Добавлено:

Второй университет

К 40-летию знаменитого выступления капеллы Александра Юрлова с программой древнерусских песнопений

30 августа в Санкт-Петербурге, а 4 сентября в Москве прошли торжества, посвященные 250-летию государственного театра в России. «Виновники» торжества – два прославленных русских театра: Российский государственный академический театр драмы имени А. С. Пушкина (Александринский театр) и Государственный академический Малый театр. Еще во времена Щепкина и Островского ввиду исключительного влияния на жизнь общества за Малым театром, который стал центром духовной жизни Отечества, закрепилось славное имя «Второго университета». О том, как прославленный коллектив выполняет эту миссию сегодня, когда нищета духа страшнее бедности народа, и на другие вопросы отвечает художественный руководитель Малого театра, народный артист СССР, профессор Театрального училища имени М. С. Щепкина, академик Российской академии словесности, Международной академии творчества, член-корреспондент Российской академии образования Юрий Соломин. – Этот театральный сезон, – говорит Юрий Мефодьевич, – будет для нас удивительным. Ведь в 1756 году, ровно 250 лет назад, по указу императрицы Елизаветы Петровны о создании и субсидировании государственного русского театра было положено начало нашей труппе, сформированной первоначально при Московском университете. Подводя итоги прошедших летних гастролей, замечу, что, где бы мы ни выступали, будь то Санкт-Петербург, Прибалтика, Краснодар или Италия, всегда погода в зрительном зале была прекрасная! Из-за насыщенного гастролями графика в этом сезоне планируется выпустить только три новых спектакля. Это «Ревизор» Гоголя в моей постановке, «Дмитрий Самозванец и Василий Шуйский» (режиссер Владимир Драгунов) по Островскому и его же «Бедность не порок» (режиссер Александр Коршунов). В предстоящем году труппу также ждет много путешествий, это связано с тем, что в Малом театре будет проводиться реконструкция. Так как план проведения ремонтных работ рассчитан на шесть лет, то закрываться наши двери не будут никогда. Все будет делаться постепенно и, скорее всего, только в летние месяцы. – Юрий Мефодьевич, для юношей и девушек прежних эпох классический театр значил очень много. Он воспитывал, занимался духовным строительством, побуждал к поиску нравственных ориентиров. Наконец, просто служил достойным способом развлечься. Что значит классический театр для молодежи сегодня? – В наше время души молодых дезориентированы. Изобретены орудия влияния на сознание, многократно превышающие потенциал драматической сцены. Происходит выхолащивание нашей культуры. Мы кричим: «Наркотики!» Но забываем, откуда они появились. Нам показывали западные фильмы и говорили: «Это демократия!» Наше общество такую «демократию» и переняло. Для того чтобы воспитать поколение, нужно хотя бы десять лет. В семье привить любовь к ценностям отечественной культуры, нравственной в самом широком смысле слова, ныне очень трудно, потому что в каждом доме есть… телевизор. Большинство передач, мне кажется, какие-то криминализированные, сексуально-озабоченные, и их авторы пытаются эту озабоченность вселить в тех, кто их смотрит. С экранов телевизоров исчезли, увы, герои русских народных сказок, Пушкинских сказок. Молодежь мало или вовсе не читает, плохо знает нашу историю. Однажды 9 Мая на одном из телеканалов «поколение, выбравшее «пепси», отвечало на вопросы. «Что сегодня отмечают?» — «Победу!» — «А кто победил?» — «Не знаем…» Такое больно слышать: нельзя быть Иванами, родства не помнящими. А что происходит в некоторых театрах? Кто имеет, скажем, право ставить спектакли «на тему» Гоголя, Чехова… Или берут и меняют названия произведений великих драматургов, переводят их в иной жанр, продолжают, изобретают новые финалы… Если пьесу Островского «Лес» назвать «Нужна драматическая актриса», то это, я считаю, нарушение экологии культуры. Все равно что реку повернуть вспять. Повернуть реку Островского! Кто дал право? Несколько лет назад я сидел на этом спектакле и думал: «Но ведь школьники, что пришли его посмотреть, уверены – они смотрят пьесу Островского «Нужна драматическая актриса» Им в школе возразят, что такой пьесы у Островского нет. Но они же ее «видели». Попадут в глупое положение». У классиков можно найти все, созвучное сегодняшнему дню. Они отвечают на все вопросы – я вам гарантирую! Даже на вопрос о прибавке зарплаты учителям. В чеховской «Чайке» учитель Медведенко говорит Тригорину: «Вы бы написали пьесу об учителях. Ведь они получают 23 рубля – и то не вовремя. И для них все равно: круглая Земля или квадратная». Зал моментально реагирует на