Добавлено: 21.02.2024

Зерно православия вложено в душу русскую

Беседа с митрополитом Липецким и Задонским Арсением, главой Липецкой митрополии


— Дорогой Владыка, по Вашему приглашению я провел несколько дней в Липецкой епархии, побывал в нескольких монастырях. Что меня особенно порадовало, так это верующие, священнослужители, монашествующие, с которыми я встречался и беседовал: как они ревностно относятся к вере, людей верующих здесь очень много, чувствуется, что это святая земля.

— О святости я не могу сказать, а то, что здесь священнослужители уважаемы народом Божиим, это действительно так, и, по-видимому, есть за что. Даже в будние дни можно наблюдать не на церковной территории как к батюшкам, одетым в цивильные одежды, подходят жители и берут благословение, и они в этом им не отказывают.

После своего назначения в Липецкую митрополию в июле 2019 г. я обратил внимание на то, что многие государственные служащие, занимающие не только рядовые посты, спокойно подходят и испрашивают архиерейского благословения, складывая длани по православной традиции, как у нас принято, даже в губернском доме, что очень отличается от быта и поступков московских чиновников, которые в лучшем случае пожмут руку или улыбнутся. В летнее время приходится отступать от принятой традиции и возлагать руку, после осенения крестным знамением, на главу просящего в гигиенических целях, т.к. здесь довольно жарко.

К вышесказанному в пример могу привести следующее наблюдение. В октябре прошлого года было открытие отделения Всемирного русского народного собора в нашей области. Центральное руководство ВРНС, в связи с намеченным мероприятием в нашем регионе, направило своего представителя. После проведения торжественной части и принятия решений одному из священнослужителей нашего клира дано было поручение познакомить московского гостя со святынями и достопримечательностями областного центра. Было рекомендовано священнику, в целях спокойного ознакомления гостя с предлагаемой программой, пойти в цивильной одежде. Посланец был поражен количеством людей, подходивших к священнику за благословением в разных местах.

О чем это говорит? О том, что предшествующие поколения священнослужителей своей проповедью, своим наставлением сделали очень многое для того, чтобы люди нашего маленького уголка Древнерусской земли сохранили бы православие в своем сердце, жизни и в обряде. Конечно, в этом большая заслуга всех священнослужителей, потрудившихся в прежние десятилетия в Воронежско-Липецкой епархии, и, конечно, в этом особое место занимает мой предшественник по Липецкой митрополии схимитрополит Никон (Васин), прослуживший всю жизнь среди жителей этой земли. Большую часть из них окрестил, повенчал, и некоторых в последний путь проводил, с родными и близкими их вел беседы и утешал — Владыка известная личность! Честь и хвала Областному совету депутатов, которые обратили внимание на мнение народа о своем архипастыре и приняли в 2017 г. решение о присвоении звания Почетного гражданина области Владыке митрополиту Никону. А в прошлом году Совет депутатов Задонского муниципального района также присвоил Владыке звание Почетного гражданина района. Приятно осознавать, что священнослужитель такого ранга по настоящее время высоко ценится руководством области и районов.

Среди жителей этой земли развит дух подвижничества, монашеству воздаётся особая честь. С большим уважением относятся к тем, кто воспринял этот великий духовный чин. При существовании Воронежско-Липецкой епархии на территории Липецкой области стали воссоздаваться два монастыря, а после 2003 г., когда Липецкая епархия стала самостоятельной, её управляющий Преосвященный епископ Липецкий и Елецкий Никон (Васин) способствовал возрождению монашеской жизни ещё в восьми монастырях, закрытых при советской власти. Благословил открытие множества приходов. Все это привело к тому, что священноначалие посчитало возможным на территории области образовать целую митрополию, в состав которой вошли две епархии: Липецкая и Задонская, Елецкая и Лебедянская. Возможно наши сельские приходы немногочисленные и финансово малообеспеченные, но настоятели больших приходов со своими церковными советами принимают на себя попечение над ними или даже несколькими такими приходами и проводят там богослужения. Мы стараемся возгревать в людях дух молитвы — и он идет. Традиционно церковная молитва соблюдается везде. Конечно, в некоторых случаях проявляется и человеческий характер, не без этого. Вы сами понимаете, даже среди учеников Христовых, самых приближенных, один отрекается, один предает и десять убегают. Духовенство старается повысить своё образование и подняться на новые ступени духовных подвигов, но даже в спорте, на беговых дорожках, не все спортсмены одновременно приходят к финалу. Проблемы проявляются не сразу, со временем только можно заметить, как священнослужитель относится к совершению таинств, церковных чинопоследований, к своим собратьям по служению, церковным работникам, прихожанам и посетителям храма, не всегда ими принимаются рекомендации и советы архипастырей, тридцать третья буква алфавита им дороже каждый день, чем постоянное христианское сострадание и пастырское попечение. Значит над собой не работают, а отсюда — и людей не любят.

— Это так. Сегодня, когда мы ехали в Липецк, Вы мне говорили, проезжая населенные пункты, что почти в каждом селе люди устанавливают поклонные кресты. Вы знаете, я не встречал, чтобы где-то был такой обычай.

— Андрей Николаевич, мне трудно сказать по какой причине укоренился такой обычай среди жителей поселений области, это еще до меня началось и продолжается, но должен заметить, что селяне на осуществление своего доброго намерения всегда испрашивают благословение у архипастыря, после чего согласуют этот вопрос с местными властями. Благослови, Господи, чтобы это доброе начинание наших жителей области сохранилось на будущее время, а воздвигнутые святые кресты подольше бы стояли и напоминали всем проезжающим и проходящим о Христе и Его Святой Церкви и минуте молитвы.

— Это трогательно, по крайней мере. Вера жива.

— Святейший Патриарх Кирилл на протяжении последних нескольких лет инициирует вопрос перед Правительством России и перед архиереями о необходимости консервации невостребованных храмов по всей России. Перед нами ставится задача о проведении у стен этих храмов богослужений, разборе завалов, удалении растительности и даже возможной частичной консервации, за что мы благодарны Священноначалию, получившему разрешение Правительства России на возможность проведения таких работ волонтерами. Не знаю, как в других регионах, но в наших липецких землях народ к этому благословению Святейшего Патриарха отнёсся очень положительно. Должен Вам сказать о своей радости, что в некоторых местах стали проводиться такие работы. Уроженцы этих мест стараются поучаствовать и сохранить полуразрушенные и обесчещенные здания храмов в своих родных пенатах и этим увековечить память о своём рождении и почивших родителях. Если Господь приведет Вас вновь в наши пределы, специально напомните мне об этом вопросе, провезу Вас по тем храмам, которые никому ранее не принадлежали, но сегодня у некоторых из них не только кровельное покрытие, но даже кресты стоят на куполах. Все делается народом Божиим безвозмездно. Благодарность и местному Управлению по охране объектов культурного наследия Липецкой области, которое не мешает нашей волонтерской деятельности. Некоторые храмы из таких уже приписали к ближайшим православным общинам, чтобы они под присмотром были. И к чести наших священнослужителей потихоньку ведутся работы, пускай и в малых объемах, но дело Божие делается.

