Добавлено: 24.08.2019

Воспитывать себя на христианских идеалах

Беседа с депутатом Государственной Думы России Александром Владимировичем Ильтяковым


– Поводом для нашей беседы стал пожар в Свято-Казанском Чимеевском монастыре в Курганской области, в результате которого сгорел храм и чудотворная икона. Действительно, деревянные храмы горят. Я сам был свидетелем, как это бывает. Но тут еще одна мысль появляется, что чудотворные иконы не должны исчезать, не должны гореть, они сохраняются невредимыми при пожаре. И это, как правило, происходит. Здесь же этого не произошло. Может быть, имеет смысл людям верующим задуматься, почему такое случилось?

– Это называется обычная человеческая беспечность. Не более того. Что касается самого храма, он уже однажды горел и сгорел дотла. В позапрошлом веке. И эта икона не сгорела тогда. В наше время её запаковали в саркофаг, сделали бронебойное стекло. У меня вопрос возникает: «От кого вы ее прятали?» Вот пришел пожар, и все ваши пропитки, все ваши меры противопожарной безопасности, сигнализация – ничего не сработало. И все разбежались из этого храма. Все спаслись, как сообщалось в СМИ, благополучно. Только икону не спасли. Почему? Потому что пробовали ее вынести, а она за бронебойным стеклом, она же неподъемная. Да любой грабитель, даже если бы очень сильно хотел, никогда бы ее не приподнял даже.

Вот, пожалуйста, мы получили попущение. Здесь нет ничего сакрального, мистического. Обыденное дело. Икона, к счастью, до конца не сгорела. Пусть слабо, но прослеживаются очертания. Все это восстанавливаемо. Дай Бог, аккуратно крупица за крупицей мы икону восстановим. И дай Бог, чтобы подобного больше не произошло.

Состоялось совещание у губернатора, на котором было высказано мое предложение: не надо никаких громких элитных имен Курганской области, восстановление иконы должен возглавить временно исполняющий обязанности и, дай Бог, будущий губернатор Курганской области Шумков Вадим Михайлович, чтобы реставрация шла под его эгидой. Считаю, что ничего особенно страшного, трагического не произошло. Если у кого-то есть искреннее желание восстановить икону, пожалуйста, дверь открыта. Как говорится в Библии, «и когда творишь милостыню, не труби, как это делают лицемеры и фарисеи. Пусть твоя рука правая не знает, что делает левая». Вот так, всем миром, дай Бог, мы и восстановим.

Но я на этом же собрании предложил, так как уже было одно попущение, и люди не услышали, построить храм каменный. Все-таки он будет надежнее с точки зрения возможности возгорания. И скорее всего, будет восстанавливаться храм точно такой же по обличию, как и был в деревянном исполнении, но только из кирпича. Внутри улучшится убранство, какие-то инженерные системы будут построены по новейшей технологии с точки зрения грамотной эксплуатации и комфортного пребывания молящихся. Ну и в таких же размерах, чтобы он не смущал верующих своей новизной. То, чего как правило, не приемлет большинство молящихся: мол, вот, появился новострой, и в него ходить не хочется, в нем вроде как не дышится.
А к тому времени, дай Бог, восстановится и икона. Я считаю, что все будет в порядке.

– Действительно, хорошо, когда люди не ограничиваются разговорами, а молча делают свое дело. Насколько я знаю, именно Вы на своем посту, на своей работе именно так всегда и поступали. Когда умер мой духовный отец архимандрит Кирилл Павлов, на сороковинах наместник Троице-Сергиевой лавры сказал такие слова: «Отец Кирилл как говорил, так и жил, а многие ли из нас могут так сказать о себе?». Действительно, мы научились хорошо, красиво говорить, притом даже с богословской терминологией. Но зачастую за нашими словами дела не стоят. Хотелось бы на эту тему тоже порассуждать вместе с Вами.

