Добавлено:

"Величайшее счастье для человека"

Я почувствовал, что храм заполнен Богом. Бог как дух заполнил храм. Я стою по стойке смирно и боюсь пошевелиться, боюсь в сторону посмотреть и думаю: "Что ж мне делать-то?"

В канун празднования явления Державной иконы Божией Матери, 14 марта, настоятелю Тихвинского храма в Сущеве протоиерею Владимиру Еремину исполнилось 80 лет. Именно этот храм приютил в трудные 90-е годы редакцию газеты "Русь Державная".

Трудами батюшки восстановлен из руин Тихвинский храм - замечательная святыня Москвы и нашего Отечества, пробуждаются к вере и становятся на путь спасения многие и многие люди.

С благодарностью и искренней любовью поздравляем мы дорогого батюшку Владимира с юбилеем, желаем ему доброго здравия, многая и благая лета, непреходящей пасхальной радости в этом и будущем веке.

Мы встречаемся с батюшкой в храме и просим его рассказать о своей жизни, о священническом служении.

- Я родился в 1929 г. в семье рабочих. Мама моя была верующей. Женщина полуграмотная, она читала Евангелие, но не очень бегло и просила брата почитать для неё. Тогда книги достать было невозможно, но у нас было Евангелие и "Моя жизнь во Христе" Иоанна Кронштадского. Брат был хулиганистым мальчиком, остался на второй год в шестом классе и мама переживала, наверное, молилась. По милости Божией он стал таким верующим, что я поражался! Может быть появление блаженного в нашем доме подействовало на него. Мама пригласила однажды странника, покормила его...

Во время войны перед уходом на фронт брат сказал мне: "Володя, прошу тебя, верь в Бога". Я принял это к сведению, а жизнь продолжалась. Отец неверующий, мама на работе, в школе ни о каком Боге не говорили, церкви закрыты. Во время войны, когда открылись храмы, мама как-то сказала: "Володя, тебе надо причаститься. Для этого ты попостись хотя бы денька три". Тогда в Козельске, где мы снимали квартиру, жил игумен Никон (Воробьёв). Мама была с ним знакома и просила, чтобы он поисповедовал меня и причастил. Я подготовился, пришёл в храм, и тут случилось такое, что запомнилось на всю жизнь. (Я думаю, что это по молитвам игумена Никона). Я почувствовал, что храм заполнен Богом. Бог как дух заполнил храм. Я стою по стойке смирно и боюсь пошевелиться, боюсь в сторону посмотреть и думаю: "Что ж мне делать-то?". Батюшка вышел из алтаря, поисповедовал меня, я причастился.

Удивительным образом у нас существовала духовная связь с игуменом Никоном. Он мною руководил, давал книги на прочтение. Это было в 8-9 классе, когда батюшка жил в Козельске и несколько раз бывал у нас в доме, в то время, когда страшно было приглашать священника. Сын маминой младшей сестры, Алексей Ильич Осипов, некоторое время жил вместе с игуменом Никоном и впоследствии написал книгу по его письмам.

После школы я решил идти учиться в семинарию, но батюшка сказал: "Я хотел бы, чтоб ты сначала закончил какое-нибудь высшее учебное заведение, а потом уже окончательно определишься". Но я точно решил - в семинарию. Он согласился, но предупредил: "Хорошо. Но сейчас опять стали арестовывать духовенство. Могут сослать тебя в Сибирь". - Сам он только что возвратился оттуда. - "Сможешь ли ты это выдержать?". Я не знал, что это такое и легко ответил: "Конечно, смогу". После десятого класса я поехал в Москву и подал документы в Новодевичий монастырь, в котором тогда последний год находилась духовная семинария Троице-Сергиевой Лавры. Пока я ждал вызова на учёбу, пришла повестка из военкомата. Мне настоятельно рекомендовали Архангельское мореходное училище. Но я твёрдо стоял на выбранном пути. Тогда командир сказал: "Сейчас идёт вербовка на работу в шахтах. Вот поработаешь лет пять там, тогда можешь идти в попы!". В ответ я спросил: "Я могу быть свободен?". И мы разошлись. Несколько дней я ждал вызова, наконец, пришёл сниматься с учёта. Лейтенант молча поставил печать в моём документе и дал открепление. Я уехал в Троице-Сергиеву Лавру, учиться.

Первое чудо, связанное с отцом Никоном определило моё поведение в храме и в дальнейшей жизни. Но было и ещё одно чудо. Когда я учился на третьем курсе семинарии, нам дали билеты в музей. Там выставлялись знаменитые картины, в том числе и Сикстинская Мадонна. Приехал и отец Никон на эту выставку. Мы долго стояли в очереди. Я говорю: "Батюшка, на выставке люди, которые понимают в искусстве, а я, школяр, что я пойму?". Он ничего не сказал. У Сикстинской Мадонны я стоял и рассуждал: "Ну, вот Пресвятая Дева Богородица, красиво, приятно, ангелочки, ну и что…". И вдруг вся эта красота уходит на задний план и вперёд выходит нечто, что было закрыто, то есть я что-то увидел не в картине. Вижу Божию Матерь не в образе каком-то, а вижу так, что у меня начинает колотиться сердце, я не выдерживаю и ухожу в сторону. Говорю батюшке: "Пойду немного успокоюсь, посмотрю другие картины". Но другие картины смотреть не хотелось, притягивала эта. Но сил ни духовных, ни физических не было долго смотреть. Не выдерживает сердце. Так несколько раз я подходил, уходил. Я думаю, что батюшка мне своей молитвой открыл не Сикстинскую Мадонну, а духовный мир: Самого Бога и Пресвятую Деву Марию. И, когда я пришёл в семинарию, у меня спросили о Сикстинской Мадонне: "Ну как, можно ли молиться перед этой картиной". Я сказал: "Да". После этого я дважды или трижды ходил на выставку без батюшки, но такого чувства уже не было.