К примеру, хотел бы Вам рассказать о протоиерее Олеге Парахине, настоятеле Успенского храма г. Усмани и благочинном того же округа. До моего назначения он восстановил невостребованный храм Святой Живоначальной Троицы в с. Савицком, и все документы по нему оформил на?храм, в котором настоятельствует. Детские и молодежные проекты Успенского прихода теперь проходят на территории Троицкого храма. В мою бытность жители с. Крутчик Усманского района направили Святейшему Патриарху Кириллу письмо с просьбой восстановить сельский храм св.?ап. Иоанна Богослова. Когда стали прорабатывать это обращение, то выяснилось, что в селе проживает чуть больше 20 человек, причем немолодого возраста, в летнее время население увеличивается вдвое. Возможность восстановления храма, как видите, проблематична.

Но прошло около полутора лет. И как-то отец Олег говорит мне: «Владыка, мне что-то жалко храм Богословский в Крутчике. Может быть, я его к своему приходу припишу и начну восстанавливать?» И сегодня я могу сказать с честью об этом отце протоиерее, который озвучил не только доброе намерение, но со своими прихожанами стал совершать чудо. Еженедельно группа прихожан вместе с отцом Олегом выезжают в один из дней для работы над восстановлением этого храма. Видны уже и результаты: появился купол, святые кресты, восстановлена алтарная апсида. И самое главное — это стало возможным на небольшие приходские копейки. Как-то ему посоветовали обратиться за помощью к одному известному и, по-видимому, уважаемому у нас человеку в области и стране. И на его обращение было выделено только 20 тысяч рублей. После этого уже не хотелось никого безпокоить. Я просто рассказываю, как было и есть.

Задонский Рождество-Богородицкий мужской монастырь взял такой же храм Архангела Михаила в с. Вороново Задонского района, где осталось всего два дома от села и ни одного жителя. В с. Курино Хлевенского района также храм святителя Николая Чудотворца уже стоит с куполами, крышей, покрашен. Господи, помилуй! Диву даешься, как это происходит?

Поэтому, Андрей Николаевич, чудеса происходят по сей день. Только не мешать бы им. Вспоминается фильм «Золушка», там молодой человек беседует с Золушкой, и она ему задает вопрос:

— А Вы тоже волшебник?

— Нет, я только учусь.

Вот и нам бы хотелось всем быть учениками той благодати, которая немощная врачует и оскудевающая восполняет. Глядя на них, видишь как Господь приобщает их к своей благодати и делает творцами тех чудес, о которых я Вам сегодня свидетельствую, и которые поныне творятся на липецкой земле, намоленной многими подвижниками и подвижницами, известными или неизвестными. Даже и по сей день к некоторым из них сильные мира сего на могилки приезжают, чтобы поклониться и попросить у них помощи и заступления.

— Дорогой Владыка, сегодня праздничный день, и Вы в своем слове упомянули, что с этого дня не просто год начинается, но и должна душа каждого человека обновляться. Но насколько это происходит действительно в нашей жизни, конечно, трудно судить, однако порассуждать на эту тему нам никто не запретит. Обновляется ли душа человека или не обновляется? Идем ли мы к Богу или проходим мимо? Мне за тридцать лет много удалось увидеть людей, которые идут к Богу, и людей, которые и не собираются идти к Нему. Хотелось бы, чтобы Вы свое слово высказали. Почему это происходит со всеми нами?

— Андрей Николаевич, я думаю, что развитие любого человека и вхождение его в жизнь все-таки зависит от тех условий, в которых он находится: семейная обстановка, место проживания, общегосударственная политика и мировая на этот момент. Все эти факторы всегда влияют на человека. У нас сегодня выдвинуты приоритеты, которые связаны с имиджем, благосостоянием, с твоей, так сказать, значимостью в обществе, и совсем не уделяется внимание состраданию и соучастию, чему нас, старшее поколение, учили в советский период, хотя и не называли это христианскими добродетелями: слабому помоги, немощному воды принеси, а старенького поддержи или место уступи. Сегодня же общество другое. Если вы едете в общественном транспорте, часто видите, наверное, что у большинства в руках гаджеты, сейчас книги не так часто читают. И будет ли стоять беременная женщина или довольно престарелый человек, его не заметят, не увидят и не посочувствуют.

Вспоминаю, что после назначения митрополита Таллинского и Эстонского Алексия, будущего Святейшего Патриарха, на Ленинградскую кафедру, на ряд заседаний в Москве, посвященных 1000-летию Крещения Руси, проходивших в помещениях Данилова монастыря, Владыка посылал меня, как личного секретаря. И вот однажды после одного из таких заседаний я вышел на трамвайную остановку, чтобы доехать до метро и отбыть опять к месту послушания в город Ленинград. Знаете, с чем я столкнулся? После оплаты мною проезда я занял свободное место в вагоне. Через какое-то время в вагон вошла довольно немолодая женщина. Я встал и уступил ей место и через некоторое время услышал ее слова, сказанные вслух: «Сразу видно — не москвич». Этим я хочу сказать Вам, что еще при советской действительности начался момент отхода от того, чему учили нас в 50–60-х годах прошлого века. Люди стали воочию проявлять невнимание и грубость по отношению к представителям старшего возраста. Не знаю, может, это влияние больших мегаполисов, куда приехало много людей с разных мест, но когда дети росли в селах, воспитывались в поселковых школах, там достаточно сильно было развито уважение к старшим. И я вспоминаю 60-е годы прошлого века, когда было еще довольно много участников Великой Отечественной войны и инвалидов, у нас в школе существовала очередь: кто и когда к какому ветерану идет и в чем помогает. Тогда не говорили, что это детский труд. Наоборот, это было проявлением энтузиазма, и мы старались помочь людям, которые проявили свою доблесть на полях сражений, чтобы мы могли появиться потом. Мы ведь могли бы и не родиться.

Почему-то в сознании общества исчезло уважительное отношение и желание помогать друг другу. Как-то ушло это. Я обратил внимание на то, что люди николаевского времени по имени-отчеству друг к другу обращались. А вот когда они стали уходить из жизни, то наши мамы, отцы, которые родились при советской власти, уже почему-то стали в конце 60-х — начале 70-х годов больше обращаться по прозвищам или отчествам. Что происходило в сознании людей, я не могу объяснить, но вот все-таки эти изменения были заметны.

Наше сегодняшнее общество совсем другое. Да и средства связи сильно изменились. Нам не нужно теперь «пробивать» установку телефона в своей квартире. Не нужно идти в пункт междугородной связи, чтобы позвонить в другой город, с родственниками поговорить. Мы теперь можем с ними спокойно по мобильной связи пообщаться, где бы они ни находились. Но с этим уходят и традиции, которые воспитывали благодарное отношение друг к другу. Даже письменное общение практически исчезло. Все пишут смс-ки или обращаются по электронной связи, практически исчез эпистолярный жанр.

