Добавлено: 29.12.2023

«Война закончится, и будет построен главный славянский храм»

Беседа с казачьим генералом, Председателем Совета Атаманов России Валерием Васильевичем Камшиловым


Казачий генерал, Председатель Совета Атаманов России, ветеран боевых действий в Приднестровье, Абхазии и Боснии, давний друг газеты «Русь Державная» Валерий Васильевич Камшилов в декабре 2023 года отмечает 70-летие!

Валерий Камшилов много сделал для увековечивания памяти о выдающихся людях нашего Отечества: памятник Царю Николаю II в подмосковном селе Тайнинском, бюст Александру Невскому в городе Касимове, памятник Царю Иоанну Грозному в Орле, Памятный крест и камень на границе России, Украины и Белоруссии и многие другие памятники.

По инициативе Валерия Камшилова состоялись две экспедиции. Одна — при участии путешественников Фёдора Конюхова и Валентина Ефремова прошла по боевому пути покорителя Сибири Ермака, вторая — по пути Семёна Дежнёва.


— Валерий Васильевич, Вы были инициатором воссоздания кадетских корпусов в 1990-е годы. Почему тогда это стало необходимым, так же, как восстановление всей полноты многовековой русской истории?

— Прошло тридцать лет с того момента, когда я встал у истоков восстановления казачества. За распадом Советского Союза последовали военные конфликты. Мы, казаки, организовались и уже в 1991–1992 годах прибыли как добровольцы в Приднестровье. Не за деньги воевали, я тогда оставил свой бизнес. К слову, в 1970 году в Приднестровье я был от техникума на уборке урожая, как раз в тех местах, где в 1991 году шли боевые действия.

После Приднестровья добровольцами мы поехали в Абхазию, а в конце 1992 года прибыли в Боснию и Герцеговину. Ведь братская Сербия приняла казаков после 1917 года, туда ушёл новочеркасский кадетский корпус им. Александра III. Сербы говорят: «Нас с русскими 300 миллионов». И под Вышеградом, где мы воевали, этот казачий кадетский корпус закончил свой путь в 1933 году. Сербы показывали нам могилы кадетов.

Тогда я бывал и на кладбище в Белграде, где захоронено тело Врангеля. Да и всегда, приезжая в Америку, в Канаду, в Китай, я посещал могилы казаков. После 1917 года они проживали по всему миру. Довелось мне общаться с Николаем Фёдоровым, атаманом Тройственного союза Дона, Кубани и Терека. И давно у меня возникла идея перенести прах Антона Ивановича Деникина и генерала Владимира Оскаровича Каппеля, что и свершилось.

И уже тогда, на войне, у нас в головах мелькнула мысль, что хорошо бы восстановить казачьи и вообще кадетские корпуса. Потом такие же инициативные группы стали возникать в других местах, на Дону и в Новочеркасске был создан кадетский корпус. Кадетские корпуса и классы стали распространяться по всей матушке-России. В Москве корпус им. Дм. Донского. В Красноярске.

— Эти кадетские корпуса чем-то отличаются от суворовских училищ, которые были созданы в августе 1943 года?

— Мы взяли дореволюционный Устав казачьих кадетских корпусов. Там был Закон Божий и более расширенный курс истории. Казаки-кадеты посещают храм. 90 % выпускников продолжают военное обучение и остаются на военной службе.

— Мне очень понравилась Ваша инициатива — когда это только станет возможным — установить храм на том месте, где стоит монумент дружбы Три сестры на границе России, Белоруссии и Украины. Мы переживаем такое страшное время раздора, что храм просто необходим для христианского осмысления всего происходящего.

— Войны начинают не народы, а политики. Каждая война когда-нибудь заканчивается. Ещё в 1995 году Вячеслав Михайлович Клыков приготовил и установил православный крест и закладной камень главного храма славян. Не по величине, а по значимости. Раньше у монумента дружбы собирались коммунисты, а мы немножко изменили формат, несколько лет мы проходили там Крестными ходами. Мы сделали проект Троицкого села и казачьей станицы, провели исследование и выяснилось, что облако Чернобыля не коснулось этого места. К этой работе подключились даже депутаты Госдумы. Учредителем этого был Международный фонд славянской письменности и культуры, где я член Совета, и Содружество казачьих войск, где я председатель. Но вот началась война, и проект временно приостановили, но он всё равно будет осуществлён. Народ не виноват в том, что политики начинают войны, а Запад их финансирует и поддерживает. Все эти тридцать лет мы что-то не дорабатывали. Хотя из Крыма мы не уходили: поставили там памятник святому князю Владимиру, на въездах в крупные города поставили православные кресты, проводили мероприятия.

Поскольку я был начальником Главного штаба казачьих войск, мы освятили наши казачьи и запорожские знамёна, чтобы они никогда не пересекались на полях брани, освятили их на месте, где крестился святой князь Владимир. И с Черномырдиным я не раз встречался, после него непонятного Зурабова поставили, не было никакой политики, направленной к русско-украинской дружбе. А теперь брат убивает брата, бьются казаки российские и запорожские.

Но от общественных организаций шла работа с братским украинским народом, ведь почти в каждой семье есть родственники из украинских областей. Вместе с Вячеславом Клыковым мы общались с Крымским и Симферопольским митрополитом Лазарем. Мы и прежде работали с председателем правительства Белоруссии, привлекали губернатора Евгения Савченко, поскольку он руководил приграничной областью. Надеемся на то, что найдутся здравомыслящие люди, которые смогут найти выход из сложной военной ситуации. И сейчас они есть в этих наших бывших трёх республиках. Экспедиция «Россия от запада до востока» проходила как раз через Беларусь. Всё равно война закончится и будет построен главный славянский храм. И проект Троицкого села тоже необходимо воплощать в жизнь.

