Добавлено: 21.11.2022

«Мира нельзя иметь без помощи военной»

«Мира нельзя иметь без помощи военной»

Святитель Филарет Московский

Наша тысячелетняя история, наполненная почти непрерывными войнами по защите своих близких, своей земли от гибели и опустошения, закалила в нас воинский характер. Как же Православная Церковь, проповедующая смирение ради спасения души, должна относиться к войнам?

Обратимся к приснопамятному митрополиту Иоанну (Снычёву): «Оглянемся на историю Отечества своего — и повсюду видим мы следы воинской доблести и гражданского мужества, оставленные нашими славными предками, из поколения в поколение складывавшими могучее здание русской государственности. «Люби врагов своих, сокрушай врагов Отечества, гнушайся врагами Божьими», — эта чеканная формула российской державной мощи, произнесенная полтора столетия назад знаменитым московским первосвятителем, митрополитом Филаретом, издревле определяла церковный взгляд на патриотизм как на религиозный долг, как на духовную добродетель благочестивого христианина».

Святитель Филарет в речи к воинам, отправляющимся после лечения в госпитале на фронт, произнёс: «Итак, Бог любит добродушный мир и Бог же благословляет праведную брань. Ибо с тех пор, как есть на земле немирные люди, мира нельзя иметь без помощи военной. Честный и благонадежный мир большею частью надобно завоевать. И для сохранения приобретенного мира надобно, чтобы самый победитель не позволял заржаветь своему оружию».

Такое отношение Русской Церкви к воинскому долгу вырабатывалось веками, начиная с принятия Христианской Веры правительницей Руси княгиней Ольгой, и в особенности с принятием Крещения всем народом при князе Владимире.

Хорошо известно, что митрополит Спиридон благословлял на брань Александра Невского, а преподобный Сергий Радонежский Димитрия Донского.

В год окончательного освобождения Руси от ордынского ига Ростовский архиепископ Вассиан писал Иоанну III: «Наше дело говорить царям истину. Ныне пишу, ревностно желая утвердить твою душу и державу. Когда ты поехал из Москвы к воинству с намерением ударить на врага христианского, денно и нощно припадали к алтарям Всевышнего, да увенчает тебя Господь победой...».

В этих словах ни тени сомнения в правильности решения освободить Русскую землю силою от захватчиков, властвовавших более двух столетий. Не так ли и сейчас, когда пришло время освобождать южную Русь? Специальная военная операция — это не война с украинцами. Это освобождение от ига наших исконных земель. Это иго затянуло весь мир. А Украина стала удобным инструментом для борьбы с Россией.

К несчастью с присоединением в свое время правобережной Украины в наши пределы была занесена тяжёлая трудноизлечимая болезнь — польский и, связанный с ним, украинский сепаратизм. В то время была вытащена на свет старая польская затея «незалежности Украины».

Польский пан Потоцкий сформулировал концепцию о том, что украинцы, населявшие малопольскую украйну, являются народом, отдельным от русского и имеющим совершенно самостоятельное происхождение.

Идеи украинства со временем привились в среде южнорусской интеллигенции. С подачи русского по крови украинофила Костомарова словосочетание «Малорусская народность» было заменено на «украинский народ». Теоретик-террорист Михновский развил идеи украинского национализма до самых радикальных форм, провозгласив лозунги: «Украина — для украинцев. Итак, выгони прочь с Украины иностранцев-угнетателей»!

Тогда же пан Чубинский написал стихотворение «Ще не вмерла Украина», своеобразный дубликат польского гимна «Еще Польска не сгинела», которое в 2003 году стало Украинским национальным гимном.

Однако, несмотря на украинизацию, согласно переписи населения в 1908 году, украинцами себя назвали только 1 процент жителей юго-запада России (Малороссии).

Основополагающую роль в создании современной украинской идеологии сыграл Михаил Грушевский, автор «Истории Украины-Руси», австрийский агент и германофил, воспевающий германо-украинское расовое родство и общность политических целей.

К этому времени в борьбу за «освобождение Украины» вступила и Германия. В германском генштабе был разработан свой проект «Украина». Немцы старались «научно доказать», что русские — не славяне и даже не арийцы, а представители некоего монголо-финского племени.