В молодости любого поколения свойственно увлекаться чем-то тем, чего всегда не достает или в дефиците. Открывшиеся границы в Отечестве, после изменения политического строя более трех десятков лет назад, вскружили многим из нас головы. И конечно, каждому из нас хотелось, чтобы и у нас так было. Пришло это. Но общество ещё больше разделилось на богатых и бедных. В советское время были богатые, но они так не фигурировали и не превозносились. Сегодня мы с вами видим, как люди, получившие бoльшие финансовые возможности или занимающие определенные ключевые посты, проявляют себя совсем по-другому.

Перед началом СВО во многих разговорах у людей стало появляться то, о чем Вы меня спросили: как же так, люди теряют между собой единство. И многие из нас были уверены, что только после трагичного неординарного события мы сможем возродить своё человеческое взаимопонимание и доверие. И действительно, часть наших сограждан, которым довелось нести послушание на передовой, проявляют себя лучшим образом, как и те, которые стараются здесь в тылу обеспечить их всем необходимым. Хотя, к сожалению, мы видели и ту часть наших сограждан, которая достаточно долго стояла на границах, чтобы покинуть пределы российские и не быть в этот период со своей Родиной.

К сожалению, руководящая часть братского народа Украины приняла чечевичную похлебку Запада. И руками западных деятелей началась братоубийственная война, они не заинтересованы в благоденствии жителей окраины Древнерусской земли. Их цель в том, чтобы нас, славян, поменьше было, чтобы нация наша ослабла, а через это — и Православие, которое объединяет всех нас. Вы сами видите, что нынешняя власть Майдана принимает законы, которые не свойственны для бoльшей части жителей страны, исповедующих традиционно Святое Православие. Они меняют даты праздников, отбирают храмы, мобилизуют священнослужителей, судят и бьют архиереев. Чем не гонения? Вот вам гонения уже в XXI веке за Христа и Его Святую Церковь. Около десяти лет назад мы с Вами были поражены, когда увидели фотоснимки с казнью христиан на Ближнем Востоке иноверцами. Сейчас же Западу удалось повернуть ход событий так, что православные начали сами уничтожать друг друга. Для нас важно, когда во главе Отечества находятся мужи, болеющие за Его Честь и Славу, думающие о том, что собой представляет Россия и как Ей помочь. Успеть вовремя поставить определенные заслоны к проникновению того негатива, который нас разъединяет и подталкивает к междоусобному противостоянию. Пройдет какое-то время, сменятся люди, которые выполняют заказ Запада. После всякой непогоды всегда солнышко появляется. Так и Господь Бог, испытывая каждого из нас, неважно какой мы национальности, через какое-то время даст радость и утешение с упованием на Его помощь и милость.

Я вот так понимаю. Сразу ничего не сделаешь, потому что за эти тридцать с небольшим лет привыкли к подачкам Запада и тем программам, которые они навязывали нам как в учебном процессе, так и военном делании и в других направлениях. Мы тогда принимали все это на ура. Сейчас есть понимание того, что мы уже привыкли к этим подачкам. Покойный Святейший Патриарх Алексий говорил: нужно вовремя остановиться, потому что скоро мы хлеб свой не будем выпекать, будем только из Америки получать или Европы.

И вот, в середине второго десятилетия XXI века обострилась межгосударственная ситуация, мы не понравились совсем Европе и их заокеанским хозяевам, тогда только осознали, что у нас многого нет и не сразу можем это сделать. Сейчас, наверное, единицы среди женщин могут заквасить тесто и испечь хлеб, по старинке уже почти никто не может. Раньше, в 60-х годах прошлого века, я застал ещё застолья в домах соседей при проводах в армию, свадьбах, жизненных событиях и погребениях, все соседи участвовали в этих событиях и помогали готовить кушанья. Из ближайших домов и квартир приносились столы, посуда, скатерти, стулья, лавки. Сегодня же мы обленились даже магазины и торговые центры посещать, потому что доставка пищи прибудет к нужному времени к твоим дверям. Значит, что-то меняется.

Запретить это нововведение не можем, так как оно полностью поглотило молодое поколение и офисных работников. У нас еще старый подход. Нам самим еще хочется увидеть, посмотреть, потрогать, насколько продукт подходит по нашему личному цензу для нашего питания или приготовления кушания, а тем, которые заказывают, они же эти критерии оценки не используют, им со складов и кухонь кладут то, что приготовлено, положили и привезли. Извините, что я так расплывчато говорю, Андрей Николаевич, но вот как-то сосредоточиться и сказать прямо: вот так, так, — это невозможно. Понимаете, изменение человека Советского Союза происходило довольно продолжительное время. Когда в 1991 году изменился политический строй, мы уже двигались по тому пути, который приняли извне. Помните, один из деятелей американских, занимавших в своё время высокий пост в административных органах, говорил, что пока не разрушим Православную Церковь, с Россией невозможно будет справиться.

— Это Бжезинский сказал.

— Да, это он. Я всех их не помню, тем более что они говорили. Не интересуюсь политикой. Но в определенные жизненные моменты Отчизны высказывания таких людей являются ключевыми, заставляют задуматься. Они анализируют наши открытия, события, внутреннюю обстановку и делают определенные акценты на тех моментах, которые приносят разномыслие и неединение народа. Сами наблюдаете, когда кто-то выскажется против Первого лица государства или Парламента, их сразу все западные голоса начинают поддерживать, да и у нас откуда-то сразу стадо оппозиционеров появляется в поддержку этого крикуна. Это обычное явление, хотя человек, может быть, ошибается. Обидеть любого человека можно, и большого, и маленького. Только в одном есть сила прощения, а в другом чувство ненависти и ожесточенности. Вот этот момент очень прискорбный, потому что у старшего поколения большой жизненный опыт и умение снисхождения к человеку больше проявляется, чем у молодого поколения. Мы это видим даже на примере Евангельского молодого человека, который у отца попросил часть богатства своего и ушел на страну далече, где все это прокутил, а в конце концов с поросятами вместе питаться стал. И только тогда вспомнил о любви и внимании отца. Однако его брат, увидев его вернувшимся, и праздничное настроение отца с гостями, с укором обращается к родителю, на каком основании он устроил такой праздник в честь своего непутевого сына, перечисляя ряд претензий, которые его печалят. И отец, как обладающий большим кругозором, мудростью и рассудительностью, говорит вопрошающему сыну: сын мой, ты всегда со мною, и всё мое твое, а о том надобно было бы радоваться и веселиться, что брат твой сей был мертв и ожил, пропадал и нашелся. Многое зависит от всех нас.