– Господь же сказал, что многие идут широкой дорогой, и это есть путь погибели. Потому что так легче идти. И немногие находят путь ко спасению. Я своими словами интерпретирую, хотя использую богословскую терминологию, то, что Вы сейчас упоминали выше. Использую богословскую терминологию, потому что это для меня не как слова красиво сказанные, а как убеждение и ориентир на жизненном пути. Чем отличается христианин от просто крещеного человека? Он отличается тем, что стремится вести свою жизнь по христианским законам. Кто-то скажет, что, мы не грешим? Грешим. Кто-то скажет, что, мы не заблуждаемся? Заблуждаемся. Но если мы не будем себя постоянно поверять тем самым внутренним стержнем, который есть в каждом человеке под названием совесть, мы не станем настоящими христианами. Поэтому я и использую эту терминологию богословскую, для того чтобы для себя всегда ориентир иметь, в каком пункте нахожусь и куда иду.

Так вот, говоря о широких вратах и легком пути и узких вратах и трудном пути, ведущем в Жизнь Вечную, для меня это следующее: не слова нужны, а дела. И не надо искать похвалы: посмотрите, заметьте меня. Не нужно этого никому. Живи, это твоя страна, строй вокруг себя, преображай и украшай жизнь. Это единственно возможный путь по христианским традициям.

Еще скульптор Николай Акимович Лаверецкий, когда создавал собирательный образ нашей России, изобразил на груди у нее православный крест. Россия – она в кольчуге, в латах, в доспехи одета, а на груди у нее православный крест, который говорит, что Россия – православное государство. Так вот, коль я лично для себя избрал этот смысл жизни, именно так и нужно поступать по христиански, а не произносить красивые слова. Поверьте, то, что я сейчас скажу, это не какая-то гордыня и самопиар. Хотя, может, кто-то подумает об этом, но это совершенно не так. Когда шла предвыборная кампания в 2016 году, ко мне обратилась глава местного поселения:

– У нас в селе стоит заброшенный старый храм, остались только стены, помогите его восстановить.

– Что вам там нужно?

– Нужно немного листов железа, чтобы починить кровлю.

– Вы сарайку хотите построить? Храм XIX века, а вы хотите построить сарайку из него.

– Нет, почему, хотя бы было место, где собираться.

– Клуб по интересам что ли?

– Нет, мы храм хотим.

– Если храм хотите, тогда надо очень серьезно обдумать. У меня есть опыт, храм построить надо, прежде всего, в самом себе. Если мы просто с вами построим здание храма, но он не будет наполнен духом молитвы, то какой в этом смысл? Истинно ли готовы вы, действительно, претерпевать все сложности строительства?

– Да-да, готовы.

– Хорошо. Я пообещал, что приму участие в восстановлении храма, но не сразу. Кончилась предвыборная кампания, я снова стал депутатом Государственной Думы, помнил, о чем мы разговаривали, и в 2017 г., год спустя, мы приступили к восстановлению храма. Мы – это я и те мои единомышленники, соратники, с которыми мы создавали свое мясоперерабатывающее предприятие. Но не надо кричать и где-то говорить на каждом углу: «Вот, мы возрождаем храм, создали фонд, дайте нам денег, ищем меценатов, жертвователей». Бери и делай, Господь Бог даст. Взялись и начали делать с тем условием, что мы материалы предоставляем, сами строительные бригады собираем, все растворы и прочее полностью обеспечиваем. С вашей стороны – питание для этой бригады, проживание, чтобы была баня, где этой бригаде помыться. Пусть неблагоустроенный, но хотя бы чтобы колодец был, где воды набрать. И оплата за электроэнергию, потому что работ будет вестись немало. И вот проходит неделя, звонит мне глава местного поселения:

– Возьмите на себя еще зарплату повару.

– Вы хоть понимаете, что говорите? Мы затрачиваем на этот храм около 10 миллионов рублей только по материалу, не считая оплаты строительной бригаде, а Вы мне сейчас говорите: возьмите оплату повара, который будет кормить эту строительную бригаду. Вам вообще этот храм-то нужен?

– Ну, так вроде бы как и…

Уже засомневались.

