. Страдания первых христиан за веру Христову и страдания сегодняшних мирных жителей в разных провинциях воюющей Сирии. Благословение любимого батюшки Илия на эту дерзкую, но совершенно оправданную духовно поездку. Церковные службы в родной Оптиной пустыни и совместные службы на русском и арабском языках, которые каждое утро и каждый вечер собирали нас вместе в древнейшем христианском храме в течение незабываемых трех дней. В алтаре храма стояла икона святого равноапостольного князя Владимира…

Наши сотовые телефоны были мертвы, а в садике монастыря расцвели нежно-розовые маргаритки и голубые незабудки.

Поверишь, на душе было спокойно. Только по ночам слышно было, как где-то очень близко рвались в горах снаряды. Это правительственные войска вели бой с большими скоплениями боевиков-террористов. Буквально через несколько дней после нашего благополучного возвращения, в сводках сирийской войны передали информацию, что боевики-террористы сделали попытку овладеть городом Маалюля и были полностью уничтожены здесь солдатами сирийской армии.

«Жизнь, она всегда богаче!»,- любил говаривать мой друг мусульманин и офицер Советской армии, возвращаясь из своих дальних командировок. Имея в виду, что за правду и Родину нужно идти и без страха делать дело там, куда Господь поставит. И тогда жизнь сама распорядится твоей судьбой. А матушка Пелагея на прощание об этом же сказала немного по-другому: «Вот закончится эта заварушка, привозите к нам своих русских ребятишек! Они с моими воспитанницами подружатся! Потом мы к вам поедем. Я так хотела бы еще раз в России побывать!». Десять лет назад матушка была гостьей нашего почившего Патриарха Святейшего Алексия II. Видела Покровский собор в Кремле, была в Троице-Сергиевой Лавре, в Санкт-Петербурге, в Костроме в Ипатьевском монастыре. Вот только в Оптиной пустыне пока не была. Мы горячо приглашали:

«Приезжайте, приезжайте!». Она ответила: «Вот победим – и приеду».

В.М.: Пусть они приедут!

В.Л.: Аминь!

Послесловие: По просьбе наших гостей, Президента Фонда Святого апостола Павла Валентины Алексеевны Ланцевой и члена совета этого Фонда Виктории Александровны Медуниной редакция не поместила ни одной военной фотографии. Только мирные, светлые и позитивные снимки. В архиве фонда из этой поездки их более тысячи – и страшные кадры войны, и мирные фотографии людей, несущих свой крест в воюющей за свою свободу и независимость Сирии! Да поможет им Бог выстоять в этой войне мирового Зла против Добра.

Виктория Медунина, член совета Фонда Святого апостола Павла
Фото предоставлены
Фондом Святого апостола Павла

от 10.12.2018 Раздел: Апрель 2013 Просмотров: 449
Всего комментариев: 0
avatar