Становится все меньше участников и вдов Великой Отечественной войны, но мы воочию видели людей, которые прошли огненные дуги, сражения, голод, труд в тылу и на трудовом фронте. Через их воспоминания многое узнали, как и из рассказов других писателей. Слушая повествование живого участника, гораздо больше запоминаешь. Поэтому я всегда высоко ценил, когда в начальной школе нам разрешали или же даже просили в какой-то мере быть помощниками участников ВОВ, которые по какой-то причине остались одинокими, жили в своих домах, тогда ведь ни газа, ни воды не было. Нужно было и дров напилить, и нарубить, воды натаскать. Все это делали ребята 3–4?классов. Сейчас не знаю, что подростки делают. А мы спокойно за водой ходили и дрова рубили и пилили, и нам никакого запрета никто не давал. Считалось, наоборот, почетно. Мы еще в очередь друг за другом вставали, чтобы быть участником таких добрых дел.

По субботам всегда была генеральная уборка класса. Девчонки в этот день приносили ведра с тряпками, ребята окна мыли, парты. Полностью уборка была всего помещения класса с мебелью. И, конечно, такого безобразия, которое сегодня в определенных комнатах школы приходится наблюдать — все исписано, изрисовано, тогда не было. Прилично всегда себя вели по отношению к учителям. Поражались тому, что учитель боролся за ученика. Вспоминаю: у нас завуч была в школе Ольга Гавриловна Аксенова, русский язык преподавала. Она, понимая, что нескольким ученикам сложно запомнить грамматику и правописание слов, заставила их на час раньше приходить в школу, к 7 утра, и дополнительно с ними занималась по этому предмету. Все они за четверть из минусов стали четвёрочниками — это не подвиг ли бескорыстный человека. И ей за это никто не доплачивал, и родители тех детей её не нанимали. Думаю, сейчас такой подвиг педагогический нереален.

После 70-х годов в прошлом веке, стало наблюдаться расслоение в обществе: у кого-то появилось больше возможностей, у кого-то меньше, кто-то смог устроить детей учиться в престижные институты и университеты Москвы. Со временем, в силу своего образования, они заняли значимые места в учреждениях, производствах и потихоньку стали родителей перевозить к себе в городские условия. Даже из нашего поселка часть жителей приобрела кооперативные квартиры в авиационном городке и переехали туда жить, а поселковые дома стали летними дачами. Вот такие события.

— Да, Владыка, хотелось бы перейти к духовной составляющей нашего общества. Я вспоминаю свою первую встречу с архимандритом Кириллом (Павловым), которая произошла в Троице-Сергиевой лавре, когда он отвел меня к себе в келью и, выслушав мои несвязные речи, сказал: «Андрей, нужно сейчас защищать Россию и Русскую Православную Церковь».
Этому его завету, наверное, не каждый следует и даже не каждый понимает, потому что часто наблюдаешь, даже в храмах люди стоят: кто-то ставит свечку и в это же время о чем-то разговаривает с соседом. Может, я, конечно, ошибаюсь, но не все люди сейчас понимают серьезность той ситуации, в которой мы оказались, о которой Вы говорите, о которой начинает уже большинство людей говорить, что только единение народа и объединение вокруг веры в Бога может спасти нас. Об этом же и афонские старцы говорят. Как бы Вы могли ответить на такой мой полемический вопрос?


— Ну, Андрей Николаевич, я не политик.

— А мы не о политике. Мы о духовной составляющей.

— Про русского человека народ сам сказал: он Богу молится, когда гром гремит. По-видимому, гром загремел, если человек начал крестное знамение совершать. Когда все хорошо, он живет для себя, на время отодвигая память о Боге и тех традициях, которые есть. Большинство из наших сограждан считают, что если зашли в церковь и зажгли свечу, то совершили подвиг или воздали положенное уважение Творцу. Но культура-то воспитания у всех разная. Мы воспитывались, по милости Божией, в основном бабушками, которые при императоре Николае родились, и, может быть, мало чего знали из области религиозной, кроме нескольких молитв наизусть, но старались передать нам ту часть традиций, которую они почерпнули в церковно-приходской школе и в своих семьях. Строго с нами обращались, но этот воспитательный процесс нас людьми сделал. И мы с благодарностью смотрим на их поколение, которое нас в нашем детстве, юности, сторожило и призывало к совести, когда мы уже ничего не хотели слушать, а они, израсходовав весь запас прочности, обращались к Господу за помощью, как бы передавая в руки Божии. Вот тут страшно было.

Большинство людей в нашем обществе, даже не являясь религиозными, считают возможным в своих суждениях и разговорах упоминать Бога. Да, они упоминают всуе Имя Господне, но без этого они уже не могут обходиться, т.к. это является частью их разговорного языка.

Возьмите такой момент. Нас здесь, в Центральной России, бoльшая часть людей славянской нации, русскоязычного происхождения. Посещая родные пенаты и место погребения своих родителей, обратил внимание на участок сограждан, исповедующих ислам. Он специально отгорожен от общего кладбища. Знаете, что меня поразило? То, что на захоронениях этого участка стали ставить гранитные памятники, с изображением покойных и надписью на двух языках, что нетрадиционно для последователей ислама. Раньше ставился более упрощенный вариант надгробия с арабской надписью и изображением полумесяца. Я как-то встречался на одном из мероприятий со священнослужителем ислама и поинтересовался, почему такое стало происходить? Он ответил: «У нас это не принято, но мы ничего не можем сделать, т. к. Ваша культура со временем укореняется и в наших традициях, приходится принимать как есть».

Наши соотечественники, эмигрировавшие после революции 1917 г. в разные страны мира, везде постарались создать приходские общины и построить или оборудовать храмы. Это о чем-то говорит. Иметь православный храм заграницей — его нужно содержать, и все то, что ему сопутствует. Как бы бедно ни жили наши эмигранты того времени, но они высоко ценили Православную веру и всеми силами старались организовать и поддержать православные приходы и общества. И их много тогда открылось, но прошли десятилетия, и эмигрировавшие соотечественники перешли в иной мир. Родившиеся от них дети и внуки уже не так сильно владели традициями и тягой отцов к вере, да и жизненные обстоятельства понудили разъехаться по разным странам и континентам, и некогда полнокровные многолюдные русские православные общины стали исчезать, а храмы — закрываться. Конец 80-х — начало 90-х гг. прошлого века также способствовал большой эмиграции наших соотечественников заграницу, и вновь православный человек Древнерусской земли стал строить там новые храмы и открыть закрытые, и сейчас, наверное, ни в одной Поместной Православной Церкви нет такого количества приходов и религиозных организаций заграницей, как у Русской Православной Церкви.

— Владыка, когда я приезжаю на Святую Гору Афон, как бы окунаюсь совсем в другую атмосферу. Как будто это вне времени, вне пространства, идешь по дорожке к мельнице Силуана Афонского, на ветке сидит соловей и поет. Многие другие моменты умиляют просто. И вот как будто ты в рай попадаешь. Помню, встретил в нашем русском монастыре настоятеля скита в Оптиной пустыни иеромонаха Тихона. И с ним поделился, что у меня какое-то стремление как можно чаще бывать в этих местах. Он говорит: «Я тебя поздравляю. Это называется афонской болезнью». Мне хотелось бы, чтобы Вы поделились своими воспоминаниями о посещении Святой Горы. Я думаю, это будет всем интересно.