– Зачем мы тогда в бой с вами ввязались? Назад пути нет. Мы уже все разобрали, начали выкладывать своды, кирпич завезли. Вы что творите, в конце концов? Нет уж, теперь тяните.

В течение двух лет мы его восстанавливали и открыли храм в этом году на праздник трех святителей. Уютный, комфортный получился, с теплыми полами. И никакого пиара. И правильно, так и должно быть. Сегодня этот храм видно буквально за 6-7 километров. Издалека точка светится, приближаешься, а он один единственный, который в селе светится. Приятно, красиво, но самое главное, мы начали восстанавливать историческую справедливость, ведь на этой территории округа Частоозерного (в составе Тобольской губернии) когда-то было 18 храмов.

Слава Богу, что в наше время храмы восстанавливаются. Один храм построили мы у себя в Частоозерье и восстановили тот, о котором я сейчас говорил – храм 1895 года постройки.

И вот сгорел храм... Я считаю, что не стоит говорить об этом, как о трагедии. Трагедия – это когда, наверное, весь мир сойдет со своей орбиты и все человечество погибнет, – вот это трагедия. Трагедия – это когда мы руки опускаем, когда не веруем в Бога. Вот это трагедия. Не верим в Создателя – вот это трагедия. Отвращаем самих себя от Создателя, принимая то, что сейчас принято называть нетрадиционные сексуальные отношения и тому подобное. И мы говорим, что это нормально. Вот это трагедия, когда мы принимаем то, что для Бога мерзость.

Излишне говорить, что не приемлемы толерантность и либерализм. И я здесь соглашусь с Президентом, что либеральная модель государства себя исчерпала. Свобода и либеральные взгляды, а также толерантность – это не есть демократия и свобода по сути. Свободу Господь Бог уже дал нам, человек свободен, но он не имеет права оставаться на развилке: быть с Богом или не быть. Он должен быть только с Богом. Свобода, которая не подкреплена доброй волей, приведет к негативным последствиям. Вспомним об ангелах. Самый светлый ангел Денница злоупотребил своей свободой и впоследствии стал падшим ангелом. Господь Бог дал нам свободу: но дал и заповеди, так у женщины свои обязанности на этой земле, у мужчины свои обязанности. И мы должны подчинять все свои внутренние устремления заповеданному Богом. Человек должен следить за собой, управлять собой и воспитывать себя на христианских идеалах.

Когда произошло это событие, в Чимеевском монастыре сгорел храм, то стали появляться различные выпады в средствах массовой информации и в блогах.

У меня есть доброе ощущение, что все будет хорошо и, действительно, мы эту икону и храм восстановим общим миром. Это испытание. Для всех нас испытание. А испытания надо выдерживать. Если дрогнем, – не устоим на земле.

– Да, здесь еще один аспект присутствует. Я в последние годы часто езжу на Святую Гору Афон. И сблизился с таким известным иеромонахом – Николаем Генераловым. Мы с ним месяц назад обсуждали тему восстановления Екатерининского храма в Екатеринбурге. Я вспомнил, как еще возле действующего бассейна «Москва» мы построили небольшую часовню и там дважды в неделю читали акафист Державной Божией Матери. Когда у меня вышел специальный выпуск газеты «Правда» (я тогда там работал), посвященный храму Христа Спасителя, Патриарх Алексий сказал: «Может быть, будущие поколения когда-нибудь восстановят этот храм». Но шла молитва и произошли чудеса. Недавно я встречался с Юрием Михайловичем Лужковым, он вспоминал те дни, как это было ни трудно в 90-е годы, но храм за 5 лет уже был построен. И в отношении Екатеринбурга отец Николай (Генералов) сказал так: «Плохо молимся. Молились бы по-настоящему, и все бы Матерь Божия устроила, и храм бы стоял там, где ему надо было стоять». Вот так сказал батюшка. И действительно, мы плохо молимся.

