Добавлено: 12.11.2021

Военные священники России

Служение воина и священника во многом схожи. Главной заботой военного священника является душа воина — защитника Отечества и мирных людей. Таким образом, важность его служения удваивается.

Военный священник служит везде, где есть воины — в казарме, в окопе, на границе, на море. На войне неверующих нет. Есть человек, в руках которого смертоносное оружие, которое он должен применить ради спасения жизни других людей. Помочь ему выполнить свой священный долг и спасти собственную душу в условиях экстремальных есть первая обязанность военного священника.

Православной Церкви, проповедующей Бога мира, предстояло после Крещения Руси выработать своё отношение к войне, к необходимости обнажать меч ради защиты мирных людей.

В первые века Древнерусского государства волны воинственных степных кочевников грозили стереть с лица земли русские города и веси. В тысяча сто одиннадцатом году был предпринят поход объединённого русского войска во главе с великим князем Владимиром Всеволодовичем, чтобы прекратить смертоносные набеги. По повелению Мономаха перед войском шли певчие и духовенство и пели тропари Честному Кресту и канон Пресвятой Богородице. Это были первые военные священники Русской армии.

Перед Невской битвой князь Александр Ярославич молился Спасителю в соборе Святой Софии Новгородской. Святитель Спиридон благословил князя и всю русскую дружину на брань и осенил князя образами Александра Воина и Георгия Победоносца. Выйдя из собора, князь Александр обратился к новгородцам: «Братия, нас немного, а враг силен, но Бог не в силе, а в правде!» На берегах Невы князь Александр разгромил непрошенных гостей и с тех пор стал называться Невским.

В 1380 году, чтобы противостоять войску Мамая, нужна была не только сила физическая, но и великая Сила Духа. Для воодушевления русского воинства великий князь Димитрий Иванович направился в Троицкую обитель к игумену Сергию. Отслужив Божественную Литургию, старец окропил его святою водою со всем его воинством. Благословив великого князя крестом на бой за Веру, Землю Русскую и Православный народ, он сказал: «Господь Бог да будет тебе помощником и заступником».

В 1552 году Иван Васильевич IV предпринял поход на безпокойную Казань, наследницу Орды. Русский царь по примеру Димитрия Донского направился в обитель преподобного Сергия, где молился у Троицы о даровании сил для предстоящей борьбы. Митрополит Макарий благословил выступившее войско во главе с царём.

Этот военный поход во многом напоминал крестный ход. Впереди шли хоругвеносцы и знаменосцы. Идущее воинство осеняли ратные стяги, увенчанные крестами. На пути следования войска неизменно совершались божественные службы.

Накануне все воины исповедались и причастились. Царь, отдав повеление не прекращать богослужений, направился к своему полку. Решительным натиском город был взят.

На следующий день Казань была освящена крестным ходом с иконой Троицы. С тех пор освящение городов после иноверного присутствия стало традицией.

По возвращении в Москву, царь Иван Васильевич приказал построить собор на Красной площади в честь этой победы. Небывалой красоты Покровский собор, более известный как храм Василия Блаженного, и по сей день напоминает о славном подвиге русского воинства. Как и собор во имя Казанской иконы Божией Матери на противоположном конце Красной площади, воздвигнутый в честь освобождения Москвы от польско-литовских захватчиков ополчением Минина и Пожарского.

Царь Алексей Михайлович впервые ввёл штатные должности полковых священников. Воинское духовенство становилось составной частью армии России.

Император Петр Алексеевич окончательно оформил и документально утвердил преобразование Российской армии. Полковые священники теперь находились в армии не только в военное время, но и в мирное. Их задачей было наладить обычную церковную жизнь в необычных условиях воинской службы.

Для военных священников был учреждён особый наперсный крест на георгиевской ленте, которым награждали исключительно за храбрость в бою. Первым этой награды удостоился священнослужитель гренадерского полка Трофим Куцинский. Во время штурма Измаила он высоко поднял крест с изображением Искупителя, воодушевил солдат и бросился с ними на турок.

В боях Отечественной войны 1812 года священник Василий Васильковский неоднократно вступал в боевые порядки войск. Под Витебском отец Василий шёл впереди с высоко поднятым крестом, вселяя неустрашимость в сердца. В этом сражении он был ранен, а затем контужен, но поля боя не покинул. В памятном сражении за Малоярославец отец Василий вновь повёл в атаку солдатские ряды. Священник 19 Егерского полка Василий Васильковский был награждён орденом Георгия Победоносца.