— На святой Горе Афон мне довелось побывать три раза. В 80-м, в 88-м и 92-м гг. прошлого века.

Первое моё посещение святого Афона было в 80-м году в конце октября. Тогда еще учился в Московской Духовной академии, это было паломничество православного эстонского духовенства во главе с митрополитом Таллинским и Эстонским Алексием, организованное Отделом внешних церковных связей. В группе было примерно человек двенадцать. Для духовенства, не владеющего русским языком, тем более церковно-славянским, было сложно участвовать и воспринимать Богослужения в греческих храмах и монастырях. Уставали они сильно, но не отлынивали.

Второй раз я посетил Святую Гору, в связи с поездкой митрополита Ленинградского и Новгородского Алексия на ассамблею Критской академии в 88-м году. Тогда самолеты из Советского Союза не каждый день летали в разные страны, и поэтому после окончания заседания в академии образовалось свободное время, Владыке митрополиту предложили посетить Афон, что и было осуществлено. Пребывание было кратким, в течение двух ночей. Мы поклонились святыням святых обителей и приложились к мощам святого великомученика и целителя Пантелеимона.

В 1992 году я, уже как епископ Истринский, сопровождал Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия в официальном его визите в Элладскую Православную Церковь. В программе визита было предусмотрено посещение и Святой Горы Афон.

— Совсем недавно была одна из годовщин Патриарха Алексия, и впереди у нас 23 февраля. А Вы практически все его служение были рядом с ним. Может быть, вспомните какие-то примечательные моменты. Вы однажды рассказывали о том, как Святейший Патриарх поздравлял людей с праздниками. Как раз сегодня Вы упомянули о том, что люди перестали друг с другом общаться, а он посылал открытки, поздравления и сам лично их подписывал. Это ведь очень трогательный момент.

— Согласен, досточтимый Андрей Николаевич. Вы знаете, что архиереи — люди обычно в поле зрения многих, в почете находятся, и, конечно, приходит достаточно много корреспонденции. И каждому лично ответить сложно, особенно если это связано с праздниками Светлого Христова Воскресения и Рождества Христова. Вырабатывается один текст для всех поздравляющих, меняется только само обращение к личности. Святейший Патриарх Алексий, в свою бытность епископом, архиепископом и митрополитом, также подписывал такие поздравительные обращения, но в отдельных случаях считал нужным в постскриптуме к определенным лицам написать что-то своей рукой, что высоко всегда ценилось адресатом.

Сейчас, в век электроники, поздравления приходят часто даже неподписанными. Наши некоторые молодые архиереи и священнослужители нового поколения или не знают протокола, или ещё по какой-то причине, не считают нужным визировать свои поздравления и пожелания. Я иной раз, когда отвечаю, пишу: …Вы по какой-то причине не завизировали приветствие Вашего сердца, и если Ваши персты устали, то я не обижусь, если поздравления больше не будут поступать в мой адрес. Есть определенный порядок, его нужно соблюдать.

Когда произошел раздел Советского Союза, образовались независимые государства, то для многих в Эстонии это было большим стрессом, т.к. на них смотрели по национальному признаку. Их не ущемляли, но морально атмосфера была довольно сложной. Для меня было назидательно то, что Святейший Патриарх помнил о таких людях, которые ему близки были по Церкви и работе в Эстонии, переживал за них и молился, направляя им поздравления, всегда старался и материально поддержать.

Меня поразило также и то, что Святейший Патриарх не забывал об эстонцах, занимавших в советский период определенные государственные посты и ушедших в отставку при новой Эстонии, поздравляя их, также старался написать несколько строк и поддержать. Однажды Святейший Отец мне зачитал несколько строк из письма, полученного от такого человека, который обращался к нему по-граждански: «Алексей Михайлович, какая Вам благодарность! Из всех советского периода только Вы нас помните. Наши нас презирают за то, что мы трудились в органах власти. Из друзей с нами перестали все общаться. И мы живем на нищенскую пенсию, которая выплачивается гражданам, и поэтому Ваша поддержка — большое подспорье в моём существовании».

Не забывал Святейший Патриарх и об отдельных прихожанах кафедрального собора Святого благоверного князя Александра Невского в Таллине, посылая им и лекарства, и открытки с небольшой помощью.

— Прошло уже много лет с тех, как у нас в центре Москвы вновь стоит Храм Христа Спасителя. И мне это детище Святейшего Патриарха Алексия — я так считаю — тоже дорого. Как я Вам уже рассказывал, была небольшая община, мы молились, читали акафист Державной Божией Матери возле действующего бассейна. И как Святейший Патриарх принял решение восстановить на этом месте Храм Христа Спасителя, Вы, наверное, лучше всех знаете. Как такое решение возникло у Патриарха и почему это быстро произошло? На глазах у всех стремительно возродился Храм.

— Идея Храма Христа Спасителя всегда в народе нашем существовала как ностальгия. И если Вы помните, то к Тысячелетию Крещения Руси был объявлен конкурс на храм тысячелетия и сбор пожертвований. Архитекторы, которые посчитали возможным представить вниманию Святейшего Патриарха Пимена и Священного Синода свои проекты будущего храма, не называя его Храмом Христа Спасителя, в большинстве своём повторили формы этого исторического здания.

В районе Орехо-Борисово г. Москвы, ближе к Царицынским паркам, было отведено место, и Святейший Патриарх Пимен освятил закладной камень. По мере приближения к обсуждению предложенных проектов и осуществлению будущего строительства в стране изменился политический строй, что на некоторое время приостановило обсуждение этого вопроса и его реализацию. С появлением предпринимателей, некоторые из них пытались убедить Святейшего Патриарха Алексия в возможности осуществления будущего строительства ими. По началу их заверения казались реальностью и возможностью осуществить давнюю мечту нашего Московского Православного народа. В связи с этим Святейший Патриарх встретился с Юрием Михайловичем Лужковым по этому вопросу строительства и попросил подумать о новом месте размещения этого храма-памятника, т.к. окраина Москвы на то время не соответствовала кафедральному собору Российской Державы. Вот с этого все и началось.

Не знаю всех тонкостей, я в переговорах не участвовал. Но факт налицо: подошли к идее о закрытии бассейна и воссоздания на его месте Храма Христа Спасителя. Юрий Михайлович тогда заверил Святейшего Патриарха о том, что «своими силами выстроим этот храм». И так действительно получилось. И в праздник Рождества Христова 1995 года крестный ход во главе с Патриархом из Успенского Патриаршего собора Московского Кремля пришел на залитое основание будущего кафедрального соборного Храма Христа Спасителя. Было совершено положенное богослужение и в основание храма положена грамота со святыми мощами. Далее периодически в большие праздники при участии Патриарха проходили богослужения на цокольной площадке будущего храма с участием многих священнослужителей города и верующих. Каждый этап строительства чем-то отличался, этот момент очень важный.

— Я помню, когда Святейший Патриарх с Юрием Михайловичем опустили эту капсулу, свинцовые тучи разошлись, солнышко вышло, и солнечный луч упал прямо на крест.

