Добавлено: 18.01.2023

«Листая времени тетрадь»

Воспоминания врача Сергея Валентиновича Афонина о схиархимандрите Власии (Перегонцеве)

Старец схиархимандрит Власий (Перегонцев), духовник Рождества Пресвятой Богородицы Свято-Пафнутьева Боровского монастыря, ушел в Небесные обители 4 ноября 2021 года.
Из Истры многие ездили к Батюшке в Боровский монастырь за духовными наставлениями и новым импульсом к жизни. Сегодня духовные чада Батюшки общаются мало — суета затягивает. Однако в трудных жизненных ситуациях мы неизменно думаем, что бы об этом сказал Батюшка. Есть у нас задумка — собрать воспоминания о Батюшке его истринских чад.
Сегодня Сергей Валентинович Афонин, замечательный врач, житель Дедовска, делится своими воспоминаниями, которые он назвал «Листая времени тетрадь».


Директор Историко-православного фонда
«Русская Палестина» Н. А. КОЛОТИЙ


Будучи студентом пятого курса медицинского университета я впервые услышал о cхиархимандрите Власии (Перегонцеве) из рассказов моей тети, когда гостил у нее в период летних каникул в Подмосковье.

Личность старцев и старчество как уникальное явление Святой Церкви всегда живо интересовали меня. Рассказы об этих Богом отмеченных людях никогда не оставляли равнодушным, подпитывая крепнущее с каждым прожитым периодом жизни желание встречи с такой личностью.

Совершенным откровением для меня стал тот факт, что дорожка к келье старца для меня возьмет свое начало из маленькой квартирки моей тетушки в подмосковной Истре — русской Палестине, городе, вместившем в себя образ Святой Земли — Ново-Иерусалимский монастырь.

Окончен пятый курс медицинского университета, и я отправился к тете в город на реке Истра.

Из интересной беседы со своей родственницей впервые услышал о Свято-Пафнутьевом Боровском монастыре и о святом его основателе — преподобном Пафнутии Боровском и всея России чудотворце.

Общаясь с сестрой моей мамы, я усвоил, что ее духовный отец — монах-схимник, духовник монастыря и его духовные чада — это и монахи монастыря, и многочисленные миряне.

Явственно помню возникшее тогда сильное желание лично познакомиться с батюшкой, однако в период моих летних каникул его не было в монастыре.

Тетя подарила мне фотографию о. Власия и видеокассету с фильмом о нем.

Каникулы эти запомнились интересными и содержательными встречами с замечательными людьми, паломническими поездками и мощным желанием перебраться жить в русскую Палестину навсегда.

Несколькими месяцами позже, в следующем учебном году получил письмо от тетушки, в котором она сообщила радостно-утешительные вести, что была на приеме у батюшки и ей удалось спросить обо мне. Батюшка словесно передал мне благословение.

Год спустя, учась в хирургической интернатуре, я ехал поездом к родителям на выходные на малую родину. Рядом со мной на соседнем кресле в сидячем вагоне расположился мужчина лет пятидесяти. Познакомились. В традициях путешествия в железнодорожном транспорте разговорились, оказалось, что я и мой попутчик живем в одном городе, на одной и той же улице.

Мой новый приятель вдруг стал рассказывать, что возвращается домой из очень важной для него поездки в Свято-Пафнутьев Боровский монастырь, где ему посчастливилось пообщаться с духовником обители — схиархимандритом Власием.

Сказать, что я был удивлен — ничего не сказать! Тогда я воспринял встречу в поезде как Провидение, как некий духовный мостик между мной и батюшкой. А далее пришло решение написать письмо старцу, в котором я изложил несколько просьб и задал вопросы о знакомых мне людях. Это письмо я передал с моим новым знакомым батюшке в Боровский монастырь.

Ответное письмо было отправлено мне моим попутчиком из Балабаново Калужской области 9 декабря 2003 г. В этом первом в моей жизни письме к старцу я передавал просьбу моей дальней родственницы помолиться о ее тяжелобольном зяте, страдающем от онкологического заболевания. Также ждал ответа на вопрос, чем можно помочь врачу нашей клиники, который не мог иметь детей. Еще просил помолиться обо мне и спрашивал благословение на продолжение учебы в Москве после окончания хирургической интернатуры.

