Добавлено: 16.03.2017

Великий пост

Что такое пост, в чем его смысл и для чего он нужен? Что такое дух, каким образом пост дает свободу нашему духу, и свободу от чего? Что такое духовная жизнь? Почему мы часто не слышим потребностей своего духа? Что такое страсти душевные, душевные желания и стремления? Вреден ли пост для здоровья? Об этом и многом другом в своем интервью рассказывает антипросоп Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря при Священном Киноте Святой Горы иеромонах Кирион (Ольховик), подвизающийся на Афоне уже более 30 лет.

– Отец Кирион, скажите пожалуйста, в чем смысл поста, для чего он нужен?

– Великий пост не является самоистязанием или некоей рабской повинностью. Для христианина он, прежде всего, ассоциируется со свободой. Пост дет возможность человеческому духу реализовать себя в максимально возможной в земных условиях полноте.

Хотя в течение года существуют и другие посты, но Великий пост занимает совершенно особенное место в нашей духовной жизни. Великий пост приурочен к самому главному нашему Празднику – ко Святой Пасхе, который раскрывает нам таинство будущего Царства славы, ожидающее всех, по-христиански проживших свою земную жизнь. Поэтому и Великий пост является как бы образом всего нашего жизненного пути к Царству Небесному.

Православные христиане, заботящиеся о своем спасении, замечают, что год от года пост проходит по-разному: открываются новые духовные горизонты; становится понятным что-то, что было сокрыто раньше; что-то, что не получилось в прошлом году, получается в следующем; со временем мы уже и сами начинаем ставить перед собой какие-то духовные задачи на время очередного Великого поста. Мы, на собственном опыте, понимаем, что пост – это духовная школа, это лестница духовного возрастания.

– Вы бы не могли поподробнее остановиться на этом аспекте. Что такое дух? Ведь есть разные определения этого понятия. Каким образом пост дает свободу нашему духу, и свободу от чего? Что такое духовная жизнь?
– В аскетических творениях православных подвижников синонимом духа человека является слово «ум». Но ум не в смысле интеллекта, а в смысле человеческой личности, человеческого «я». В этом смысле совершенно не важно, является ли дух особой субстанцией трисоставного человеческого существа или просто высшим проявлением души. Важно другое: дух одухотворяет всю жизнедеятельность человека во всех ее направлениях, как телесных, так и душевных. Жизнедеятельность человека становится не просто совокупностью инстинктов и рефлексов, а наполняется высшим духовным смыслом. Другими словами, дух человека, это его внутреннее око, которое должно быть непрестанно обращено к небу – в этом его функция. Этим же оком или умом человек осознает самого себя и весь мир. Человек, у которого это око функционирует правильно, у которого именно дух управляет всей жизнедеятельностью, называется духовным человеком. К сожалению, очень часто бывает, что наш дух порабощен плотскими и душевными желаниями и стремлениям.

Не все из них являются греховными и вредными; есть среди них и естественные желания и стремления. Но если посмотреть в совокупности, то получается, что большую часть всей нашей жизни именно их удовлетворение является доминирующим. А потребности нашего духа подавляющую часть всего нашего времени игнорируются и даже не замечаются. К сожалению, в большинстве случаев, из всех желаний и стремлений человек служит именно страстям – то есть вредным привычкам. Страстное состояние совершенно искажает человеческую природу: человек, который служит плотским страстям, является в полном смысле этого слова – плотским человеком, а попросту говоря – животным, умеющим говорить, но не умеющим управлять инстинктами; человек который служит душевным страстям – является душевным человеком. Пост дает нам возможность вспомнить о нашем духе, уделить ему максимальное внимание, дать ему необходимую пищу. Дух наш питается молитвой, богомыслием, возделыванием добрых помыслов, чтением святых отцов.

– Почему мы не замечаем потребностей нашего духа? Его голоса, его желаний? Например, когда я хочу есть, я это и без всяких мыслей понимаю; когда я хочу послушать любимую музыку, я это тоже осознаю; но почему я не слышу потребностей своего духа?

