Добавлено: 07.07.2024

Восток — это судьба России

Наследие русских мыслителей и наша миссия в Азии

Наследие русских мыслителей, размышлявших о судьбах России на берегу Тихого океана, сегодня особенно актуально. Жизненно необходимо изучать его и знать нашему народу, представителям церковной и государственной власти, деловым и творческим людям, журналистам, учителям, преподавателям.

В свете сегодняшней мировой обстановки и духовного, культурного, экономического и политического состояния России необходимо, опираясь на опыт наших великих предков, вновь сформулировать нашу миссию на востоке, в Азии и Азиатско-Тихоокеанском регионе.

В свете политики поворота России на восток и недавних визитов Президента РФ В. В. Путина в азиатские страны следует помнить, что наше государство и Церковь веками устремлены в восточном направлении. И сегодняшние решения и действия российских властей в сторону приближения к Азии, Азиатско-Тихоокеанскому региону нужно выстраивать как продолжение давней политики России.

Наибольших результатов в продвижении на восток Российское государство достигло во времена правления династии Романовых, особенно при Российских Императорах Александре III и его сыне Российском Императоре Николае II. Тогда началось наиболее многочисленное и системное заселение дальневосточных земель, открылся морской путь из Одессы во Владивосток, по которому массово доставляли переселенцев из западных и юго-западных российских губерний на берег Тихого океана. Позднее был построен Транссиб, по которому двинулись сотни тысяч переселенцев в Приморье и Приамурье. Появилась протяженная ветка Транссиба — КВЖД, которая тянулась к созданными русскими инженерами и строителями морским портам Дальний и Порт-Артур на арендованном у Китая Ляодунском полуострове. Силами Российской Империи был основан и выстроен крупный и технически развитый административный центр в Манчжурии — город Харбин. Одновременно велось строительство новых поселений, портов и дорог в Дальней России, укреплялись и расширялись созданные ранее русские города и села.

Уже в годы правления Российского Императора Николая II была достроена выдающаяся по своему оборонному значению и военно-инженерному творчеству Владивостокская крепость. Шестиметровые бетонные стены крепости опоясывали весь Владивосток и остров Русский. При этом мощные крепостные сооружения, составляющие вместе с Владивостокской крепостью единый оборонительный комплекс в южном Приморье, строились в селе Раздольном и городе Никольск-Уссурийском, расположенном в ста километрах к северу от Владивостока.

Мощное и основательное вхождение России в Азию, укрепление Русской государственности на берегу Тихого океана происходило в русле миссионерских задач нашей страны, в духе Православия, с православными воззрениями на мир и место России в нем. Одновременно с городами, селами и дорогами строились храмы и монастыри, при церквях создавались школы для детей. Новые поселения получали православные названия, часто в честь господских и богородичных праздников, в память православных святых.

В конце XIX века учрежден специальный Фонд имени Российского Императора Александра III, возглавляемый Царем Николаем II Александровичем. На средства Фонда, жертвователями которого стали многие знаменитые в России люди, в первую очередь Царская Семья и Всероссийский Батюшка Иоанн Кронштадтский, строились вдоль Транссиба храмы и православные образовательные учреждения.

В Китае, Японии, Корее работали Русские духовные миссии. Во Владивостоке действовал Восточный институт, специально готовивший русских православных миссионеров к проповеди Христовой в азиатских странах.

Россия мощно, в полную силу утверждала Православие и Русскую цивилизацию на берегу Тихого океана, обращаясь с проповедью о Христе к народам Азии.

В те годы, в конце XIX — начале XX веков выдающиеся русские умы, церковные проповедники, государственные деятели, философы, писатели, поэты стремились глубоко осмыслить миссию России на востоке, в Азии. Задумывались над тем, какие мировые задачи стоят перед нашим государством и Церковью на востоке. Наследие русских мыслителей, размышлявших о судьбах России на берегу Тихого океана, сегодня особенно актуально. Жизненно необходимо изучать его и знать нашему народу, представителям церковной и государственной власти, деловым и творческим людям, журналистам, учителям, преподавателям.

В свете сегодняшней мировой обстановки и духовного, культурного, экономического и политического состояния России необходимо, опираясь на опыт наших великих предков, вновь сформулировать нашу миссию на востоке, в Азии и Азиатско-Тихоокеанском регионе. Пока мы видим лишь отрывочные суждения о наших задачах на востоке, видим сильный крен в сторону экономики и торговли, в сторону сиюминутной выгоды при недостаточной ясности наших стратегических интересов.

Но что же думали лучшие умы нашего Отечества о державном пути на восток и призвании России на этом пути? Обратимся к словам и мыслям выдающихся сынов Русского народа, нашего православного народа, пришедшего с Крестом и Евангелием на великие сибирские просторы, к берегам Тихого океана!