Во время Крымской войны священник Могилевского полка протоиерей Иоанн Пятибоков в тяжелейшем бою, когда войска, потеряв многих командиров, дрогнули и смешались, взяв в руки крест, выступил вперёд. Осенив крестом воинов, он воскликнул: «С нами Бог, ребята, и да расточатся враги его. Родимые, не посрамим себя! Сослужим службу во славу Святой Церкви, в честь Государя и на утешение нашей Матушки России! Ура!» и первым устремился на врагов. Воодушевленные примером своего духовного отца, солдаты дружно последовали за ним.

Значение и необходимость воинского духовенства в полной мере проявились в Русско-японскую войну. Полковые священники органично вжились в армейскую среду. Вкусив солдатской жизни во всей полноте, армейские батюшки стали и духовными наставниками воинов всех рангов, и близкими людьми, разделившими с ними все тяготы «солдатской лямки», а порой и образцом поведения в бою. В армейской среде их называли «батюшками», а не попами или капелланами. Это звание можно только заслужить.

За пять предвоенных лет были построены и открыты пятьдесят войсковых церквей. На время войны при полках были предусмотрены походные церкви, зачастую в виде обставленных соответствующим образом вместительных палаток.

В бою под Тюренченом 11 Восточно-Сибирский стрелковый полк вёл тяжелый бой в окружении. В ожидании решающего наступления японцев офицеры и нижние чины переодевались во всё чистое. Полковые священники наставляли православных воинов: «Смерть не есть уничтожение, а только успение, и что за гробом продолжается жизнь, и благо тому, кто перейдет ко Господу со спокойной совестию». Потом была общая исповедь. В ходе сражения полковой командир и многие офицеры были убиты. Ряды воинов дрогнули. В критический момент полковой священник Стефан Щербаковский с крестом в руке выступил перед солдатскими рядами и повел за собой. Воодушевленные его бесстрашием, солдаты ринулись в атаку. Во время этой отчаянной схватки отец Стефан был дважды ранен, но продолжал идти вперёд, пока не потерял сознание. Благодаря его мужеству полк сумел вырваться из окружения и выполнить боевую задачу.

В ходе Первой мировой войны более двухсот священников были награждены золотым наперсным крестом на Георгиевской ленте. Всего же за доблесть были награждены различными орденами около 2500 клириков.

29 октября 1914 года иеромонах Антоний (Смирнов), служивший на корабле «Прут», в бою не покинул раненных матросов и вместе с ними встретил свой последний час. Корабль был подожжён противником. Капитан приказал открыть кингстоны. Команда начала высаживаться на шлюпки, но отец Антоний уступил своё место, не желая покидать смертельно раненых, которых не было возможности спасти. Скоро «Прут» скрылся под водой.

За свой подвиг иеромонах Антоний (Смирнов) был посмертно награжден орденом святого Георгия.

Всего в 1914–1918 годах 40 военных православных священников были убиты или умерли от ран, более 200 получили раны и контузии.

Судьба военных священников, оставшихся в Советской России была чаще всего трагичной. Многие из них приняли мученический венец. Почти все претерпели гонения. Русская Православная Церковь прославила их духовный подвиг. Епископы Антоний (Панкеев), Аркадий (Остальский), Аркадий (Ершов), Сергий Флоринский, Иван Ганецкий (позже епископ Феодосий), Михаил Пылаев (позже епископ Онисим), иеромонах (позже игумен) Варсонофий (Плиханков), Митрофан (позже архимандрит Сергий) Сребрянский, диакон (позже протодиакон) Никита Алмазов были причислены к лику святых Новомученников и Исповедников Российских.

После революции в Красной армии военное духовенство было ликвидировано, но Русская Православная Церковь как хранительница традиционного уклада и духовного опыта стала в Советской России, хотя и гонимой, но неотъемлемой частью «новой» жизни.

Во время Великой Отечественной войны 1941–1945 годов существенно изменилось отношение государственной власти к Русской Православной Церкви. 22 июня 1941 года митрополит Московский и Коломенский Сергий (Страгородский) после Литургии и акафиста Всем святым в земле Российской просиявшим, узнав о нападении германский войск, написал «Послание пастырям и пасомым Христовой Православной Церкви». «Фашиствующие разбойники напали на нашу родину. … Жалкие потомки врагов православного христианства хотят ещё раз попытаться поставить народ наш на колени пред неправдой, голым насилием принудить его пожертвовать благом и целостью родины, кровными заветами любви к своему отечеству… Церковь Христова благословляет всех православных на защиту священных границ нашей родины. Господь нам дарует победу».