– Прошу вас не обижаться на меня, но скажу откровенно. Если человек не слышит, не чувствует, не осознает своих духовных потребностей, это значит, что его дух, если можно так сказать, атрофировался. Это метафора, но она очень точно характеризует состояние недуховного человека. Можно выразиться и по-другому. У такого человека отсутствуют средства связи со своим «внутренним человеком», как называли святые отцы дух. Дело в том, что каждая составляющая нашей человеческой природы для того, чтобы функционировать, нуждается в упражнении, тренировке. Если мы не будем тренировать и питать наше тело, то оно будет не развитым, слабым и дистрофичным; если мы не будет упражнять наш разум, воспитывать чувства, тренировать волю, тогда человек будет необразованным, невоспитанным, слабохарактерным; если мы не будем прислушиваться к потребностям нашего духа, то постепенно мы перестанем его слышать, постепенно мы потеряем вкус к духовной жизни, утратим возможность ее осуществлять; молитва, богослужения, воздержание и вообще все духовное станут чуждыми для нас. Избави Бог от такого состояния. И напротив – если мы будем упражняться в молитве, приучать себя посещать церковь, постепенно привыкать к посту, тогда со временем мы начнем ощущать насущную потребность в этих проявлениях духовной жизни, в исполнении наших духовных обязанностей. К примеру, если Вы не прочитали утренние молитвы, то будете испытывать внутренний дискомфорт, и никакая спешка не сможет оправдать перед Вашей совестью это опущение; если Вы не пошли на воскресное богослужение, никакое развлечение не сможет восполнить или компенсировать его для вашего духа, который остался неудовлетворенным в одной из важнейших своих потребностей.

– Это состояние духовного нечувствия обратимо?

– Конечно же, оно обратимо. Нужно потихоньку приобщать себя к молитве; ходить на службы; ограничивать в определенные времена другие потребности, особенно те мнимые «потребности», которые являются на самом деле страстями. Домашнюю молитву можно начать с чтения «Отче наш»; потом добавить Утренние и Вечерние молитвы; со временем – Псалтирь, Евангелие. Все должно быть свободно. Дух – это часть нашей человеческой природы и он сам подскажет нам, что ему нужно. Мы должны только начать, а далее, постепенно все наладиться. Так происходит постепенное воцерковление человека. Однако, пытаться сразу начать жить духовной жизнью во всей полноте – это другая крайность. Ее итог – совершенное отвращение от духовности. Ведь и при физически упражнениях можно надорваться, повредить мышцы, если сразу превысить свою меру. Итак, все части нашей природы – тело, душа и дух, должны развиваться равномерно и постепенно. Тогда человек будет жить полноценной жизнью, так, как задумано Промыслом Божиим.

– С телесными страстями – понятно. Но вы употребили еще такое выражение: страсти душевные, душевные желания и стремления. Что это такое? Что плохого в душевных желаниях?

– Стремления души и душевные страсти – это разные вещи. Святые отцы выделяют в строении души человека три важнейшие составные части: разум, чувство и волю. Человеческому разуму свойственно развиваться, и в этом нет ничего греховного. Нашим чувствам свойственно испытывать естественную привязанность к близким, эстетическое наслаждение чем-либо, эмоциональные переживания о чем-то, и в этом нет ничего греховного. Нашей воле свойственно желать того, что полезно и необходимо нашему организму, и здесь тоже нет чего-либо греховного. Человек должен развивать свой ум, воспитывать чувства, тренировать волю. Но в тоже время он не должен забывать тренировать свою способность к духовному восприятию; он должен также регулярно практиковаться в духовном опыте, в опыте личного общения с Богом, с Пресвятой Богородицей, со святыми, чтобы не потерять вкус к молитве, к богослужению, к духовной жизни. Духовный опыт необходим также регулярно, как и естественная забота и попечение о теле и душе. Большую часть нашей жизни мы забываем о нашем духе. А хуже всего то, что время, похищенное нами у нашего же собственного духа, мы посвящаем на служение страстям, которые губят нас. Пост необходим для того, чтобы сбалансировать все перекосы, о которых мы с вами говорили. Пост необходим для того, чтобы дать возможность реализоваться нашему духу, дать возможность нам хотя бы в пост пережить опыт духовной жизни, чтобы это чувство, этот вкус к духовности не атрофировался в нас окончательно. Каждый пост мы как бы заново пробуждаемся от спячки, заново полагаем духовное начало. Пост – это уникальная возможность каждый год обновляться духовно, очищать греховную накипь и ржавчину.

– Многие боятся поста. И я в том числе. Есть даже стремление его ослабить по той причине, что это якобы рудимент средневекового мракобесия, тягостная повинность, которую как-то необходимо выполнить, потому что этого требует традиция. Но по Вашим словам получается совершенно другое восприятие функции поста. Это как бы коррекция всей нашей жизнедеятельности?

– Считать пост тягостной повинностью, пережитком средневековья – грубейшая ошибка. Пост, и особенно Великий пост со всеми его строгостями, – это якорь, который не дает возможности нашей православной Церкви отколоться от Евангельского идеала. Если бы не было поста, и особенно Великого, мы бы уже давно не были бы христианами в полном смысле этого слова. Посмотрите на протестантские конфессии: отвергнув пост, они все дальше отходят от Евангелия. И даже в некоторых православных Церквях, там, где наметилась тенденция к реформаторству, к «упрощению» канонов, очень сильно ослабился духовный настрой верующих, ослабилась духовная ревность. Потому что понизилась планка духовного идеала. Сегодня эту планку держат достаточно высоко лишь Русская Церковь и Афон. Поверьте, для людей, хоть немного вкусивших действия благодати, хоть немного имеющих понятие о духовной жизни, наступление поста воспринимается, как праздник. Они входят в пост светлыми, радостными, счастливыми, а не сетующими и унылыми. И чем больше опыт духовной жизни у человека, тем эти христианские чувства преобладают; они помогают проходить постное время с его резким и жестким ограничением.