+ + +

Вот какие богодухновенные слова произнес выдающийся просветитель Сибири и Америки святитель Иннокентий, митрополит Московский своему духовному чаду — генерал-губернатору Восточной Сибири Николаю Николаевичу Муравьеву-Амурскому в связи с присоединением к России Приамурья:

«Наконец Господь помог вам совершить одно из вековых дел. Благословен Господь Бог наш, вложивый в сердце Монарха нашего такую мысль и избравший тебя, богоизбранный муж, в орудие такого великого дела и укреплявший и укрепляющий тебя Своею силою. Благословен Господь Бог твой и благословен ты Богом вышним, устроившим это дело так вожделенно, мирно, дружелюбно и без посредства оружия. Нет надобности говорить здесь о том, какие выгоды, какие блага могут произойти от этого дела и от этого края для России. Это очевидно при самом простом взгляде. Скажем только, что это есть вместе благо и счастье для самых соседей наших, ибо рано или поздно, они чрез нас просветятся светом Христовым, а этого какое благо может быть выше и прочнее? Не время также и не место, да и не по нашим силам, исчислять или оценять все твои заботы, усилия, труды, борения,?— твои подвиги, понесенные тобою к достижению этой одной из главнейших твоих целей. Их вполне может оценить только будущее население сего края и история. Но если бы, паче чаяния, когда-нибудь и забыло тебя потомство и даже те самые, которые будут наслаждаться плодами твоих подвигов, то никогда, никогда не забудет тебя наша Православная Церковь, всегда вспоминающая даже создателей храмов; а ты, богоизбранный муж, открыл возможность, надежды и виды к устроению тысячи храмов в сем неизмеримом бассейне Амура. Но нет сомнения, что и в настоящее время, если и не вся Россия, то вся Сибирь и все благомыслящие Россияне, и все твои сподвижники с радостью, с благодарностью и с восторгом примут известие о совершенном тобою ныне деле» (Речь, сказанная Святителем Иннокентием (Вениаминовым) в г. Благовещенске графу Н. Н. Муравьеву-Амурскому после молебна по поводу присоединения Амурского края. 18 мая 1858 г. Творения Иннокентия, митрополита Московского. Книга первая. — Собраны Иваном Барсуковым. — М.: В Синодальной Типографии, 1886. — С. 144–145.).

При этом нам, благодарным потомкам, дороги слова генерал-губернатора Восточной Сибири Николая Николаевича Муравьева-Амурского, останки которого покоятся у нас во Владивостоке над бухтой Золотой Рог. Граф Муравьев-Амурский говорил: «Весьма натурально для России — господствовать на всем Азиатском прибрежье Восточного океана… При устье реки Суй-Фуна множество прекрасных заливов. Вообще, все это пространство морского берега, от Посьета до Поворотного мыса, изобилует прекрасными заливами и гаванями, столь привлекательными для морской державы... Для нас эта местность представляет возможность учреждения поселения мореплавателей, к чему и должно нам стремиться».

Вскоре появился целый ряд поселений мореплавателей на указанных генерал-губернатором просторах. Главным из этих поселений стал Владивосток, основанный в 1860 году по приказу Муравьева-Амурского и по благословению святителя Иннокентия (Вениаминова).

В 1891 году, посещая в ходе своего выдающегося Восточного путешествия Владивосток, будущий Российский Император Цесаревич Николай Александрович Романов назвал этот прекрасный океанский город «великим портом будущего».

А теперь вдумаемся в глубокие духовные речи знаменитого миссионера Священномученика Иоанна Восторгова, произнесенные им в начале XX века: «…Новейшим Средиземным морем ныне становится Великий Океан. Чем быть России и русскому народу? Если народом мировым, то ему нужен Великий Океан, и тогда понятно, что значит для нас Восток и Владивосток. Мы идем к Океану, чтобы чрез посредство государственной и экономической мощи нести свет Христов и царство Христово, мы идем с христианской культурой в страны области Дракона-дьявола, коснеющие в язычестве и неведении Христа. Но тогда идите с тем религиозно-нравственным началом русской государственности, тогда идите с Крестом и Евангелием, с храмами и монастырями, с христианскою верою и жизнью, как было встарь, а не с одними железными дорогами, крепостями, войсками, торговыми предприятиями и воеводским правлением. Тогда приветствуйте переселение сюда русского народа, его стихийное движение на Восток к Океану, но давайте прежде всего переселенцу устроение церковного быта, удовлетворение нужд и потребностей религиозных; тогда идите, как встарь, в союзе веры и жизни, веры и знания, церкви и государства» (Россия и Восток. Слово священномученика Иоанна Восторгова, произнесенное в 1909 году во Владивостоке в день Священного Коронования Государя Николая Александровича Романова).

Обратимся наконец к замечательной статье «Китай, Россия и Европа» выдающегося русского философа, монархиста Льва Александровича Тихомирова.