— Вот видите, Вы больше видели, чем я, т.к. со стороны смотрели, а я задействован был в богослужении, поэтому мне было не до происходящего вокруг, только бы успеть вовремя выполнить всё задуманное Святейшим Отцом.

— И еще, я сейчас вспоминаю, что в моей жизни и жизни моей семьи большую роль сыграл преподобный Серафим Саровский. Может быть, расскажете, хотя бы кратко, о нашем великом святом, ведь Вы были свидетелем обнаружения его мощей в музее Петербурга.

— Был такой замечательный человек в Ленинграде, Станислав Алексеевич Кучинский, директор Музея религии и атеизма. В музее хранилось достаточно много мощей святых угодников Божиих. И вот как-то у митрополита Ленинградского Алексия, будущего Святейшего Патриарха, состоялась встреча с этим директором. В ходе беседы и выяснения каких-то вопросов пришли к мнению, что костные части святых угодников не могут быть экспонатами в музейных выставках. Через какое-то время, при участии Министерства культуры России, тогда его возглавлял Юрий Серафимович Мелентьев, поднялся вопрос о возможности возвращении мощей святого благоверного князя Александра Невского на их историческое место в Александро-Невскую Лавру г. Ленинграда. Начавшаяся переписка и обсуждение этого вопроса в разных инстанциях заняло какое-то время.

Когда были согласованы все вопросы и получены разрешения, то в соборе Казанской иконы Божией Матери г. Ленинграда, у могилы Михаила Илларионовича Кутузова, при почетном карауле, состоялась торжественная церемония передачи ковчега с мощами святого князя.

Торжественно доставили ковчег в Троицкий собор Александро-Невской лавры. И вот, когда вошли в собор, при звоне колоколов и непрекращающемся пении народом величания святому князю, было необъяснимое торжество и волнительность, и тогда Владыка митрополит возгласил возглас: «Благословен Бог наш…». Все сразу подхватили: «Аминь». И начался спонтанный благодатный молебен, для этого не было подготовлено ни чинопоследования, ни евангельского чтения, все пелось и читалось наизусть. Чудо Божие! Потом это не смогли повторить.

Затем происходят события в жизни нашей Святой Церкви. Отходит в вечность Святейший Патриарх Пимен († 03.05.1990). Поместный собор Русской Православной Церкви избирает митрополита Ленинградского и Новгородского Алексия 15-м Святейшим Патриархом Московским и всея Руси. Из Музея религии и атеизма передаются мощи преподобных Соловецких угодников: Зосимы, Савватия и Германа.

О преподобном Серафиме Саровском скажу так. Примерно в ноябре 1990 года С. А. Кучинский позвонил мне и говорит: «Владыка, не знаю, как правильно поступить, но считаю своим долгом довести до Вас следующую информацию, о которой прошу известить Святейшего Патриарха Алексия. В эти дни мы разворачивали один из гобеленов, который хранился на чердаке собора, и в нем обнаружили останки, по-видимому, святого угодника. Никаких описей нет, а есть только варежка, на которой написано: «Преподобный отче Серафиме, моли Бога о нас!» Святейший Патриарх был поставлен в известность, и он попросил, чтобы Станислав Алексеевич никому ничего не говорил до времени по этому вопросу, т.к. нужно тщательно все проверить.

В 1987 году на Тамбовскую кафедру был поставлен епископом архимандрит Евгений (Ждан; † 11.10.2002), секретарь епархиального управления Ленинградской епархии, и мне было известно, что он предпринимал усилия по поиску документации, связанной со вскрытием мощей святителя Питирима, епископа Тамбовского, и случайно в архивах обнаружил документ о вскрытии мощей преподобного Серафима Саровского, чудотворца, в котором достаточно подробно было всё описано по вскрытию мощей преподобного угодника, и поэтому, после доклада Святейшему Патриарху Алексию, мой звонок был адресован Преосвященному Владыке Евгению. Была образована комиссия во главе с Преосвященным епископом Тамбовским и Мичуринским Евгением, в которую вошел я, протоиерей Игорь Мазур († 30.04.2016), протоиерей Иоанн Варламов, С. А. Кучинский и Ю. Н. Минаев, ктитор Троицкого собора Александро-Невской Лавры (в дальнейшем протоиерей Георгий Минаев; † 06.02.2021). 26 декабря комиссия Святейшего Патриарха прибыла в Музей религии и атеизма г. Ленинграда. В одну из комнат верхних этажей собора был принесен тот самый гобелен, в котором находились костные останки, и когда всё было подготовлено к осмотру, то своевременно ранее скопированный документ оказал неоценимую услугу при обследовании найденной Святыни. Останки полностью соответствовали имеющейся копии описания вскрытия мощей преподобного Серафима. Об этом сразу же был извещен Святейший Патриарх. Составлен акт.

Святейший Патриарх Алексий дал указание руководству церковного завода в срочном порядке изготовить к празднику Рождества Христова раку для святых мощей Преподобного. На святках Святейший Отец прибыл в Санкт-Петербург, и в Казанском соборе вновь состоялась церемония передачи святых мощей Церкви… но уже Преподобного Серафима Саровского, которые были доставлены в Троицкий собор Александро-Невской лавры и там находились до праздника блаженной Ксении Петербургской. 6 февраля 1991 года Святейший Патриарх Алексий совершил Божественную Литургию в храме Смоленской иконы Божией Матери на Смоленском кладбище г. Санкт-Петербурга, а вечером возглавилчин молебного пения Преподобному Серафиму Саровскому, чудотворцу, в Троицком соборе Александро-Невской лавры и крестный ход с мощами Преподобного к Московскому вокзалу.

Руководством железной дороги, для перевоза мощей Преподобного Отца, выделен был специальный вагон. За полтора часа до отправки поезда многолюдное церковное шествие, возглавленное Святейшим Патриархом со множеством архиереев и священнослужителей, из Троицкого собора Лавры направилось к Московскому вокзалу. Молитвенное пение, зажжённые свечи, кадильный дым, плавно опускающиеся снежинки создавали неповторимое чувство молитвенного настроения, духовной радости. По каким-то причинам по Старо-Невскому проспекту города крестный ход не пошел, а по параллельной улице, которая сделалась большим открытым храмом для всех желающих и почитающих Преподобного. По милости Божией движение прошло благополучно, без происшествий. Пришли на перрон вокзала, подготовленный вагон оказался первым, внесли в него раку с Преподобным, где расположились четыре иеромонаха и Святейший Патриарх. Перрон и ближайшие платформы к поезду были полностью заполнены верующими, и после объявления: «Поезд «Красная стрела» отправляется», все находящиеся на перроне и платформах опустились на колени, провожая со слезами Преподобного Серафима. Это было так волнительно и потрясающе, что по сию минуту не нахожу слов, как подробно об этом рассказать.