Создатель Германского Рейха фон Бисмарк предписывал: «Могущество России может быть подорвано только отделением от неё Украины… необходимо не только оторвать, но и противопоставить Украину России, стравить две части единого народа и наблюдать как брат будет убивать брата. Для этого нужно только найти и взрастить предателей среди национальной элиты и с их помощью изменить самосознание одной части великого народа до такой степени, что он будет ненавидеть всё русское, ненавидеть свой род, не осознавая этого. Всё остальное — дело времени».

Эту идею подхватило правительство Австро-Венгрии, которой после разделов Польши досталась часть западнорусских областей. Накануне Первой Мировой войны был создан основательный австрийский проект «Украина», который должен был превратить малороссов в ярых противников России, или хотя бы ослабить их тяготение к Большой Родине.

Заложенные тогда идеи «работают» и сейчас. Нынешние украинские политики всех уровней пересказывают идеи, изложенные в австрийско-германской программе вековой давности, в свою очередь основанной на старом польско-католическом проекте «Украина».

В грозные годы Великий Отечественной войны чувство общей Родины возросло многократно. Но и плоды «коренизации» тоже явственно проявились в годы оккупации.

По данным немецких исследователей в войсках вермахта, СС, добровольческих и карательных частях, а также в полиции служило около 250 тысяч жителей оккупированной Украины. Четверть миллиона!

После распада СССР украинизация возобновилась. Вся история Руси была переписана как история Украины, в которой кровожадные русские неизменно препятствовали процветанию родной «неньки/батькивщины». Выросло уже несколько поколений украинцев, воспитанных на агрессивной русофобии.

В 2014 году в Киеве был совершён государственный переворот, в результате которого к власти пришли ставленники так называемого коллективного запада во главе с США. Свободу действий получили откровенные нацисты, считающие своей главной задачей уничтожение России. Началось тотальное уничтожение Русского мира на Украине.

Началась война на истребление неукраинизированной части собственного народа. Вот откуда бесчеловечная жестокость к людям Донецка, Луганска и Одессы (даже безоружным), посмевшим встать на пути к светлому будущему «свободной Украины». Проект «Украина» начал давать кровавые результаты.

Нынешние киевские властители никогда не скрывали планов захвата прилегающих русских земель, которые, по их мнению, принадлежат Украине. В январе 2022 года всерьёз обсуждались планы воссоздания ядерного оружия с помощью которого они намеривались добиваться возвращения «украинских территорий». План вторжения в республики Донецка, Луганска и Крыма уже был подготовлен. И они уже были готовы его осуществить. 24 февраля их воинственным устремлениям был положен предел. Однако, вступив на исконную русскую землю, подконтрольную нашим противникам через нынешнюю киевскую администрацию, российский солдат опять оказался в одиночку против объединённых сил «цивилизованного» запада. Как не вспомнить в этих условиях обращение митрополита Сергия (Страгородского) 22 июня 1941 года: «Повторяются времена Батыя, Карла Шведского, Наполеона. Потомки врагов православного христианства хотят ещё раз попытаться поставить наш народ на колени…».

Приведённые слова относятся и к нашему времени, поскольку в случае успеха враждебных сил России грозит гибель.

+ + +

Русская Церковь не только благословляла защиту мирных жителей и родной земли, но и посылала своих лучших представителей в воинские ряды. Ещё со времён князя Владимира Мономаха во время его похода на половцев в те самые земли, где сейчас развернулась масштабная борьба за древние русские земли и родную Веру. Подвиг инока Пересвета на Куликовом поле стал символом воинской доблести и жертвенности.

Со времён царя Алексея Михайловича в Российской армии военные священники служили на постоянной основе. Многие из них вошли в анналы военной истории страны. Священник Василий Васильковский в дни Отечественной войны 1812 года неоднократно вступал в боевые порядки войск. Под

Витебском отец Василий бесстрашно безоружный шёл вперёд с высоко поднятым крестом, вселяя неустрашимость в сердца. В?этом сражении он был ранен, а затем контужен, но поля боя не покинул. В памятном сражении за Малоярославец отец Василий вновь повёл в атаку солдатские ряды. Указом Императора Александра священник 19 Егерского полка Василий Васильковский был награждён орденом Георгия Победоносца.