– Молимся – и Господь Бог прощает, Господь дает. Не молились бы совсем – и распяли бы Россию в очередной раз. Если говорить о политической составляющей, я считаю, что сегодня у нашего государства самый сильный в мире Президент. Это без похвальбы, дабы уши его не слышали. Считаю, что это, действительно, спасение для России. На его плечи лег тяжелейший груз. Силы зла лютуют. На грузинском телеканале «Рустави 2» журналист Габуния дошел до того, что злословил нашего Президента в самых недопустимых выражениях.

Я уверен, что он не выражает точку зрения большинства грузинского народа. Он выражает только то, за что ему заплатили. Он даже не верует в то, что говорит, потому что читал это с компьютера. И он с ошибками даже читал. А почему это происходит? Потому что боятся России, боятся возрождения Православия, справедливости. Но мы же ничьи интересы не затрагиваем. Нас не интересуют, по большому счету, экономики других стран, мы самодостаточное государство. Да, в чем-то мы в определенной степени отстали. Бесспорно. Да, где-то нас на геополитической карте мира подвинули в сторону третьих стран. Бесспорно, это так. Пока мы занимались перестройкой, весь мир целенаправленно осваивал новые технологии. Почему это произошло. Потому что веру утратили. Утратив веру, лишились своего пространства.

И, несмотря на все это, Господь снова возлюбил Россию, как в притче о том блудном сыне. Кто-то скажет: нам тяжело. Да, нам тяжело. Но легкого пути нет. В узкие врата войдите. Так говорит Господь Бог. Корень нашего счастья и несчастья, – это мы сами. До тех пор, пока мы не осознаем и не превратимся из сторонних наблюдателей в реальных действующих лиц, мы не будем иметь настоящего, великого государства. Но для того, чтобы оно было таковым, у нас все предпосылки имеются. У нас достаточное количество земли, природных ископаемых, у нас достаточные возможности для самореализации, но мы продолжаем делать то, что уже натворили. Я часто встречаюсь с избирателями, они мне говорят:

– Ааа, развалили, растащили. Как мы живем!

– А кто должен прийти и сделать?

– Как? Начальство, правители. Губернаторы, депутаты. Они все должны.

– Скажите, а кто разваливал этот совхоз, колхоз? Может быть, он среди нас сидит здесь? Или все-таки это был Ельцин, Горбачев, Путин, Медведев? Все-таки, кто?

Люди начинают как-то задумываться. А я для себя твердо решил, что эти роптания и ожидания не приведут ни к чему хорошему. Вспомним притчу. Как-то юноша приходит к старцу и спрашивает: «Отче, скажите, пожалуйста, а долго ли ждать перемен к лучшему?» На что ему старец отвечает: «Если ждать, то очень долго». Это если просто ждать. А если творить и работать, трудиться, тогда они наступят быстрее. Не надо ничего ждать, надо самому брать и созидать. В этом я на 100 процентов уверен. Приезжаю в это же село и говорю:

– Где ваши дети, которые должны поднимать все это хозяйство?

– Как? Поехали высшее образование получать.

– А зачем нужно высшее образование, которое мы сами же и девальвировали? Мы надеемся получить какую-то должность и закрепиться где-нибудь в городе. Неважно, двадцать тысяч рублей получать или двадцать пять. Просто закрепиться и жить в этом городе вопреки самому себе, потому что идем на работу, как на каторгу ради денег. И несчастен тот человек, который сделал такой выбор. Счастлив тот человек, который живет работой, и она ему не в тягость. Вот это счастье, когда он выполняет любимую работу свою.

Спрашиваю, мамочка говорит: «У меня сынок-то уехал в Челябинск, получил высшее образование, сейчас ипотеку оформил, семья, женился, все хорошо у него. Престижная работа, охранником в супермаркете работает».

Стоило ли тебе, неразумному, получать высшее образование ради того, чтобы быть просто обычным охранником, сторожем? Ты мужик, которому 25 лет, отслужил в армии, здоровый организм, не тебе ли творить и брать ответственность на свои плечи за какое-то нужное дело? Нет, твои папа с мамой продолжают тебя поддерживать на свою скромную пенсию, которую платит им государство. Они продолжают дальше какие-то денежки давать, чтобы за квартиру заплатить. Вот, это – мы, общество потребителей. Что дальше? Я спрашиваю? Кто будет эту экономику строить? Нет, больше такого не должно быть. Мы сами ответственны за то, что творим своими руками.