Меня чрезвычайно удивил письменный ответ старца. На вопрос о моем коллеге: «Батюшка Власий, хочу Вас спросить о р.Б. N. — докторе клиники, в которой я сейчас работаю. У него нет детей, он хороший человек и много помогает людям, детям. Могут ли у него быть дети, ведь Господь милостив. Что ему нужно делать? Отец Власий написал собственноручно ответ: «Он болел в детстве свинкой и поэтому малый процент сперматозоидов — подвижных».

В действительности, задавая вопрос батюшке, я знал, что мой коллега болел в детстве свинкой и не мог иметь детей, он сам не скрывал это от коллег, в коллективе клиники эта тема обсуждалась, и это обстоятельство огорчало меня, хотелось ему чем-либо помочь. И вот старцу был адресован данный вопрос. Но более удивило то, что старец за тысячу верст никогда не встречаясь ни с доктором, о котором я спрашивал, ни даже со мной, совершенно четко определил причинно-следственную связь, корень проблемы. Дивны дела Твои, Господи!

Ответ на вопрос, касающийся возможности дальнейшей учебы в Москве, реализовывался во времени несколько лет по благословению старца.

Итак, я учился в хирургической интернатуре. Начались дополнительные занятия на разных кафедрах медуниверситета, в том числе на кафедре онкологии. Углубившись в этот раздел клинической медицины, я принял решение стать онкологом. Поделившись со своими старшими коллегами из другой клиники намерением сдавать вступительные экзамены в онкологическую ординатуру, неожиданно услышал их комментарии: «Это нереально. Поступить на кафедру онкологии без связей просто невозможно». Улыбнувшись тогда в ответ на эти реплики, помыслил, что раз «невозможно», значит с Божией помощью обязательно поступлю.

Приехав в свой родной город на выходные, я отправился в Свято-Никольский монастырь, где получил благословение священника — иерея Николая молиться преподобному Серафиму Саровскому (читать акафист), чтобы Господь по его молитвам устроил поступление в ординатуру на кафедру онкологии медуниверситета.

Читал акафист и в храме во имя преподобного Серафима Саровского, и дома келейно.

И вот пришлось в первый раз переступить порог областного минздрава с нижайшей просьбой о выделении для меня бюджетного (бесплатного) места в ординатуре.

Первый визит был вовсе не радужным. Начальница отдела кадров выпалила мне практически с порога, что места в ординатуру для меня нет и не будет, и чтобы я вообще забыл дорогу в минздрав!

Каждую последующую встречу (их было много) меня словно испытывали на прочность — бросаясь нелестными фразами, главный кадровик будто стреляла в меня в упор автоматной очередью, но я неизменно вежливо благодарил ее и всякий раз, перед тем как вернуться в чиновничий кабинет, снова и снова читал акафист дорогому батюшке Серафиму Саровскому.

Так, по прошествии нескольких недель бюрократического противостояния, наметилась и постоянно усиливалась положительная динамика в отношении ко мне со стороны чиновницы: при последующих посещениях главная кадровичка стала поддерживать диалог, согласовывать даты следующих моих визитов в ее кабинет и, наконец, при финальной нашей встрече строгая женщина торжественно объявила, что долгожданное место в онкологическую ординатуру для меня выделено!

Свыше мне позволено было стать свидетелем совершения некоего таинства промысла Божьего, видеть, как шаг за шагом Невидимой Рукой составлялся маршрут моей жизни, изливались Божественная любовь и Отеческое попечение.

Благословение старца схиархимандрита Власия, посещение Серафимо-Дивеевского монастыря, молитва ко преподобному Серафиму Саровскому и всем святым Дивеевским — все это от события к событию привело к поступлению в бесплатную ординатуру, да еще и бесплатной комнатой в уютном отремонтированном общежитии обеспечили.

Обучаясь в ординатуре, принял участие в документальном телевизионном фильме, посвященном памяти преподобного Серафима Саровского под названием «Пламенный».

После окончания первого года обучения в двухгодичной ординатуре Господь сподобил меня встречи со старцем батюшкой Власием в Боровском монастыре в 2005 году. Тогда при встрече батюшка не указал мне конкретного места работы или учебы после окончания ординатуры. «Куда Господь поставит», — были его слова. Также при первой встрече старец открыл мне различные стези моей жизни, таким образом упразднив проблемы и заблуждения.