это. Меня потом спрашивают: «Это что – вы сами придумали? Это Чехов?». Это – Чехов! Или в спектакле «Царь Федор Иоаннович» по драме Алексея Толстого Шуйский, отвечая царю Федору, говорит: «Мне в Думе делать нечего, когда дела вершит не Дума, а шурин твой…». И зритель тут же откликается. Мы не намекаем на сегодняшнюю Думу – избави Бог! Текст пьесы воспринимается каждым зрителем по-своему. Не нужно делать из произведений классиков шоу на тему сегодняшней жизни – хорошей или плохой. Ибо они намного выше всех – предчувствовали, предвидели будущее. Недаром во всем мире знают Чехова, Достоевского, Толстого, Островского… Поэтому к классикам нужно тянуться, их наследие беречь. Таких, как мы, артисты Малого театра, которые отстаивают экологию культуры, некоторые критики называют «вчерашним днем»: ну, это традиционное… И в слово «традиционное» вкладывают такую интонацию нехорошую. «Это – традиции, ну чего вроде бы…» Но это же – традиции, созданные предками! Они же не придуманы вчера, а складывались столетиями. Хотя такая позиция требует от нас определенного мужества, Малый театр ее отстаивал, отстаивает и будет отстаивать всегда. Я счастлив, что «вторым университетом» является именно наш театр. У Малого театра свой зритель и своя ниша в искусстве – ниша русского национального театра. Нередко нас называют русофилами, националистами… Ничего подобного! Мы – традиционалисты, сохраняющие традиционную русскую культуру. И наше место в театральной палитре никто никогда не займет. Своим искусством мы продолжаем воспитывать у общества патриотизм, пытаемся защитить гордость русского человека. Сегодня поклонники русского искусства каждый вечер заполняют основной зал театра и его филиал, а это в общей сложности полторы тысячи мест. Когда в начале 1990-х вышел Указ Президента РФ о национальном достоянии, куда вошли 17 объектов культуры, в их числе были два театра – Большой и Малый. Некоторые коллеги из других театров тогда возмущались. Я же на язвительные замечания отвечал так: «Не сердитесь, господа! Вы – лучше! Но у нас просто люстр больше». Насчет люстр – чистая правда. – Юрий Мефодьевич, кроме люстр, в Малом есть еще целое созвездие актеров старшего поколения. А вот молодых звезд маловато. Почему не выращиваете своих или не приглашаете на спектакли известных актеров других театров? – Новые актеры приходят к нам только на постоянную работу. Приглашение же актеров на какую-то роль – разрушение школы Малого театра, которую нам задали Пушкин, Лермонтов, Гоголь, Островский, Чехов, Толстой… Гордимся, что наша труппа состоит на 80–90 процентов из выпускников Щепкинского училища. Самородки в искусстве бывают очень редко. За то время, что некоторые из студентов – пусть даже очень способные мальчики и девочки! – участвуют в постановке того или иного нашего спектакля, невозможно из них сделать звезд! А вот искалечить их жизнь можно легко. Популярность бывает разная. Так же как и пути ее достижения. Убежден: чтобы человек стал звездой, прежде всего он должен пройти школу. Наблюдая за студентами Щепкинского училища с самого первого курса, мы уже думаем над тем, какой дипломный спектакль им предложить. – Учите ли вы студентов выживать? – А как же? И это не только теперь, но и десять, и сорок лет назад, когда я только начал преподавать. Мне хочется помочь студентам. Стараюсь предостерегать их от ошибок. Но когда вижу, что я со своими замечаниями в тягость, то отступаю. Но все равно, как правило, получается, что, предупреждая о чем-то студентов, я оказываюсь прав. Сегодня особенно трудно выжить, нужно быть профессионалом, мастером своего дела. Говорю студентам с самого первого занятия: «В актерском мастерстве, как в музыке, существует семь нот, которые вы должны знать. Если музыкант из семи нот запомнит только четыре, то музыки не будет. Как классический станок в балете, основы актерского искусства должны крепко сидеть в артисте. Владея своей профессией, вы, попадая к разным режиссерам, в разные театры, на разные площадки, будете делать то, что нужно, не утонете». Выпускники нашей школы мечтают попасть к нам. Из Малого театра и теперь никто из актеров по своей воле не уходит. У нас нет текучки, убивающей ансамбль. – Малый называют не только «вторым университетом». Еще при жизни великого драматурга за театром, где впервые увидели свет рампы едва ли не все его 47 пьес, закрепилось и другое почетное название – «Дом Островского». Его пьесы и сегодня активно ставят по всей России…

Беседу вел Николай Головкин, член Союза писателей России
(В сокращении. Полностью – на сайте Православие.Ru)

от 25.10.2020 Раздел: Сентябрь 2006 Просмотров: 345
Всего комментариев: 0
avatar