- Отец Владимир, Вы служили в церкви мучеников Адриана и Натальи в Бабушкине, затем в церкви Николы в Хамовниках. С 1991 г. служите в храме Тихвинской иконы Божией Матери в Сущёве. Что главное в священническом служении?

- Главное, что необходимо каждому человеку, и священнику тем более, это чувство покаяния, видение своего недостоинства. Не на словах, говоря, какой я плохой, а в душе теша себя: "Ну я то знаю, что я не такой". А именно понимание своего недостоинства.

Самое ценное - это дар Божий и милость Божия. Если я служу для людей, крещу или проповедую, это не я, это Господь пользуется мною как орудием. Я много лет служил один: совершал службы, крещение, требы. И мне это не в тягость. Господь даёт силы.

- Батюшка, тяжело было служить в советское время?

- Нет, хотя я всегда помнил предупреждение о том, что меня могут арестовать. Запросто могли спровоцировать, потому, что я всегда бы стал отвечать так, как должно, а не как требовала политическая направленность в стране. Но я безбоязненно говорил в проповедях, говорил с людьми, служил Господу.

- Отец Владимир, отличаются ли по духовному настрою прихожане советских лет от людей, которые сегодня приходят в храм?

- Пожилые люди - нет, а молодые в советское время боялись приходить в храм, даже те, которые не занимали какие-то высокие должности. Списки крещёных могли проверить и исключить из очереди на квартиру, например.

- Вера в Бога влияет на нравственное состояние общества? Те беды, которые приходится переживать нашему народу, не есть ли результат отступления от веры?

- Безбожие было и в XIX веке, отголоски того: учился со мной в семинарии молодой человек из духовной семьи. Он точно был неверующим. Совершил нравственное преступление - ушёл от жены и ему грозило лишение сана. Он выкрутился так, что, мол сам отказывается от сана и устроился в антирелигиозную организацию… Всё зависит от нравственного состояния каждого из нас и всего общества. Беда в том, что стали забывать Бога, решили, что всё зависит от человека и он сам может устроить свою жизнь. Ведь мы, как и всё живое на земле подвержены действию как Бога, так и дьявола в зависимости от того, как человек определяет себя в жизни. Дьявол постоянно воюет с Богом, потому что не может смириться с потерей того владычества, которое он имел до Христа. Он - злой дух хитрый и умный, который пристраивается к человеку, к его разуму, к его желаниям, потихонечку, незаметно и завладевает человеком. Тогда человек живёт уже не так, как он хотел бы. Эта борьба происходит не только в каждом из нас, происходит это и на уровне общества: и в семье, и в трудовом коллективе. Я всегда называю два греха самых тяжёлых, которые ведут к разрушению общества: это грехи гордыня и зависть. Поэтому с дьяволом надо вести постоянную борьбу. Если бы люди обращались ко Христу, тогда эта борьба была бы не такой тяжёлой.

- Научили ли чему русский народ исторические события последнего столетия?

- После тяжёлых испытаний: революции, войны, гонений на Церковь, мы поняли уже, что не сами управляем своей судьбой. Мы вернулись к вере в Бога. Это дало что-то нам? Да. Об этом и говорит нам исторический опыт.

- Батюшка, что пожелаете читателям газеты "Русь Державная", что посоветуете нашему молодому поколению?

- Быть искренними в своём духовном делании. Искренне верить в Бога, стараться жить по заповедям Божиим, читать Евангелие постоянно. Не забывать о том, что мы, люди, предназначены для жизни вечной с Богом. Для этого Господь приходил на землю, чтобы сделать нас своими чадами. И если люди это поймут, то благословение Божие будет не только над каждым из нас, но и над всей страной. Это не моё логическое рассуждение. Это показывает практика. Мы же видим, как Господь повернул события в нашей стране. Президент - верующий человек, объединилась Зарубежная и Русская Православная Церковь. Важно, чтобы православие в наших читателях укреплялось. Сейчас много разных сект, но это наносная пена, и Господь с этим справится. Вера во Христа, православная вера - это величайшее счастье для человека. Если человек хочет быть по-настоящему счастливым, он должен быть верующим православным человеком, потому что Господь будет заботится о таком человеке.

Беседовала Ирина УШАКОВА

от 19.11.2017 Раздел: Апрель 2009 Просмотров: 65
Всего комментариев: 0
avatar