Добавлено: 18.01.2023

«Вера без дел мертва»

Беседа Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и главного редактора газеты «Русь Державная» Андрея Печерского

— Ваше Святейшество! Ровно год назад мы с Вами уже встречались в этом кабинете. И становится хорошей традицией то, что «Русь Державная» удостаивается чести услышать Ваше мнение об итогах года. Минувший, 1994-й, был очень трудным, но вместе с тем насыщенным высокими духовными и бурными политическими событиями. Хотелось бы, чтобы Вы, Ваше Святейшество, поделились с нашими читателями своими мыслями. Но прежде разрешите от имени редакционного совета, коллектива редакции и наших читателей поздравить Вас с наступившим Новым годом и Рождеством Христовым!

— Спасибо за поздравления. Я, в свою очередь, поздравляю редакционный совет, всех работников редакции и читателей газеты «Русь Державная» с наступившим новолетием и великим, спасительным, радостным праздником Рождества Христова. Да, действительно, год минувший был непростым. Наверное, он не был легким ни для кого — ни для страны, ни для нашей Церкви, ни для кого из нас. Я думаю, что самым знаменательным событием года был Архиерейский собор, где прошло широкое обсуждение различных вопросов, с которыми все мы, и Церковь, сталкиваемся в наше непростое время. Состоялась канонизация трех новых святых?— святителя Филарета, митрополита Московского и Коломенского и двух новомучеников, которые несли свое пастырское служение в Америке. Посещая в позапрошлом году Соединенные Штаты Америки, я видел, насколько хорошо сохраняется память об этих тружениках, пастырях нашей Церкви. Знаменательно то, что мы причисляем к лику святых тех новомучеников, основной деятельностью которых было миссионерство. Знаменательно потому, что одновременно на Архиерейском соборе было принято решение о возрождении миссионерской деятельности Русской Православной Церкви. Но не в других странах, а в своей собственной стране, среди людей, которые оказались в духовном вакууме, которые потеряли живую связь с Православной Церковью, с православными традициями, забыли свою историю и тысячелетний опыт христианской жизни на Руси.

Думаю, все мы тяжело переживаем обострение межнациональных конфликтов, неприязнь и вражду, которые порой захлестывают людей. В прошлом году посетил десять епархий нашей Церкви. И в далекой российской глубинке видел среди людей примеры согласия, мира и терпимости друг к другу. Программы таких поездок бывают очень насыщенны. Это и богослужения, и встречи с общественностью, посещение всех вновь открытых храмов, детских учреждений, домов престарелых, поездки по разным городам области и епархии. Общение с людьми, которые не потеряли доброты, дает некий импульс и уверенность в том, что доброта еще не ушла окончательно из нашей жизни. Русская глубинка должна давать и дает большим городам пример согласия и мира.

Такие выезды в епархии — новое в Патриаршем служении. Такого раньше не было. И они дают мне возможность своими глазами видеть возрождение церковной жизни во всем ее многообразии и иметь общение с епископом, возглавляющим ту или иную епархию. И не в моем служебном кабинете или на торжественном богослужении в Троице-Сергиевой лавре или в Москве, а видеть его среди своей паствы, видеть духовенство, которое несет жертвенное служение в трудных условиях, когда необходимо возрождать то, что разрушено, видеть народ Божий.

Я думаю, что и для духовенства, и для народа Божия молиться в голой церкви является знамением укрепления единства церковного и Святого Православия. А укреплять Православие мы должны повсеместно, это наш долг, и Господь Бог, а также история спросят с каждого из нас сурово — и с Патриарха, и с епископа, и со священника, и с мирянина: насколько мы использовали то благоприятное время, которое открылось для возрождения церковной жизни во всем ее многообразии. Это не только восстановление храмов и возобновление монашеской жизни в обителях, но и возрождение социального служения — попечения о ближних, помощь тем, кто нуждается в человеческой поддержке. Воссоздавая церкви, мы не должны забывать о необходимости воссоздания храма нашей души. Надо, чтобы каждый из нас был проповедником и свидетелем Святого Православия не только словом, но и жизнью своею. Чтобы каждый из пас помнил и осуществлял слова Христа Спасителя: «Тако да просветится свет ваш пред человеки, чтобы они. видели ваши добрые дела и прославили Отца вашего, который на небесах».