Многие священники положили жизни «за други своя» вместе со своей паствой. «На поле битвы они всегда были достойными пастырями беззаветного храброго христолюбивого воинства, безропотно переносили тягости походной жизни, безтрепетно ходили со своими частями на штурмы, безбоязненно напутствовали больных и умирающих под неприятельскими выстрелами, терпели раны, заключение в плену и самую смерть».

Таких примеров в нашей церковной истории десятки. В наши дни военные священники вновь в рядах защитников мирных жителей Донбасса и Южной Руси.

9 сентября при исполнении пастырского долга погиб иерей Анатолий Григорьев.

С начала специальной военной операции и до последнего часа своей жизни в боевых рядах находился походный священник сводной казачьей бригады «Дон» имени Архистратига Михаила протоиерей Евфимий Козловцев.

На войне смерь не щадит никого. Ни солдата, ни мирного пастыря. Но служение военных священников продолжается.

Иерей Роман Чебоненко говорит, что «духовная поддержка важна всегда, во все времена. А ребятам, непосредственно находящимся здесь, она важнее в десятки раз».

Подробно об этом говорит помощник командира 27-й Севастопольской бригады, настоятель храма в честь Архангела Михаила протоиерей Димитрий Кувырталов: «Все офицеры говорят одно и то же: есть база, куда бойцы отходят для отдыха после сражений, и там должен быть дежурный священник, чтобы именно во время отдыха и ротации с ним можно было побеседовать и помолиться. Для солдат это жизненно необходимо. Я не раз был свидетелем тому, что и офицеры, и солдаты оживают после общения со священником. Даже когда буквально падают от усталости после трудного дня. Порой именно с приезда священника для них начинается настоящая жизнь».

Отец Димитрий объясняет, что мы сражаемся даже не с нацизмом, а с сатанизмом, который можно победить, только имея соответствующее духовное устроение.

На вопрос о том, стоило ли нам ввязываться в этот конфликт, отец Димитрий ответил: «К сожалению, эта война была неизбежна, и её обязательно начал бы противник, но тогда инициатива и, как следствие, преимущество, были бы на его стороне. Это подтверждают жители всех приграничных районов по обе стороны границы. Мы выиграли сутки, может двое, в лучшем случае. У ВСУ всё было готово к наступлению. Подготовка велась давно. Первое, что увидели наши ребята на освобожденной территории, это огневые точки, размещенные так, что простреливался каждый квадратный метр. Все артиллерийские позиции были выстроены, чтобы начать наступление. По некоторым данным, ВСУ должны были забросать огнем наши границы — Белгородскую область и все прилегающие приграничные районы, чтобы у нас даже мысли не было «дернуться» на их территорию, а тем временем зайти на Донбасс и уничтожить его. Предполагалось, что их части выйдут к своим административным границам и закроют вход для наших подразделений, а дальше… воспаленный ненавистью мозг мог продиктовать самые страшные сценарии развития агрессии».

Военный священник Димитрий Кувырталов сказал очень важные для всех нас слова: «Мы воюем не против Украины, а «за» Украину, потому что эта земля исторически для нас родная».

+ + +

В военную годину заботой Церкви становились семьи воинов, в особенности осиротевшие дети и вдовы. Постоянной заботой также должны быть окружены раненые в госпиталях. Все они становятся чадами Матери-Церкви независимо от степени воцерковлённости.

Церковь молится о душах убиенных на поле брани и мирных жителей, об исцелении раненых, о духовном и телесном здравии воинов — «О Богохранимей стране нашей, властех и воинстве ея».

Владимир АНИЩЕНКОВ,
главный редактор радиостанции Синодального отдела по взаимодействию
с Вооруженными Силами и правоохранительными органами РПЦ «Победа» (2016–2022)


ОТ РЕДАКЦИИ:
В ходе СВО погибли военные священники протоиерей Олег Артёмов, протоиерей Евфимий Козловцев, протоиерей Михаил Васильев, иеромонах Парфений (Федорченко), иерей Анатолий Григорьев.

Помолимся о упокоении погибших пастырей.
от 06.12.2022 Раздел: Ноябрь 2022 Просмотров: 445
Всего комментариев: 0
avatar