Утром поезд своевременно прибыл на Ленинградский вокзал Москвы. Перрон и платформа, на которую прибыл поезд, были полностью заняты людьми, пришедшими встретить Преподобного Серафима, и руководство вокзала просило Святейшего Патриарха не начинать крестный ход, пока все пассажиры поезда не сойдут и не покинут перрон вокзала. Произошедшая неувязка не была виной церковного руководства, т. к. об этом событии в храмах г. Москвы не объявлялось, да и мобильной связи тогда не было, но русское «бабуси» сработало так, что службам правопорядка и безопасности довольно тяжко пришлось.

Благоговейно, с молитвой, подняли раку со святыми мощами Преподобного Отца и изнесли из вагона. Крестный ход с платформы проследовал через площадь Трех вокзалов и через Новорязанскую улицу проследовали к Богоявленскому кафедральному собору г. Москвы. Преподобный Отец оставался в этом святом месте до 23 июля 1991 года. Ежедневно духовенство г. Москвы попеременно совершали чин молебного пения у раки Преподобного, при постоянном стечении множества верующих, которые неизменно все эти месяцы шли поклониться Святому.

23 июля Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II возглавил совершение Божественной Литургии в кафедральном соборе в сослужении делегации Константинопольской Церкви, множества архиереев и духовенства и бесчисленного количества верующих, которые стояли не только в соборе, но и за его пределами, занимая проезжую часть улиц вокруг собора. По окончании Богослужения и чина молебного пения мощи Преподобного по боль-шому кругу были обнесены вокруг кафедрального собора, и крестный ход с Патриархом и архиереями, священнослужителями и верующими последовал к храму святого великомученика Никиты на Старой Басманной улице, откуда и начался великий автомобильный крестный ход, который захватил часть Московской, Владимирской и Нижегородской областей. Жители всех селений и городов, мимо которых проезжали автокрестоходцы, выходили с цветами к дороге и укладывали обочины её, и вставали на колени при приближении кортежа, осеняя себя крестным знамением. Удивительно было видеть жителей отдаленных сел, которые с хоругвями и иконами малыми крестными ходами также приходили к главной дороге и ждали Преподобного. Ни дождь, ни солнце им не мешали. Хотел бы обратить особое внимание на жителей г. Лакинска, которые во множестве вышли к дороге, но попали в сильнейший ливень. Святейший Патриарх Алексий, видя их благоговейное возвышенное духовное состояние, хотел их благословить, и, открыв окно автомобиля, в котором находился, тут же попал под поток ливня и насквозь промок. Водитель автобуса, в котором находились святые мощи, из-за множества людей и ливня вынужден был остановиться, и тогда множество людей окружили этот автотранспорт, стали возлагать на крышу его цветы и прикладываться к самой машине, после чего с благоговением отходили на обочину, и, несмотря на грязь и лужи, вставали на колени. Это удивительный порыв благоговейного чувства и умилительной радости. Спаси их, Господи, и помилуй за такую любовь!

В самом Владимире приснопамятный епископ Владимирский и Суздальский Евлогий († 22.07.2020) со множеством духовенства, градоначальниками и верующими людьми вышли к Золотым воротам города и со смирением встречали Преподобного Отца. Все возвышенности у ворот и Успенского кафедрального собора были заполнены горожанами. По внесении раки с мощами Преподобного в собор началось Всенощное Бдение, а наутро — Божественная литургия, которую возглавил Святейший Патриарх. Поток верующих не прекращался все сутки. И автокрестоходцы последовали далее в сторону Гороховца.

По прибытии в Нижний Новгород, встреча Преподобного состоялась у Ярмарочного собора. Молящихся было множество. Службы правопорядка и церковных помощников еле справлялись со своими обязанностями. В течение нескольких дней Преподобный находился в этом соборе, и круглосуточно к нему приходили для поклонения верующие, даже во время Богослужений приходилось износить раку с Преподобным на паперть собора, поток желающих поклониться святыне вышел очень далеко за церковную ограду.

— Мой друг, покойный Слава Пуганов, художник, был в это время там. Он говорил, что стоял в толпе, и прямо волнами шел аромат от мощей.

— Надо же, как Господь по его вере — простого человека, дал такое осязать. Каким же нужно было быть ему чистым человеком, чтобы так переживать это событие и почувствовать то, что, возможно, было недоступно другим. Вот видите, с ним произошло то, что и он до конца не понял, но стал по-другому относиться ко всему церковному.

— Я, сожалению, что тогда еще далек был от этого и не был нигде. А в празднике столетия прославления преподобного Серафима, когда был большой крестный ход в Дивееве, мы уже всей семьей участвовали: я, жена, двое детей. Мы тоже видели, какие чудеса происходят: солнышко играло в небе. Ни одного человека не было, который бы не улыбался, не радовался. Все люди шли такие вдохновленные. Я хочу сказать, что внутри каждого человека вера жива, нужно только суметь ее возродить. Помочь ему, чтобы она, как костер разгорелась. И тогда, может быть, у нас что-то наладится.

— Дорогой Андрей Николаевич, зерно православия кинуто не в землю русскую, а в душу человека, живущего на этой Древнерусской земле, а в ней Оно так укоренилось и так проросло, что порой многие из нас говорят, что это часть генофонда русской нации. И поэтому в наших народах иногда происходит то, что и мы объяснить не можем, помимо нашего желания и намерения благодать Божия так действует в обществе, что и по сей день недруги нашей Родины недоумевают, каким образом нам удается всегда одержать победу и принять правильные решения.

Возьмите советский период. В большинстве наши сограждане, жившие в то время и желающие занять привилегированные места, становились коммунистами, т. к. партийная принадлежность открывала многие государственные двери. Разные семьи были, и дети по-разному росли, но все родители стремились им дать лучшее образование, воспитать и продвинуть на привилегированные места. Это естественно. Но мы прекрасно видели, а иногда и читали о том, что не во всех семьях дети были законопослушные и принципиальные, но во всех этих семьях никогда не упоминалось о Боге, о вере или о каких-то церковных традициях. Но иногда в этих семьях происходило что-то необъяснимое, дети не хотели идти по стопам своих родителей, и родители не могли объяснить причину их нежелания.

К примеру, хочу вспомнить такое наблюдение. В год кончины приснопамятного Преосвященного митрополита Ленинградского и Новгородского Никодима (Ротова; † 05.09.1978) в Московской духовной академии проходил торжественный акт или вечер, посвященный его памяти. Был его родитель, архиереи, священнослужители, студенчество. Мероприятие прошло очень хорошо, была дана высокая оценка деятельности Владыки митрополита. По окончании всего была провозглашена «Вечная память», которую пели все, осенняя себя крестным знамением. Я обратил внимание на его отца, он стоял по стойке смирно, опустив руки по швам, молитвенного участия его я не наблюдал. Я Вам привел пример, которому сам был свидетель, думаю, что аналогичных случаев из прошлого можно найти много. И поэтому мы с вами по сей день удивляемся, как люди, преуспевающие в бизнесе, военном служении, медицине, театральной деятельности или в государственной службе, вдруг оставляли всё и дальнейшее свое служение видели на церковном поприще, и даже некоторые святыми стали, так было всегда и будет в последующие годы.