Сотни священнослужителей как военнообязанные были призваны в ряды действующей армии. Будущий Патриарх Пимен (Извеков) был призван в армию из ссылки, начав боевой путь заместителем командира роты, дослужился до звания майора. Выходил из окружения со своим полком из-под Харькова. Был дважды контужен.

Многие священники за мужество и героизм были удостоены правительственных наград. Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий) путь военного врача начинал во время русско-японской войны. После принятия священного сана уже после революции был трижды арестован и сослан. После обращения к председателю Верховного Совета М. И. Калинину владыка Лука был назначен в красноярский эвакуационный госпиталь, где проводил по три-четыре операции в день. Был награждён медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.».

Судьбоносная встреча Председателя Совета народных комиссаров СССР, Верховного главнокомандующего И. В. Сталина и иерархов Русской Православной Церкви митрополитов Сергия (Страгородского), Алексия (Симанского) и Николая (Ярушевича) состоялась 5 сентября 1943 года.

В Архиерейском Соборе в Москве 8 сентября 1943 года участвовали 19 епископов. Собор единогласно избрал митрополита Сергия (Страгородского) Патриархом Московским и всея Руси.

Один из основателей Свято-Тихоновского института протоиерей Глеб Каледа в годы войны служил в гвардейском дивизионе реактивных «Катюш», участвовал в сражениях под Волховом, Сталинградом, Курском и Кёнигсбергом, был награждён воинскими наградами.

Наместник Псково-Печерского монастыря архимандрит Алипий (в миру Иван Михайлович Воронов), фронтовик-орденоносец ответил пришедшим закрывать монастырь уже после войны: «У меня половина братии — фронтовики. Будем отстреливаться до последнего патрона».

Хотя судьба каждого из них складывалась трагически, они стали соучастниками великого всенародного подвига. Вся полнота Русской Православной Церкви участвовала в борьбе с захватчиками и стала сотворцом Великой Победы.

+ + +

В 90-х годах, когда в стране закончилось время господства атеистической идеологии, началось восстановление традиционной для Российской армии службы военных священников, стали восстанавливаться воинские храмы, возобновилось духовное окормление военнослужащих. Но необходимость восстановления воинского духовенства тогда приходилось доказывать. Патриарх Алексий II писал: «Воинская служба сопряжена с риском для жизни, с важным нравственным выбором личности, с решением непростых моральных проблем. Поэтому воины нуждаются в особом попечении со стороны Церкви. В каком-то смысле армейский уклад нам особенно близок. Как и в Церкви, в армии служат. Дух служения Отечеству — это то общее, что делает возможным наше сотрудничество. Церковь благословляет воинов на вооруженную защиту Отечества, чтобы восторжествовало добро и справедливость, чтобы беззащитные и слабые не были обездолены, унижены и оскорблены. За мир и безопасность в нашем испорченном грехом мире надо бороться. Вот почему верующие воины всегда были одновременно и частью Церкви, и частью Армии».

Синод Русской Православной Церкви посчитал сотрудничество с Российской армией одним из важнейших направлений служения. Постановлением Синода РПЦ 18 июля 1995 года был образован Синодальный отдел Московского Патриархата по взаимодействию с Вооружёнными Силами и правоохранительными органами Российской Федерации.

Возглавил Отдел епископ Красногорский Савва (Волков). В дальнейшем председателями были протоиерей Димитрий Смирнов (2001–2013 годы) и епископ Клинский Стефан (Привалов). С 13 апреля 2021 года Синодальный отдел возглавляет епископ Бронницкий Савватий (Загребельный).

Владыка Савватий утверждает: «Нам есть что хранить — сотворённое умами и сердцами наших предков, освящённое благодатью Духа Святаго. Достижения в русской культуре, философии, образовании в определённой мере являются достижениями духовными. Каждый гражданин и воин призван сохранять и приумножать материальные и духовные ценности нашего Отечества».

Главной своей задачей наряду с организацией и координацией повседневной пастырской работы Отдел считал воссоздание полноценного служения военного духовенства в армии, на флоте и в правоохранительных органах. Были проведены многочисленные подготовительные обсуждения всех заинтересованных сторон.