Я сравнил несколько развитых стран и для себя провел интересную параллель. Только один пример приведу. Посмотрим на Данию и сравним, вот наша Курганская область – 71,5 тысяч квадратных километров. Датское королевство – 42 тысячи квадратных километров по суше, а в общей сложности 48 тысяч квадратных километров. Возьмем одно направление развития и один район, для примера – мой Частоозерский, в котором построил храм. Дания – высокоэффективное, продуктивное, развитое сельскохозяйственное государство. Не будем говорить о высоких цифровых технологиях, о металлообработке. Возьмем только одну отрасль – свиноводство. 25 миллионов голов, разделил на площадь суши 42 тысячи квадратных километров и умножил на площадь 1920 квадратных километров Частоозерского района. И у меня получилось, что на этой скромной территории может и должно производиться миллион сто тридцать четыре тысячи голов свиней. А мы еще думаем, как же нам экономику развивать? Когда я помножил все эти цифры, выяснилось сколько человек может здесь жить: 274 тысячи человек может проживать на этой территории. И когда я умножил-перемножил цифры, то оказалось, что прибыль чистая в год в качестве налогов будет около миллиарда рублей. Это чистыми, а товарооборот будет составлять только по мясу 12 миллиардов в год. Что такое миллиард при 186 миллионах бюджета Частоозерского района? Всего товарооборот Частоозерского района 729 миллионов, а тут миллиард только чистой прибыли. Это означает, что заработная плата учителям будет раза в три выше. Это заработная плата врачам раза в три повыше, это заработная плата в бюджетной сфере, доплаты из регионального бюджета. Это возможность за один год поставить новые дома во всем селе. На следующий год построить все дороги в районе, которые находятся в ведении Частоозерского района, включая грунтощебеночные. И этому мясу всегда есть куда деться. Для него есть уже готовый покупатель, мяса в стране не хватает. И самое главное следующее. Кто-то мне скажет из моих оппонентов: сельское хозяйство малозатратно. Сколько туда надо людей? Я соглашусь, да, всего лишь надо 1400 человек, но у нас сегодня на практике работают 39 человек: свинокомплекс, элеватор, комбикормозавод, а в перерабатывающей отрасли, которая закреплена за этими 39-ю и всем хозяйством, 253 человека. Один к семи. Я вправе умножить, у меня получается под 12 тысяч человек. Где ж мне их взять-то? Сегодня в районе 5 тысяч 460 человек проживает? Вот, где наши истоки экономики. И это расчеты не стороннего наблюдателя, а человека, желающего творить на своей земле, не ожидая подачки сверху, что тебя кто-то субсидирует и что-то даст. Это мои реальные вычисления, которые не в теории, а которые на практике уже сегодня работают на частоозерской земле. Вот они, построенные храмы, вот она моя вера, то, о чем мы говорим, не слова а дела. То, что личным примером надо показывать на своей земле, не крича об этом громко в эфир.

Может, это читателям «Руси Державной», действительно, интересно будет прочесть. То, что я сейчас рассказал, это касается только одной страны. Я не говорил еще о Новой Зеландии, Австралии, Канаде, других высокоразвитых странах, или о Финляндии, Швеции, Норвегии. Они находятся в тех же широтах, что и мы…

– Да, это так. И то, что сейчас у людей поубавилось оптимизма, это свидетельствует только об одном, что люди мало задумываются о том, почему это происходит. Один из афонских старцев мне как-то сказал, по-моему, архимандрит Ефрем: «Да, мы молимся за весь мир. Мир катится в пропасть, но мы надеемся на Россию. Россия во главе угла». И я думаю, что это так и есть.

– У меня сомнений в этом нет.

Беседовал Андрей ПЕЧЕРСКИЙ
от 15.09.2019 Раздел: Август 2019 Просмотров: 272
Всего комментариев: 0
avatar