За эти тридцать лет церковные издательства нашей Святой Церкви выпустили достаточно много религиозной литературы. Среди них есть серия книг «От смерти к жизни» разных авторов, которые повествуют о своем воинском служении и приходе в Церковь, некоторые из них даже стали священнослужителями. Из этой серии меня потрясли два повествования. Одно о службе наших соотечественников в Афганистане в период военных действий, если не ошибаюсь, автор Виктор Николаев, который рассказывает о том, как моджахеды захватили бронетранспортер с офицером и двумя нашими солдатами. Не буду описывать все подробности, но пленные соотечественники оказались в каком-то подвале одного из аулов. Через какое-то время к ним спустились старший с переводчиком. Солдаты к этому времени уже скончались, а избитому и покалеченному офицеру стали предлагать принять ислам и вступить в их ряды. В противном случае, была показана яма с голодными крысами, куда его должны были бросить. Дали несколько минут на раздумье. И вот, как пишет автор, офицер, превозмогая боль и слабость, хватает переводчика с главарем и вместе с ними падает в крысиную яму. Через какое-то время прилетели наши вертолеты, и моджахеды были все ликвидированы. Когда подошли к этой яме, то были поражены, что офицер лежал в ней мертвый, но нетронутый животными, а рядом лежали скелеты его угнетателей. По-разному встретили матери и близкие весть о кончине своих детей и «груз 200». Солдатские матери от скорби не выжили, а вот родительница офицера, как пишет автор, до сорокового дня ходила в местную церковь и поселянам раздавала своё имущество, а на сороковой день по кончине сына всё село провожало её за околицу, и на вопрос: куда она пойдет? — ответила: в монастырь, чтобы молиться за сына. Только подумайте, описывается советское время, учительница принимает такое решение. Это потрясающе.

В другой книге из серии «От смерти к жизни» описываются чеченские события. Помимо изложенных историй, меня потрясло одно повествование о том, как точное исполнение благословения старца полностью сохранило небольшое воинское подразделение, при выполнении опасного приказа.

О чеченских событиях. Площадь «Минутка» города Грозного. Разведывательному подразделению дано указание пересечь её и приступить к исполнению приказа. Командира подразделения в это время не было, и старший по званию приступил к выполнению данного поручения. И вот они сняли свои каски и стали читать молитву «Отче наш», по окончании намеревались уже двинуться в путь, но их остановил один из офицеров другого подразделения, известив их, что намерен идти вместе с ними. Он отверг все возражения, уговоры и доводы. После выполнения задания воины этого подразделения вновь встретились с этим офицером и поинтересовались, что заставило его принять такое решение и идти вместе с ними. Офицер сказал ребятам: «Когда я увидел, что вы молитесь и одеваете каски, вас накрывает как бы белое облако, и я подумал, что Господь с вами, и захотел сам прочувствовать Божие покровительство, которое и подтвердилось».

Тот старший воин стал со временем священником и молитвенником за всех павших на поле сражения, но он и по настоящее время с благодарностью вспоминает архимандрита Кирилла (Павлова; † 20.02.2017), который смог разъяснить и утешить в то трудное время, когда начались военные действия против боевиков, захвативших Чеченскую республику. Я был поражен этим повествованием и для себя нашел много поучительных моментов. Если поеду в ближайшее время в Издательский отдел, Андрей Николаевич, обязательно куплю Вам серию этих книг и отмечу в них все те места, которые для меня стали важным откровением, исповедничеством и преданностью благословению старца.

Еще такая история. В одном из рассказов говорится о том, что боец случайно крестик нашел, этот крестик прикрепил к пилотке вместо звездочки, и когда начинался бой, он возлагал её на свою голову, хотя тогда не принимал ещё таинства святого крещения.

— Это мой друг. Отец Константин Волков.

— Вот видите, Андрей, он еще некрещеный, а с ним уже происходили эти удивительные события. Далее там говорится, что эту пилотку по преемственности передавали другим солдатам, когда уходили с Афгана.

— Сейчас он протоиерей уже.

— Слава тебе, Господи! В этих рассказах так живо люди описали события, в которых они были участниками. Я об отце Кирилле такого нигде не читал. Самое главное, это его рассуждения: он и ту сторону не обидел, и наших ребят поддержал, и сказал так мудро, что люди себя спокойно почувствовали.

— Я, может быть, Вам уже рассказывал о том, что маме-покойнице однажды задал вопрос: как же так получилось, что у нас о Боге никогда разговора в семье не было, бабушка, когда с Украины приезжала, отец над ней даже посмеивался, что она в храм ходит, а я стал верующим? Она говорит: «Сынок, ты, к сожалению, не знаешь историю нашей семьи. Твой прадед на Украине был священником, отцом Михаилом». Значит, получается, Владыка, что меня вымолил прадед. Так?

— Я не знаю. Но наяву свидетельство о том, что что-то передалось…

— Наверное, да. Я с теплом вспоминаю этот разговор с мамой.
И в заключение последняя просьба, чтобы Вас не утомлять уже больше вопросами. Вспоминаю, я как-то батюшку Кирилла навещал, когда он был в санатории в Барвихе, и мы с ним вышли посидеть на скамеечке. О многом шел разговор. А потом он вдруг говорит: «Ты представляешь, Андрей, если бы весь наш народ сообща глубоко воздохнул о Боге, Господь в благодарность все бы изменил вокруг». Но этого, к сожалению, не происходит.


— Андрей Николаевич, мы всегда оптимистически смотрим в будущее, и сколько бы десятилетий ни проходило, как бы мы ни изменялись внешне, покрываясь сединами, морщинами, сколько бы лет каждому из нас ни было, мы остаёмся теми же сеятелями слова Божия, творцами добродетелей, соучастниками в горестных и печальных обстоятельствах, теми людьми, которые не в себе заключают христианство и спасают лично себя, а проповедуют и распространяют это всем, кому интересен Христос и Его Святая Церковь.

Мы не относим себя к праведникам, но стараемся этому научиться, постоянно анализируя свои мысли, поступки и деяния. К одним из них критически относимся, за другие готовы даже бичевать себя, в таинстве исповеди стараемся избавиться от всего того негатива, который нас делает несовершенными, о чем говорил Господь. Не всегда удается победить своё гордое «я», но учимся в течение всей жизни. Услышим ли ободряющий глас Христа Спасителя, который позволит пересечь безболезненно границу от временного земного к вечному Небесному? Не знаю.

— Спаси Вас Господи, дорогой Владыка!

— За что меня спасать-то? Архиереев много. А вот таких людей, которые народ могут будоражить и мысли вкладывать, их единицы.

— Будем дальше будоражить с Вашего благословения.

— Может, что и получится совместными усилиями.

Беседовал Андрей ПЕЧЕРСКИЙ
Фоторепортаж Геннадия Никитина

от 13.04.2024 Раздел: Февраль 2024 Просмотров: 3402
Всего комментариев: 0
avatar