Вот это сейчас — долг, миссия каждого православного человека, после семидесяти лет насильственного отторжения от веры и от духовных ценностей. Сегодня множество людей возвращаются в Церковь и осознают, что если не будет этого духовного, нравственного стержня — веры православной (которая всегда была стержнем нашего народа), то нам будет сложно пережить все трудности, испытания, и выстоять, возродить ту Россию, что называлась Святой Русью и действительно свидетельствовала о своей святости сотнями подвижников, сотнями монастырей, тысячами храмов и христианской жизнью народа.

Возродить все это будет нелегко, но мы к этому идем и будем идти.

Что касается нового года, он не будет легким ни для кого, это показывают уже первые его дни. Но тем не менее, год должен быть созидательным. И то, что в день Рождества Христова состоялась закладка и освящение закладного камня Храма Христа Спасителя, я думаю, что это знамение именно созидания и возрождения. Разные мнения есть в отношении воссоздания Храма Христа Спасителя. Но тот порыв, который сегодня ощущается в народе, ясно свидетельствует о том, что люди хотят возродить эту святыню. Если мы оглянемся в прошлое, то убедимся в том, что величественные храмы, которые не были уничтожены и украшают Россию и сегодня, создавались не тогда, когда было полное изобилие во всем, а в трудные времена. И это строительство храмов — посвящение самого прекрасного Богу — объединяло людей. И я надеюсь, что задача возрождения Храма Христа Спасителя тоже объединит россиян, и каждый, кто внесет хоть малую лепту, почувствует свою сопричастность этому святому делу.

Храм Христа Спасителя был посвящен Рождеству Христову. Это памятник воинам, которые погибли в войне 1812 года. Но за XIX и XX века много воинов полегло и в других войнах, множество людей было замучено в концентрационных лагерях, и возрождающийся Храм Христа Спасителя будет памятником всем им и местом молитвы о них.

Кроме того, в нынешнем году исполняется пятьдесят лет со дня окончания Второй мировой войны, поэтому в целом ряде городов появятся новые храмы. Мы возвращаемся к традиции, которая была на Руси, когда для поминовения усопших воинов строились не какие-то огромные мемориалы, а храмы. Такие храмы, например, будут освящены на Прохоровском поле в Белгородской области, где проходило самое большое танковое сражение (здесь он будет возведен во имя святых апостолов Петра и Павла), на Поклонной горе в Москве (во имя святого Георгия Победоносца), в Бресте (Воскресения Христова). Строится целый ряд других храмов, в память о тех, кто погиб в суровые годы войны. Также созидаются храмы и в память о тех людях, которые были замучены и расстреляны в эпоху террора и геноцида, творимого против веры и религии.

Но, вступая в новый год, мы должны делать это в надежде на помощь, милость Божию. С надеждой на то, что Господь не оставит Русь за молитвы угодников Божиих — многих праведников и новомучеников Российских, которые кровью своею свидетельствовали о Вере, и, верю, молятся сейчас за нас, за всю землю нашу перед Престолом Всевышнего.

— Ваше Святейшество! Несомненно, и это исходит из Ваших слов, что влияние Русской Православной Церкви на общество возрастает буквально с каждым днем. Взять взаимоотношения Церкви н Армии, прерванные, к сожалению, прошедшим семидесятилетием. По Вашему благословению осенью в Свято-Даниловом монастыре прошла конференция «Церковь и Армия». Как Вы оцениваете это событие?

— Я думаю, что не только с армией, но и с культурой, наукой, разрушается то средостение, которое было искусственно возведено. Трудно было себе представить раньше какие-то совместные научные конференции, в которых бы участвовали светские ученые и церковные ученые.

Может быть, несколько сложнее идет процесс разрушения средостения между культурой, музеями и Церковью. Музейные работники за семьдесят лет настолько привыкли к мысли, что церковные предметы являются как бы их собственностью, и если они будут переданы Церкви, то она не сможет их сохранить. Я думаю, что это ошибочный взгляд. Потому что Церковь создавала и хранила в веках и памятники церковной архитектуры, и произведения иконописи, и предметы церковного обихода. Мы не можем не сказать слова благодарности тем музейным работникам, которые спасали в тяжелые годы многие иконы, святыни от возможного уничтожения или продажи за бесценок за границу. И я знаю многие примеры жертвенного служения музейных работников. Но сейчас время иное, и они должны понять, что нам нужно вместе, совместно, сообща действовать и совместно использовать те памятники, которые являются и музейным достоянием, и святынями для нашего народа. Примером такого совместного использования, думаю, должны быть и Ново-Иерусалимский монастырь, монастырь преподобного Саввы Сторожевского в Звенигороде, который я недавно посещал, и мы, в принципе, договорились о совместном использовании этой обители.