Активно окунувшись в бурный поток обучения в ординатуре, от заведующего кафедрой я впервые услышал о главной онкологической клинике нашей страны — онкологическом научном центре имени Николая Николаевича Блохина и его выдающихся ученых и их достижениях в науке. Четко помню, как совершенно осмысленно я решил для себя, что хочу учиться в этом средоточии медицинской научной мысли.

Позволю себе малое отступление, чтобы прояснить следующее.

К концу первого года обучения в ординатуре, примерно в августе, в нашу клинику моя родственница В. (о ней я спрашивал батюшку в первых строках своего письма) привезла на лечение своего близкого человека. А так как мы часто с В. беседовали о старце Власии, мечтая посетить его, то В., устроив своего родственника в клинику, приняла четкое решение срочно ехать к старцу. Вместе с тем В. намеревалась встретиться в Москве с приятельницей своей родной сестры. Приятельница сестры В. оказалась одним из ученых легендарного онкологического центра России — имени Н. Н. Блохина. Вместе с В. я передал доктору наук онкологического центра свои клинические наработки.

Отдельно хочется рассказать историю знакомства В. и ее сестры с профессором из онкологического центра.

Много лет назад родная сестра В. отдыхала в санатории, где ее поселили в общий номер с соседкой. Соседка оказалась профессором из Москвы. По окончании путевки расставались добрыми приятельницами, при этом сестра В. получила от профессора визитную карточку с номерами телефонов. Визитка эта много лет находилась в доме сестры В. Когда заболел близкий родственник В., то вспомнили о профессоре и визитке, позвонили московскому ученому с просьбой о помощи тяжело больному родственнику, а позже обратились, чтобы профессор помогла теперь и мне.

Продолжу первоначальную мысль. По возвращении из Москвы В. рассказала, что к старцу Власию она попала, а профессор из онкологического центра приглашает меня приехать к ней для очного общения, пообещав соединить меня с профильным специалистом-онкологом для экспертной оценки моего научного труда.

Время прошло быстро. Мой приезд в Москву осенью 2004 года был приурочен к Российскому онкологическому конгрессу, а после докладов и презентаций у меня оставалось достаточного личного времени.

В ночь с 21 на 22 ноября сподобился вместе со своей тетей и ее подругой пребывать на Божественной литургии в Покровском женском монастыре. Затем помолившись, приложился к мощам святой праведной блаженной Матроны Московской, прося ее указать мне верный путь в принятии ответственных решений в жизни.

После монастырской ночной службы отправился на конгресс и по пути познакомился с довольно пожилой женщиной, как оказалось, к моему удивлению (наступил день памяти святой Матроны Московской) она в юности жила на одной улице с Матронушкой в Москве, но тогда не знала этого. Женщина работала при храме, близко расположенном к моему конгрессу, и даже провела для меня экскурсию, рассказав о местных святынях. Через эту встречу я получил для себя ответ, что матушка Матрона услышала меня, и Господь ее молитвами укажет мне путь, тем более, в ближайшие один-два дня мне предстояло встретиться с научным работником онкоцентра имени Н. Н. Блохина на «Каширке».

Встреча состоялась. Прочитав мои изыскания, профессор заключила, что их должен рассмотреть онколог-профильник, и мы отправились в институт клинической онкологии имени Николая Николаевича Трапезникова, базирующийся в исполинской 23-этажной башне с многочисленными клиническими подразделениями. Заведующий одним из отделений клинической онкологии оказался давним другом моего профессора, я был представлен, и мне была дана возможность рассказать о моих наработках. Когда закончил свой небольшой доклад, заведующий похвалил меня за проявленный интерес к научной работе и совершенно неожиданно для меня предложил поступать в аспирантуру в его отделение.

Безусловно, радость была невыразимая. Но и вопросов возникла масса. Как поступать в аспирантуру? С чего начинать? Денег и связей в Москве не было. Но твердо верил: если отец Власий благословит, то Бог все управит, нужно только делать все, что от меня зависит.

Звоню своему другу — послушнику в Боровский монастырь с просьбой, чтобы он спросил у батюшки Власия, есть ли воля Божия поступать мне в Москву в онкоцентр на «Каширку». Спустя короткое время друг перезвонил мне и сказал, что мой вопрос он задал батюшке в алтаре, и о. Власий ответил: «…на Каширку, на Каширку…».