«…Мы не можем не видеть, что активная политика на Дальнем Востоке стала для России одним из важнейших вопросов ее существования. Когда мы занимали Амурский край, мы сознательно не формулировали для себя всего значения этого шага и придавали ему гораздо меньшее значение, нежели он имел в нашей и мировой истории. Но нами руководил глубокий национально-исторический инстинкт, безошибочное вдохновение нашего гения.

Характерно, что к занятию Амура вся рутинно-канцелярская политика относилась не только холодно, но враждебно. Ее, как всегда, занимали ничтожные интересы дня, она боялась «усложнений», для решения которых не имела никакой идеи; она думала только о спокойствии. Не таково было настроение представителей русского национального гения, Муравьева и Невельского с их сподвижниками. Не такова была оценка событий и в уме Императора Николая I, поддержавшего, благодаря Бога, не русскую канцелярию, а русский гений. И смело можно сказать, что ни в 1812 году, ни при защите Севастополя русские люди не работали с большим вдохновением, увлечением и самоотверженностью, чем на берегах Амура и Уссури. Только этот необычайный подъем силы и мог дать такой горсти людей возможность совершить их подвиг. Вдохновение инстинкта теперь оправдывается событиями. Выступление китайско-монгольского мира на сцену истории было все равно неизбежно. Наша слабость и неподготовленность к его встрече нас бы не спасла. От великих мировых событий спрятаться нельзя, и, отвертываясь от них, мы только даем им возможность развиваться против нас. Занятие же Амура поставило нас в отношении Дальнего Востока, по крайней мере, на твердую позицию, допускающую теперь, конечно, при желании, возможность надзора, защиты и активного воздействия. Эта позиция доселе не укреплена, не довершена, и наше действие там доселе не развито. Но все эти задачи стали по крайней мере возможны, благодаря тому, что накануне решающей эпохи мы успели хотя и кое-как создать русский форпост на Амуре и Уссури. Мы теперь можем, если сумеем понять смысл событий, явиться активной силой в столкновении двух миров. Наша мировая задача ведет нас на Дальний Восток, подобно тому, как ведет нас на Восток Ближний и ставит в известные отношения к Европе и Америке. Но для этой задачи нам также даны и силы. Только опускаясь ниже самих себя, ниже основ своей культуры и особенно, переставая быть христианами, мы можем не исполнить своей задачи и оказаться ниже и слабее Китая. Не китайская сила, а только наше собственное разложение может нас победить при наступающем столкновении двух культурных миров».

Русская мысль второй половины XIX — начала XX веков часто сосредотачивалась на судьбе России на Востоке. Наши лучшие умы, творческие личности, писатели и поэты, военные стратеги и аналитики вели глубокие и обширные дискуссии о том, с чем Россия идет к Океану, с какой идеей она обращается к Азии. Суть позиций и высказываний самых крепких в своей преданности к России и Церкви Христовой, самых, пожалуй, дальновидных и разумных можно выразить в современных строках известного архиерея Русской Церкви, выдающегося знатока Библейской истории, богослова и миссионера митрополита Вениамина (Пушкаря). Владыка Вениамин, возглавивший в 1992 году Владивостокскую кафедру и по сей день приносящий прекрасные духовные и миссионерские плоды на Дальневосточной земле, у пределов Азии пишет: «Нам надо помнить, что сила России, ее могущество и мировое положение не только в ее великих просторах и природных богатствах. Россия сильна и глубока своей духовностью. Этим безценным сокровищем мы можем и должны поделиться со многими азиатскими народами. Только делать это надо с миром, не так, как «делились» и «миссионерствовали» испанские завоеватели в Южной Америке. Нужно идти на восток с любовью. Восток — это судьба России. Востоку нужно посвятить наши миссионерские труды и приложить к этому большие не только церковные, но и государственные усилия, как это и было до революции. Россия Азией должна владеть, но только не военной силой. А во Христе и для Христа, Его Любовью вечной! Так дай же, Бог, нам благодатных сил и мудрости Христовой! Нам просветить и покорить Христу все азиатские народы!»

Дай Бог, чтобы наше общество и власти просветились Светом Христовым и обратились к Востоку с осознанием великой миссии России. Чтобы обрела наша Русь Державная, как выразился поэт Валерий Брюсов, «и скипетр Дальнего Восток­а, и Рима Третьего венец!».

Романов Игорь Анатольевич,
директор Центра церковно-государственных отношений «Берег Рус»,
доктор социологических наук


На фото: Памятник генерал-губернатору Восточной Сибири Н. Н. Муравьеву-Амурскому и митрополиту Иннокентию (Вениаминову), первому епископу Камчатки, Якутии, Приамурья и Северной Америки
от 16.07.2024 Раздел: Июль 2024 Просмотров: 513
Всего комментариев: 0
avatar