Что касается армии, то здесь тоже произошло разрушение того средостения, которое было. Армии сейчас нелегко. И в социальном, и в бытовом отношении. Десятки тысяч военнослужащих (и их семьи), которые были выведены из стран Восточной Европы и Балтии, часто не имеют самых элементарных условий для жизни. Поэтому сотрудничество с армией, душепопечительство о военных сегодня необходимо. И я знаю примеры, когда беседы священнослужителей с воинами, личный контакт, удерживали их от действий, которые могли бы привести к самоубийству или фатальному исходу.

За минувший год я побывал на выпуске курсантов, теперь уже офицеров военного транспорта (в Петергофе), курсантов из училища войск химической защиты в Костроме, а также в Зосимовой пустыни, где размещены инженерные войска и где несут альтернативную службу те, кто был призван в армию из духовных учебных заведений. Там их около сорока человек. Они выполняют свой воинский долг и одновременно имеют возможность участвовать в богослужениях, помогать возрождению монастыря. Я думаю, что пример Зосимовой пустыни очень интересен. Он дает возможность тем, кому претит необходимость стрелять и убивать, выполнить свой воинский долг, пройти действительную службу в таких войсках, которые не участвуют в военных действиях. У нас пока нет Закона об альтернативной службе, но я надеюсь, что он будет принят. И тогда те, кто учится в духовных учебных заведениях, или рукоположены, могли бы стать первыми пастырями в воинских частях и гарнизонах, где стали бы помогать людям пережить это трудное время, морально поддерживать наших воинов и моряков.

— Ваше Святейшество, этот год был трудным не только для общества, но и для Церкви — если судить о событиях, связанных с так называемым «сретенским братством». Прошла конференция «Единство Церкви», которая, к сожалению, не смогла сделать из бурной дискуссии определенных выводов. Православную общественность до сих пор будоражит и интересует, будут ли сделаны какие-то конкретные выводы об этих двух московских приходах, деятельность которых, к сожалению, распространилась уже и на периферию, в другие города России?

— Я думаю, что попытки «модернизации» и внесение в жизнь Церкви новообновленчества — это попытки внести раскол. И есть силы, которые хотят раскола Церкви. Они есть и в нашей стране, и за рубежом. Поэтому те, кто вносит смуту или неообновленчество в жизнь Церкви, пользуются поддержкой и такой популярностью в средствах массовой информации. Их поднимают на шит как неповторимых и незаменимых. Сами-то они не понимают, что наносят Церкви вред. На московском общеепархиальном собрании мне были заданы вопросы в отношении книги отца Александра Борисова. Я дал резкую оценку этой книге, потому что это — апология и зашита реформаторства, протестантизма. Я сомневаюсь, что православный священник мог бы написать такую книгу. На епархиальном собрании были высказаны такие сомнения. Тем более, жена священника Борисова — пятидесятница. Эта книга представляет собой защиту баптистского культа и охаивает православные традиции. Я сказал на собрании, что встречусь со священником Борисовым. Он прислал мне после этого письмо, сообщил, что ожидает эту встречу как исповедь. Я надеюсь, что разговор, который у меня, как у епископа города будет с ним, даст свои плоды и результаты. Потому что я не наблюдаю в поведении и служении священника Борисова той невероятной гордыни, которая обуяла священника Кочеткова.

Общее епархиальное собрание — это не орган, который принимает решения по клирикам, но мнение духовенства, высказанное на нем, показало, что девяносто девять процентов священнослужителей негативно относятся к этим попыткам сеять раскол. И мы не можем остаться равнодушными к мнению духовенства, которое несет, иногда в трудных условиях, практическое пастырское служение на приходах. Совершая богослужение в Успенском соборе Кремля в день памяти святителя Петра, я награждал пятнадцать человек из числа московского духовенства. Большинство из них удостоились этих наград за подвижнический труд по восстановлению храмов и за ревностное пастырское душепопечительство, за заботу о тех, которые находятся в узах, за создание церковноприходских школ и умелое преподавание в них Закона Божия. Так что мы оцениваем и отмечаем духовенство, которое ревностно исполняет свое призвание и долг, и будем принимать меры к тем, кто вносит раскол в жизнь Церкви. Но мы еще постараемся их убедить; мы не хотим делать из них мучеников (а именно этого желают некоторые из них и те, кто поднимает их на щит). Они не мученики. Это не мученичество за веру, а мученичество за свои сумасбродные идеи.