– Если пост является нашей насущной необходимостью, как воздух, то почему же тогда мы ощущаем дискомфорт, погружаясь в первую седмицу Великого поста? Для некоторых, даже церковных людей, эти дни проходят просто мучительно. Я говорю сейчас не об ограничении пищи, а об унылом состоянии, которое испытываешь в эти дни, хотя еще в Прощённое воскресенье, накануне поста, настраивался на молитву. Как можно это объяснить?

– Это можно объяснить тем, что мы не живем полноценно духовной жизнью, хотя и почитаем себя людьми церковными и духовными.

Уныние и дискомфорт, ощущаемые многими в эти дни, связаны с тем, что первая седмица жестко ограничивает и пресекает удовлетворение тех телесных и душевных потребностей, к которым мы привыкли, а лучше сказать – пристрастились. Нет обычной сытной, вкусной и сладкой пищи, нет обычных увеселений и развлечений, нет фильмов, музыки, веселых компаний. Нет всего того, что любят наши душа и тело. Вот они-то и унывают, вот им-то и дискомфортно. Они требуют, чтоб им дали их привычную среду. Другими словами, если мы испытываем уныние и дискомфорт в первые дни Великого поста, значит, мы являемся более душевными и плотскими людьми, в зависимости от того, о чем скучаем, нежели – духовными. Необходимо оградиться от этих помыслов и воспоминаний вслушиванием в богослужебные песнопения, которые предоставляют душе огромное количество духовных утешений.

– А как чувствуют себя люди духовные?

– Духовными можно считать тех людей, как мы с Вами говорили, которые не давали и в остальное время довлеть над своими духовными потребностями желаниям плоти и души, и тем более – греховным страстям. Око их души – дух, не затуманено житейскими попечениями и страстями; оно непрестанно взирает к Богу и держит в узде и душу, и плоть, желания и душевные и телесные. Им не нужно менять образ жизни, образ своего внутреннего устроения. Для них эта перенастройка происходит совершенно безболезненно. Хотя, конечно же, это не значит, что у них нет никаких трудностей, но они знают на опыте, как эти трудности преодолевать. С наступлением поста они чувствуют себя еще более легкими, еще более свободными, ведь наступило время сугубо духовного делания, делания, которое составляет для них весь смысл жизни. Пост для них – настоящий праздник, который усугубляется единым порывом всей Церкви, всех верующих. Этот единый порыв Церкви, словно могучий корабль, помогает и облегчает всем верующим прохождение Великого поста, который святые отцы сравнивают со стихией морской пучины. Ведь когда мы постимся, на самом деле мы не одни, мы все помогаем друг другу; пост – это общее дело всех верующих, ведь все мы члены одного организма – Церкви Христовой. Подумайте, какая это сила духовная. Думайте об этом во время поста, и Вам будет легче нести его, потому что Вас поддерживает вся Церковь, опытные подвижники и еще только начинающие воцерковляться новички – все мы вместе несем этот подвиг для того, чтобы не затерлось и не изгладилось наше общее имя – христианин.

– И все же, что делать, чтобы не унывать Великим постом?

– Вести духовную жизнь. По мере вашего преуспеяния в этом делании, будет появляться опыт. Постарайтесь не думать о пище, о развлечениях в дни строгого поста. Постарайтесь забыть о них, а также об интернете, телевизоре. Это касается, прежде всего, самой первой и последней седмиц. Эти мысли навевают унывающие душа и тело. Но вы вслушивайтесь в пение и чтение на службе, больше молитесь, читайте Евангелие и Псалтирь, читайте духовные книги, занимайтесь духовным самообразованием. И почаще благодарите Господа. Благодарите за то, что дал вам возможность войти во Святой пост, просите, чтобы помог его совершить. Это и есть та пища, которая насыщает наш дух, а лучше сказать – это та жизнь, которой он живет. Плотской и душевный человек не знает этого горизонта. Но каждый православный христианин должен найти его. Иначе пост для него будет бессмысленно строгим самоистязанием, иначе будет расти стремление упростить и облегчить пост до минимума «неудобств». И вместо школы, обучающей нас духовной жизни, мы получим фарисейски облегченную имитацию древнейшей христианской традиции. Берегите все установления нашего православного поста – это наше духовное богатство, это ключ к духовной жизни. Без поста мы потеряем православие.

(В сокращении)

Портал «Русский Афон»
от 30.03.2017 Раздел: Март 2017 Просмотров: 523
Всего комментариев: 0
avatar