— Валерий Васильевич, расскажите, пожалуйста, о Ваших трудах по увековечиванию памяти всенародно любимого архимандрита Кирилла (Павлова) и вообще об удивительной личности отца Кирилла. Он был таким простым в общении и таким почитаемым, как святой праведный Иоанн Кронштадтский.

— Во-первых, мне лично отец Кирилл помог дважды. В 1938 году в техникуме города Касимова учился Иван Павлов. А позже, в 2004 году, я баллотировался на должность мэра города Касимова. И у меня обнаружили рак почки, я попал в больницу Управделами Президента, где как раз лежал отец Кирилл (Павлов). Мы лежали в палатах на разных этажах, и я спускался к нему. Он уже не разговаривал, но слышал и реагировал. Я ему рассказал о Касимове, напомнил, что он там учился.

Позже я был на прощании с отцом Кириллом. Тогда появилась радуга ночью, об этом чуде многие писали. Потом я занялся его биографией, узнал, что после техникума он попал по распределению мастером на литейное предприятие недалеко от Златоуста Челябинской области, потом, в 1939 году, был призван в армию. Мы прошли его путём. Узнал о том, как он нашёл Евангелие в разрушенном доме в Сталинграде. Он не мог принять звания Героя Советского Союза и его отстранили, потому что не стал вступать в партию. Перепутали его имя в документах, история эта запуталась. Но сам отец Кирилл говорил, что воевал там, в Сталинграде.

Ведь отец Кирилл — духовник трёх патриархов, наставник монахов и семинаристов Троице-Сергиевой лавры. Я много слышал о том, как он общался с народом, который приходил к нему на службы.

Здание техникума — историческое, первое училище было там с 1896 года. Памятная доска на здание техникума установлена. Следующая задумка — создать памятник там, где отец Кирилл воевал — на Мамаевом кургане. У нас с Фёдором Конюховым есть мысль создать часовню, посвящённую архимандриту Кириллу Павлову, хотя он ещё не канонизирован.

— Какие шаги в направлении патриотического воспитания молодёжи мы должны предпринять, чтобы энергия юношества не уходила в медиапространство, в киберспорт, в компьютерные игры? Вы, как инициатор создания кадетских классов, знаете это лучше многих.

— Мы же воспитывались в Советском Союзе, где было прекрасное образование, начальная военная подготовка. Ведь добровольцы поколения 1990-х пошли воевать и в Приднестровье, и в Югославию, потому что воспитаны были на подвигах отцов. Сейчас же непонятно, каких министров назначают, какие книги печатают. И что в результате? Началась война, и многие покинули Россию семьями! Какие-то семьи распадались. На границе очереди стояли, мужчины бежали, чтобы не идти на войну.

— Что делать?

— Сегодня необходимо привлекать к работе с юношеством участников СВО, грамотных офицеров. Это должно стать задачей государства, а мы поднимем эту инициативу. Должны быть созданы попечительские советы.

— И родители должны участвовать в этом.

— Да. Ведь мы переломили ситуацию тогда, в 1990-е. Кадеты теперь есть. Сегодня нужно возвращать начальную военную подготовку в общеобразовательные школы. Запретить пользование смартфонами в школах. И отменить поборы денег в школах. Для чего это нужно собирать огромные суммы денег на выпускной из начальной школы в 4-м классе?.. Родители только об этом и думают. Не по тому пути мы пошли в образовании и почти потеряли его. Флаги поднимают, час на патриотическую историю дают, но это — чисто директива. Это не будет работать.

— Ваши воспитанники кадеты сегодня воюют на Донбассе?

— Воюют. И сыновья атаманов проявляют героизм. На вечере Вячеслава Клыкова выступали кадеты из-под Можайска. Воюют выпускники кадетских классов со всех регионов. В Касимове, где я депутат, создали батальон, там, где было первое упоминание о казаках в 1444 году, когда рязанские касимовские казаки победили татар.

— Вы перешагнули 70-летний рубеж. Мы Вас сегодня поздравляем и почитаем! Что ещё хотелось бы свершить на жизненном пути?

— Мы провели ещё одну экспедицию по пути Германа Аляскинского. В основном это труд воздухоплавателя Валентина Ефремова с воздушным шаром, который называется «Святая Русь». Хотелось бы дойти этот путь до конца, посетить могилу Германа Аляскинского.

Надеюсь, что удастся установить памятные доски архимандриту Кириллу Павлову на Катав-Ивановском металлургическом комбинате на Урале, где он работал и в Приморском крае, где он служил до войны. Доски уже готовы. А также установить памятник царю Симеону Бекбулатовичу, возведённому на трон Иоанном Грозным с 1575 по 1576 годы.

И объединить общественное и реестровое казачество. Хотя люди, которые сегодня воюют на СВО, и так объединены, но на бумаге это должно быть зафиксировано.

Об этом объединении я говорил с казаками в Америке ещё в 1994 году, с митрополитом Восточно-Американским и Нью-Йоркским Виталием (Устиновым), мы беседовали по пять часов, ездил в Новую Курскую Коренную пустынь, встречался с дочкой Врангеля уже в Новом Дивеево.

Самое главное сегодня — закончить войну нашей окончательной победой. А дальше — исполнять всё задуманное, пока есть силы. Казак без веры не казак.

Беседу вела Ирина УШАКОВА
от 25.02.2024 Раздел: Декабрь 2023 Просмотров: 1391
Всего комментариев: 0
avatar