Обращение членов Межрегионального совета России, которое подписали Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, верховные исламские муфтии, главный раввин, буддийские ламы, было направлено главе государства, и 21 июля 2009 года было принято решение о воссоздании в Вооружённых Силах России института военного духовенства.

После нескольких десятилетий запрета полковые священники вновь вернулись в ряды Российской армии, и они несут свою нелёгкую службу вместе с воинами везде, где требуется их благодатное духовное слово.

В настоящее время в Вооружённых Силах и правоохранительных органах служат сотни штатных военных священников. В воинских частях, подразделениях и военных учебных заведениях действуют десятки храмов.

Военные священники постоянно отправляются в командировки в воинские подразделения, расположенные в местах боевых действий и воинские части за пределами России (в Сирию, на Кавказ и т.д.)

Протоиерей Димитрий Василенков, сотрудник Синодального отдела, настоятель храма Преображения Господня при штабе Национальной гвардии Северо-Западного округа, кавалер ордена Мужества говорит: «Война — вещь окаянная, жестокая и способствует развитию в человеке звериных качеств. На войне важно выжить не только физически, но самое главное — выжить духовно».

Отец Димитрий делится своими размышлениями: «Я вспоминаю молоденьких ребят в Грозном. Брошены неподготовленными против прекрасно обученных боевиков без должного обеспечения. И они совершили великий подвиг, совершили чудо. Они своими жизнями спасли Россию. Эти простые ребята-срочники сломали хребет армии боевиков».

Протоиерей Димитрий Василенков рассказывает, как дважды побывал в зоне реальных боевых действий. В августе 2008 года в Южной Осетии, и на следующий год в Чечне.

«В Ханкалу мы прилетели 25 июня 2009 года. Начались священнические будни: прежде всего, это многочасовые беседы с солдатами и офицерами».

Предстояла поездка в посёлок Элистанжи. «Накануне мы с отцом Аркадием (Мамаем)… отслужили литургию и молебен, причастились Святых Христовых Тайн. На следующий день перед выездом помолились. Я благословил дорогу. Когда тронулись в путь, я завёл с солдатами разговор. Это были молодые контрактники лет по 20, почти мальчишки.

…И вдруг я обратил внимание, что стук пошёл почему-то со всех сторон и неожиданно зачастил, как будто посыпался горох. А когда уже полетели и искры, стало ясно, что по нам стреляют. И не просто стреляют, а попадают в машину…

Мгновенно мы все высыпались из машины и прыгнули в кювет. Я сразу стал молиться. Огляделись — оказалось, что «уазик» выведен из строя, ехать не может. И тут можно с уверенностью говорить о чуде Божием: боевики сделали три выстрела из гранатомёта. Но все три гранаты пролетели мимо нас!..

Потом бойцы долго вспоминали, что с самого начал боя я запрещал им ругаться матом. Причём костерил я их за это очень громко и непрерывно: «Не материтесь, иначе промахнётесь!» Мне, как священнику, стрелять нельзя, поэтому я крикнул: «Все магазины и патроны бросайте мне!» Ребята мне целую кучу магазинов накидали. Я сидел и, как автомат, набивал в магазины патроны.

…Слева от меня — взрыв!.. Оборачиваюсь и вижу — у солдатика, который рядом со мной был, всё лицо в крови! Тут я и у себя на плече дырку заметил — кровь течёт.… Продолжаю набивать патронами магазины и раздавать их ребятам».

Бой продолжался ещё около получаса, когда подошла бронегруппа из Элистанжи. Боевики отошли.

После этого боя группа с военным священником Димитрием Василенковым ещё три недели «колесила» по дорогам войны. Крестили 30 солдат и офицеров.

Это «будни» военного священника. Беседы с солдатами, совместные молитвы, крещение новообращенных. Нередко случаются настоящие бои с вооружёнными врагами. Ранения или гибель. Если остался жив — продолжай свою трудную, опасную, но такую нужную для воинов службу.

Владимир АНИЩЕНКОВ,
главный редактор Радиостанции Синодального отдела
по взаимодействию с Вооруженными Силами
и правоохранительными органами РПЦ «Победа»


от 27.11.2021 Раздел: Ноябрь 2021 Просмотров: 210
Всего комментариев: 0
avatar