И дело здесь не в русском языке. Русский язык в данном случае используется только как флаг, которым они прикрываются. А на самом деле речь надо вести о распространении ереси, создании раскола.

— Ваше Святейшество, Вы совершенно верно отметили, что Рождество в нынешнем году было очень символичным, потому что ознаменовалось таким большим, без преувеличения великим событием, как освящение закладки Храма Христа Спасителя. Наш народ, к сожалению, в своей массе еще не крепко верует в Господа Иисуса Христа, и только стоит на пути к храму. Что бы Вы, как Архипастырь, как человек, который видит и понимает души людские, могли пожелать через газету «Русь Державная» нашему народу? (Ведь газету читают не только верующие, но и люди, которые только-только обращаются к Богу.)

— Я пожелал бы всем читателям вспомнить нашу историю. Потому что духовный вакуум, который дал о себе знать в минувшие годы, образовался так же и в результате того, что при разрушении «до основания» старого мира, и при строительстве нового нас приучали обходиться без знания своей истории. А история может научить очень многому. Напоминает она и о том, какую роль играла вера, Церковь в жизни нашего народа на протяжении его тысячелетней истории. Поэтому начинать нужно с истории, а потом возвращаться к святой вере православной, искать дорогу к православному храму. И пусть не сразу все будет понятно в православном храме... Многие говорят, что им трудно выстоять длинные богослужения. Но ведь жизнь Церкви — это не только богослужения. Жизнь Церкви многообразна и человек должен только найти себя в ней. Я часто напоминаю слова апостола: «Вера без дел мертва». О нашей вере должны свидетельствовать дела, добрые дела по отношению к нашим ближним. Все учение Церкви научает нас евангельским истинам, любви к ближнему. И вот эта любовь к ближнему должна вернуться в нашу жизнь.

Я думаю, что отголоски прежних десятилетий все еще дают о себе знать и проявляются в нашей жизни. В 20–30-е годы шел поиск врагов в собственном народе. Достаточно было назвать человека врагом народа, и он исчезал. После войны мы опять-таки искали врагов, уже среди всех остальных стран и были из-за этого в некоторой изоляции. И эти поиски врага еще напоминают о себе, потому что настоящей, подлинной христианской любви к ближнему в народе еще нет. Люди привыкли любить себя и не видеть того, что творится кругом. Поэтому так трудно иногда переносить какие бы то ни было испытания.

А ведь если нас постигают какие-то трудности, болезни, потери родных или близких, стоит оглянуться на окружающих нас, которые несут гораздо большие испытания и несут с терпением, полагаясь на волю Божию и укрепляясь молитвой, верой и надеждой на то, что Господь даст силы преодолеть все жизненные невзгоды и поможет нести крест, а крест этот никогда не дается выше человеческих сил. Он всегда дается человеку по его силам.

«Русь Державная» выполняет большую миссионерскую работу, а сейчас необходимо служить миссионерскому делу, которое возрождается в Церкви, и на которое мы будем обращать особое внимание. Дай Бог, чтобы у нас родились и выросли такие просветители как святой равноапостольный Николай Японский, как святитель Иннокентий, митрополит Московский, как новомученики Александр Хотовицкий и Иоанн Кочуров, которых мы прославили на последнем Архиерейском соборе, как архимандрит Макарий (Глухарев). Пока, к сожалению, сложно посылать людей в труднодоступные районы Сибири и Дальнего Востока, потому что у них нет тяги, нет призвания к миссионерству. Но мы надеемся, что Архиерейский собор дал импульс и появятся люди, которые почувствуют в своем сердце призвание именно к миссионерской деятельности.

Возвращение к исконным духовным и нравственным ценностям — вот что нужно, мне кажется, нашему народу. Не подмена астрологией, колдовством, неорелигиозными верованиями, а возвращение к тому вероисповеданию, которое было всегда присуще русскому народу, многонациональному народу нашей земли, чтобы он право славил Господа. Тогда и Господь не оставит Русь Своими милостями и Своим заступлением.

— Благодарю Вас, Ваше Святейшество, за беседу. Храни Вас Господь!
от 08.02.2023 Раздел: Январь 2023 Просмотров: 670
Всего комментариев: 0
avatar