Таким образом, благословение старца, преподанное им мне через письмо в 2003 году, через цепочку последовательных и взаимосвязанных событий «вывело» меня на твердый путь поступления в академическую аспирантуру в Москву в онкологический центр имени Н. Н. Блохина почти два года спустя в 2005 г.

Отмечу, что батюшка всегда поддерживал при подготовке к экзаменам. Волнительно было, переживал, что могу не успеть подготовиться. Бывало, скажу старцу: «Батюшка, благословите и помолитесь, чтобы мне успеть подготовиться к важным экзаменам». И батюшка уверенно говорил: «Успеешь!» И душа оживала, и силы приходили.

Защита моей кандидатской диссертации состоялась по милости Божией 24 февраля 2011 года. В этот день святая церковь вспоминает великого Божьего угодника — священномученика Власия Севастийского — небесного покровителя старца схиархимандрита Власия (Перегонцева). Слава Богу за все!

Непостижимы и неисповедимы пути Господни. Как же деликатно, точно, четко, всегда в нужное время ведет Господь человека через тысячи нюансов, обстоятельств, встреч и судьбоносных сплетений событий. Удивительно!

Следующий отрывок своих воспоминаний хочу посвятить светлой памяти моего отца.

Мой папа имел доброе намерение посетить отца Власия. Это желание удалось осуществить во время святочных праздников лет 8–9 тому назад. Я, моя жена, наши дети и мой отец оказались в келье у батюшки. Заходили по одному. Старец благословлял и вручал Рождественские подарки. Зашел в келью и мой папа. Встал на колени перед батюшкой, испросил благословения, а батюшка возьми, да и скажи вдруг: «Когда же ты курить-то бросишь?» Отец ответил: «Батюшка, никак не получается». Батюшка улыбнулся, ласково-ласково посмотрел на папу и, погладив его по щеке, изрек: «Бросишь, бросишь». И, действительно, мой отец, имевший на тот момент стаж заядлого курильщика около пятидесяти лет, а также непреодолимую тягу к этому совсем не полезному занятию, перестал курить в продолжение этого же дня. И?в?последствии не курил до самой смерти, за исключением коротеньких единичных срывов — искорок, которые быстро затухали, не успев разгореться в пламя. Мой папа до конца своих дней находился под впечатлением той встречи со старцем, вспоминал с нежностью мгновения, когда старец своим любве-обильным сердцем согрел исстрадавшуюся душу моего отца, показав, как действует благодать Божия через святых, освящая души кающихся грешников, даруя им принести Богу плоды покаяния.

Позволю себе поведать еще об одном событии в моей жизни, которое свидетельствует о дарованной от Бога батюшке прозорливости — великого дара.

Был период в моей жизни, когда я искал себя в профессии, желая найти свою профессиональную «гавань».

Приехав в очередной раз к старцу, поведал о своих исканиях. А батюшка молниеносно спросил: «А что же ты в 50-ю больницу не захотел?» Имелась в виду Городская клиническая больница № 50 г. Москвы. «Батюшка, так мне никто и не предлагал туда идти работать!» Да и сам я никогда не рассматривал это лечебное учреждение в качестве потенциального места работы. Батюшка на это ничего более не сказал.

Прошел месяц, может, два. Раздается телефонный звонок. Звонит мой приятель — доктор медицинских наук, активно практикующий хирург, и приглашает меня на работу онкологом в городскую клиническую больницу № 50 г. Москвы. Врач-онколог на тот момент больнице был необходим. Каково, а? Трудоустроился быстро. Работал. Читатель может закономерно спросить: «Почему же тогда старец в своем вопросе сделал акцент на то, что в 50-ю больницу я не захотел?» Ответ есть. Спустя несколько месяцев между мной и моим приятелем произошло недопонимание, после чего я действительно там трудиться не захотел и сменил место работы.

Я часто вспоминал об этом вопросе старца и не переставал удивляться дару святых пронизывать время своим духовным взором. Что же получается? Батюшка заранее открыл мне, что я не захочу «нечто» сделать, в то время, когда это «нечто» еще не реализовалось во времени, и об этом «нечто» я даже не помышлял, а, соответственно, еще не мог выразить своего отказа.

Однако, «ин суд человеческий, и ин суд Божий».
от 08.02.2023 Раздел: Январь 2023 Просмотров: 731
Всего комментариев: 0
avatar